Политика

Будет ли Европарламент «размораживать» отношения с Россией?

01 марта 2018

Conditional engagement: российским коррумпированным чиновникам Европарламент предложит санкции, российским гражданам – «безвиз». Такой тренд на «разморозку» отношений с Россией задается в нынешнем Европарламенте.

Большая аудитория Европарламента была переполнена, люди стояли в проходах, кто с блокнотом, кто с ноутбуком. Семинар «Перспективы отношений ЕС–Россия» вызвал ожидаемый интерес, сообщает собственный корреспондент «Новой Газеты» в Брюселе Александр Минеев.

Нынешнее состояние мало кого в Евросоюзе устраивает. Недовольны не только евроскептики, ультраправые и ультралевые, которые посещают Крым или ездят «наблюдателями» на российские выборы.

Первую публичную попытку составить схему размораживания отношений с Россией предприняли не маргиналы, но и не главные партии мейнстрима (консерваторы и социалисты). Сделал это Альянс либералов и демократов за Европу (АЛДЕ). Его фракция в Европарламенте сейчас четвертая из восьми по численности.

Ее лидер, бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт, пригласил на брюссельский семинар депутатов Европарламента, маститых экспертов, например, председателя Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганга Ишингера, дипломатов, но также преподавателей, аспирантов и студентов университетов.

О том, что происходит в России, рассказали Алексей Навальный, возникший на плазменных экранах по скайпу, глава Российского совета по международным делам Андрей Кортунов, член федерального совета Ассоциации в защиту прав избирателей «Голос» Станислав Андрейчук, профессор Евгений Гонтмахер, член политсовета партии ПАРНАС Дмитрий Андросов, муниципальный депутат Тимирязевского района Москвы Юлия Галямина.

Верхофстадт, представляя набросок стратегии, назвал ее «взаимодействием с оговорками» (conditional engagement). Слово «оговорки» здесь ключевое. ЕС не снимает своих условий, которые раздражают российскую государственную верхушку.

В какой-то степени проект возвращает нас в 70-е годы, к Хельсинкскому заключительному акту, к принципу «ты – мне, я – тебе», к осторожности в равновесии. Забудьте о подвижках к стратегическому партнерству, вымученных в период с 1994 по 2014 год, о «четырех общих пространствах» от Лиссабона до Владивостока. Крым и Донбасс разрушили тонкую паутину доверия, и европейские либералы ставят на нем крест, принимая принцип «друзьям – доверие, остальным – международное право».

Но это по государственной линии. А акцент его авторы ставят на взаимодействии с гражданским обществом России. Страны ЕС должны договориться об одностороннем облегчении выдачи виз россиянам, которые не числятся в санкционных списках, о возобновлении переговоров о безвизовом режиме, какой уже есть у Молдовы, Грузии, Украины.

Естественно, визовая либерализация обусловлена теми же реформами, что и для этих стран. Они, по крайней мере, обещали провести эти реформы и проводят. В России сегодня это отвергается как «западный диктат».

Пока единственное, о чем договорились между собой в отношении России все члены ЕС, это список санкций за Крым и Донбасс, который они регулярно подтверждают.

В остальном у каждого есть свои экономические интересы, двусторонние отношения с Кремлем. Яркий пример тому – строительство второй нитки газопровода «Северный поток-2». Но несмотря на столь конфликтную ситуацию с Россией, ЕС не только остается ее главным экономическим партнером, но и за последние годы увеличил торговый обмен с РФ почти на треть.

«Евросоюзу нужно нечто большее, чем общая позиция по санкциям, – сказал Верхофстадт. – Нам нужна стратегия вывода отношений из нынешнего тупика и мотивации России к более ответственному поведению. Мы должны быть жесткими к коррумпированным российским чиновникам, но следить, чтобы законопослушные граждане России не были наказаны санкциями, направленными против режима».

Александр Минеев, «Новая Газета»