Политика

После Крыма. От репутации МИД РФ остался кокаин

28 февраля 2018

Неправда, кокаин в нашей школе в Буэнос-Айресе не полиция обнаружила, а сотрудники российского посольства. Нет, Патрушев не прилетал туда, чтобы разруливать ситуацию, а по своим делам посещал Аргентину. Ложь, будто бы для перевозки наркотиков собирались использовать диппочту; такого, повторим, быть не могло. Вы все врете и в информационной бойне не щадите даже тех, кого с нами больше нет.

Еще не выдумывайте про Ковальчука, он никогда у нас не работал. Не передергивайте с цифрами: со стороны МИД РФ конкретный вес перехваченного наркотика ни разу не озвучивался. И не лгите бесстыдно, что внутрироссийский наркотический рынок с давних пор якобы контролируется российским внешнеполитическим ведомством и соответствующими силовыми структурами.

В этом близко к тексту пересказанном заявлении пресс-службы лавровского ведомства интересней всего то, что сперва оно было опубликовано, затем удалено с сайта, после восстановлено. Что не прибавило убедительности изложенным в нем тезисам, зато помогло понять, что у них там на Смоленской сегодня творится. В какой обстановке приходится работать министру и его спикерам, отмазывая себя. В каком настроении сочинять пресс-релизы, судорожно выбрасывая в корзину плоды многочасового труда и снова их оттуда выгребая, поскольку Гугл помнит все.

В Аргентине задержали россиянина с 4 кг кокаина

Иногда это прорывается в совсем уж диких криках озлобленья, как в том прогремевшем посольском «комментарии«, где дипломаты давали суровую отповедь задевшему их блогеру Миронову. Но чаще в лихорадочных метаниях, о которых нам поведала недавно простодушная официальная представительница. Да и в самом деле, что тут скажешь, когда поставлен мировой рекорд хранения кокса в закрытых, охраняемых ФСБ  помещениях и с этой победой тебя поздравляют миллионы болельщиков. А отмолчаться нельзя, надо отлаиваться.

Впрочем, при внимательном чтении исчезнувшего и вновь воскресшего документа обнаруживается в нем и некий смысл, неглубоко запрятанный между строк. Открещиваясь от Патрушева, Ковальчука и от цифр, оглашенных спецслужбами, дипломаты дают нам понять, что в принципе мало что знают о путях наркотрафика и о том, кто закупал, хранил и доставлял в Москву эти несметные залежи кокаина. И знать не хотят. Дипломаты раздражены и, выплескивая свои чувства на клеветников-журналистов с их фейковыми новостями и пещерной русофобией, на деле сводят счеты с «соседями». То есть с чекистами, которые уже достали.

Тогда текст начинает играть новыми красками. Абзац, посвященный страшной находке в школе, можно воспринимать как подтверждение аргентинских прослушек и слухов о том, что у посла Виктора Коронелли сложились скверные отношения с прикрепленными к нему чекистами и те его намеревались снимать с должности, а он их поймал с кокаином. Сама мысль о том, что некие чужаки могут использовать для своих целей диппочту, вызывает в МИДе негодование. О том, на сколько центнеров и миллиграммов тянул груз, дипломаты опять-таки рекомендуют спрашивать у ФСБ, а их просят оставить в покое. И не убивать, да.

Наконец, дорогого стоит и процитированная, с гневом отвергнутая вражеская фраза про «внутрироссийский наркотический рынок» и сферы его контроля. Мало ли что в газетах пишут, «подобных публикаций сотни», как справедливо указывают авторы пресс-релиза, но вот зачем-то им понадобилось выбрать именно эту. В рамках официального заявления.

Напротив, про скандал с самолетами специального летного отряда «Россия» в тексте не упомянуто. Хотя соответствующая видеозапись уже обнародована аргентинской жандармерией, и это вроде прямая обязанность дипломатического ведомства: опровергать такие инсинуации, бить жандармов, спасать Россию. Нет, ни слова не нашлось в защиту спецотряда. Быть может, потому не нашлось, что слишком уж точно эти полеты задокументированы. Или уже нет ни времени, ни желания, ни сил отбиваться от новых и новых обвинений.

Экс-директор ФСБ Патрушев причастен к операции поставки «кокаина» из Аргентины

Главная же беда заключается не в том, что россиян застукали с чемоданами или соратники Лаврова разучились давать отпор гнусным очернителям, голословно утверждающим, будто дважды два четыре. Мало ли кого с чем застукали и кто на каких счетах выводит роковые числа. Просто после Крыма искусство дипломатии в РФ перестало быть средством переубеждения оппонентов или отстаивания неких, прости господи, ценностей. И если бы даже чемоданы с наркотой в самолете Патрушева для государственных нужд выдумали враги, то уже не нашлось бы друзей, способных сочувственно наблюдать и поддерживать наши дипломатические демарши.

А тут, как назло, никто ничего и не выдумывал, и чемоданчики — вот они, и кое-кто из задержанных уже дает правдивые показания. Детали же и тонкости взаимоотношений чистых дипломатов с нечистыми — это для узких специалистов. После Крыма, когда было достигнуто дно, снизу уже не стучат. Могли оккупировать братскую страну и врать с тех пор ежечасно — могут и кокс возить спецбортами. Нет, это совсем никого не шокирует. Разве что смешит.

Тем не менее поразительное это государство функционирует, оттого и МИД РФ постоянно выступает с какими-то заявлениями. Обычно, как и положено внешнеполитическому ведомству, дискутируя со своими уважаемыми партнерами. Но бывает и так, что противники оказываются поближе, буквально по соседству, и в спорах с ними, если прислушаться, может почудиться некое забытое словцо. Типа «репутация», что ли. Во всяком случае дипломатам российским явно не хочется отдуваться за кокаин, и чем больше не хочется, тем резче и бескомпромиссней они стыдят журналистов. И нам, знаете, надо быть совсем уж бессердечными и бессовестными лжецами, чтобы не пожалеть их и не устыдиться.

Илья Мильштейн, «Грани.Ру»