Взгляд

Военные технологии: охота на снайперов на Донбассе

06 марта 2018

На большой пресс-конференции президент Украины Петр Порошенко заявил о поставках из США, причем в самое ближайшее время, широкой номенклатуры оружия, в том числе и антиснайперских комплексов

И хотя в глазах обывателя главное, что могут поставить США Украине, – это знаменитые противотанковые системы «Джавелин», в Администрации президента еще в декабре 2017 г. в первую очередь ждали именно комплексы по борьбе со снайперами: «Джавелин» – это скорее история 2014 г. Сейчас нам в первую очередь нужны антиснайперские комплексы», пишет Михаил Жирохов на страницах «Деловой Столицы».

Получение антиснайперских комплексов является приоритетом по той простой причине, что, судя по статистике, с ноября 2016 г. по январь 2018 г. основной причиной потерь личного состава группировки на Донбассе является снайперский огонь противника. Причем ранее превалировали потери от минометного огня. Если говорить об абсолютных цифрах, то снайперы противника убили 82 наших бойца. Кроме того, по крайней мере один боец погиб по этой причине в феврале.

Что передадут американцы для нужд ВСУ, пока непонятно. Американская армия (впрочем как и некоторые европейские) активно использует антиснайперские комплексы Pilar и «Бумеранг».

Антиснайперский комплекс «Pilar».

Французский комплекс Pilar разработан специально под нужды американского спецназа (на вооружении с 1990-х) и находится на вооружении также в австралийской армии. Активно использовался в ходе миротворческих операций в Боснии, а также войне в Ираке и Афганистане.

Этот комплекс высчитывает место расположения вражеского снайпера, используя метод контрснайперской триангуляции, который построен на обработке специальными микрофонами временных характеристик дульных и звуковых волн выпущенных пуль. Фактически это пассивная система обладает существенными недостатками – она малоэффективна при боевых действиях в городе, когда эхо одиночного снайперского выстрела просто теряется в условиях активного применения стрелкового оружия между многочисленными зданиями. Наибольшая эффективность – на открытой местности и при минимуме шумовых помех.

Антиснайперский комплекс «Pilar» в полевых условиях.

Самая современная модификация Pilar Mk-II позволяет засекать выстрелы вражеского снайпера на максимальной дальности до 1500 м при угловой погрешности в ±2°. Причем оператор комплекса при соответствующей подготовке уверенно определяет оружие в пределах от 5,56 до 20 мм. Интересно, что комплекс выпускается как в переносном, так и мобильном варианте. В последнем случае – это, прежде всего «Хаммеры» и БТР «Страйкер».

Попутно отметим, что эти системы оказались слишком дороги даже для американской армии (цена одного стартует от $65 тыс).

Гораздо распространенней более дешевый аналог – «Бумеранг». При этом вполне естественно, что его возможности несколько пониже – так, способность обнаружить и локализовать вражеский огонь из стрелкового оружия на дальностях всего до 150 м. Да и угловая погрешность составляет ±15°.

Антиснайперский комплекс «Бумеранг».

Зато специалистам фирмы DARPA и BBN Technologies удалось, благодаря использованию специального алгоритма, «научить» комплекс надежно работать в городских условиях (по крайней мере в низковысотной застройке точно).

Как и с Pilar основным мобильным носителем является армейский «Хамви» (в задней части устанавливается мачта с семью небольшими микрофонами), причем комплекс стабильно работает вплоть до скоростей в 96 км/ч.

Недостатков у этого комплекса достаточно много, однако главный – он практически бесполезен против дозвуковых боеприпасов, то есть при использовании глушителя засечь выстрел снайпера будет весьма проблематично.

Снайпер с пулеметом. Зачем в украинской армии марксмены

Кстати, есть разработки антиснайперских систем и у нас. Так, в рамках Международной специализированной выставки «Оружие и безопасность-2017» в Киеве одна из частных фирм представила комплекс разведки и обнаружения оптических приборов «Сыч». Причем он построен на совершенно других принципах, чем американские и европейские аналоги и в этом плане близок к российским.

Многофункциональная оптика давно и успешно применяется в армейском деле. Ее разработка и индустрия превратилась в хороший и стабильный бизнес. На смену одним приборам приходят другие, более мощные и универсальные, но у каждого из этих приборов – биноклей, дальномеров, систем ночного видения и других хитроумных приспособлений есть оптический канал, который начинается и заканчивается линзой с характерными параметрами. Именно линза преломляет свет, что позволяет использовать ее для решений в широком диапазоне задач.

Снайперская война в ОРДЛО: вооружение ВСУ от «трехлинейки» до «Barrett»

Суть идеи проста – пространство «подсвечивается» лазером, чье отражение улавливает совмещенный с ним оптический канал. Ведь именно основным уязвимым местом снайпера был и остается оптический прицел. Можно долго рассказывать о том, что опытный снайпер может стрелять и без него. Однако это далеко не каждый и не всегда, не везде, да и таких надо еще поискать…

В общем именно линза, которая преломляет свет и стала предметом, на обнаружении которого сосредоточилась инженерная мысль.

К сожалению, на выставке никаких конкретных характеристик комплекса, которые бы позволили оценить его эффективность, представлено широкой публике не было, что по крайней мере странно. Не было особой заинтересованности в «Сыче» и у многочисленных военных, которые были на выставке.

Легендарная «Баррета» для ВСУ. Теперь официально

Таким образом, можно констатировать, что, говоря об антиснайперских комплексах, Порошенко имел ввиду именно «Бумеранг». Так это или не так мы сможем узнать в ближайшее время, но главное, чтобы это почувствовали «на своей шкуре» российские снайперы на Донбассе.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»