Концептуально

Украина против России: танковые школы. Почему «Оплот» лучше Т-90

27 февраля 2018

Практически каждое заявление командующего Генеральным штабом Украины генерала Муженко вызывает определенный ажиотаж. Так же произошло и с недавним его заявлением о том, что к концу года ВСУ получат 10 танков «Оплот».

Практически сразу что называется косяком пошли заявления экспертов разного уровня, что генерал, мягко говоря, ошибается. «На щит» стали поднимать тайский контракт и все сопутствующие с ним обстоятельства. Главный аргумент – производственный цикл изготовления танка «Оплот» составляет «месяцев 17–19», пишет военный эксперт Михаил Жирохов на страницах деловой «Деловая Столица».

Но при этом упустили главный момент – «Оплотом» называется модернизированная версия танка Т-84. А тот вариант, который поставлялся в Таиланд, в действительности имеет обозначение «Оплот-М». Как правильно отметили многие, именно этот танк, который требует к тому же серьезного импортозамещения, может появиться на вооружении ВСУ не ранее 2019 г.

А собственно «Оплот» (или правильнее основной боевой танк Т-84 —»объект 478ДУ9″) уже принят на вооружение украинской армии – в далеком феврале 2000 г. на основании постановления Кабинета Министров №237-5 от 08.02.2000. Мало того, в 2001 г. харьковчане произвели как раз 10 машин, которые после оплаты в 2005–2006 гг. были отправлены в 92-ю чугуевскую отдельную механизированную бригаду. Правда, кроме пары парадов, в учебно-боевой деятельности они не были задействованы.

Прощай «калаш». Украина вооружается М16

И вот теперь танки модернизируют и снова ставят в строй. Какая будет степень модернизации, пока неясно, скорее всего, как минимум на уровне строевых Т-64БВ, то есть установка нового ДЗ «Нож», радиоаппаратуры цифрового формата, приборов ночного видения, тепловизоров и далее по списку.

Интересно, что с недавним принятием Россией на вооружение танка Т-90 фактически своего апогея достигло противостояние двух танковых школ. Дело в том, что после распада Советского Союза наши харьковские инженеры пошли по пути постепенной модернизации (прежде всего повышения подвижности, защищенности и огневой мощи) танка Т-80УД (а Т-84 и «Оплот-Б» являются вершиной), а россияне – Т-72БУ (его самый современный вариант имеет обозначение Т-90А).

Конечно, такое развитие событий в какой-то мере было предопределено географией производственных мощностей. В целом же оба танка имеют общие как конструкторские, так и технологические корни, однако серьезно отличаются прежде всего ходовой частью, что очень сильно влияет на их боевую эффективность.

Украина готовит смертельный подарок «гибридным» беспилотникам

Вторым важным моментом является силовая установка. Так, на базовом российском варианте Т-90, принятом на вооружение российской армии в 1992 г., стоит дизель В-92 мощностью 840 л. с., который, по сути, является всего лишь модификацией дизеля В-2 харьковской разработки, который в 1930-е годы устанавливался на знаменитых советских танках Т-34 и отличается крайне низкой надежностью. Так, во время испытаний в Индии в 1999 г. двигатели всех трех Т-90С не выдержали тестирования по причине серьезного перегрева. А один из танковых двигателей даже вышел из строя, не выдержав эксплуатации в условиях высокой температуры и запыленности.

А вот на Т-84 стоит двухтактный дизель 6ТД-2 с горизонтальным расположением цилиндров мощностью 1000 л. с. Естественно, что по надежности, продуманности, мощности наш украинский танк намного превосходит российского «собрата». Кстати, и такой небольшой нюанс (который в бою может стоить жизни экипажу) – на «Оплоте» имеется дополнительный энергоагрегат мощностью 10 кВт, который обеспечивает работу всех его систем при заглушенном двигателе. На Т-90 такого агрегата нет.

Вооружение как «Оплота», так и Т-90А стандартно для советских образцов разработки 1960-х годов – гладкоствольная 125-мм пушка (в нашем варианте КБА3, в российском – 2А46М-1(4), но различий практически никаких, так что тут преимуществ ни одного, ни у другого образца нет. В случае возможного противостояния основным будет наличие в боезаряде тех или иных танковых боеприпасов. Тут тоже наблюдается определенный паритет – как в Украине, так и в России освоен выпуск тех же танковых управляемых снарядов (с нашем случае это «Комбат», который ныне массово закупается для нужд ВСУ).

Испытания на «гибридах»: ВСУ выбирают автоматические гранатометы

И тут у нашего танка есть серьезное преимущество – он имеет больший боекомплект: 28 снарядов против 22 у конкурента. Кроме того, за счет тандемного досылания (снаряд–заряд) достигается большая скорострельность за один цикл, что в бою критически важно. Помимо этого, на «Оплоте» боекомплект частично вынесен из боевого отделения, в то время как на Т-90А сохраняется «советская» система размещения боекомплекта в боевом отделении, что значительно понижает шансы выживания экипажа при поражении танка.

Как показали события в Сирии, большие проблемы у Т-90А и с защищенностью. Мало того, что российский танк изготовлен из броневых сталей средней твердости и имеет относительно невысокую стойкость броневой основы башни (да и сама башня ввиду конструктивных особенностей имеет большое количество ослабленных в плане бронирования мест), так еще хромает динамическая защита из-за установки такого «древнего» образца, как «Контакт-5».

В то же время на наш «Оплот» устанавливается самый современный комплекс «Нож», который доказал свою эффективность в ходе многочисленных испытаний обстрелом с применением всей номенклатуры танковых снарядов калибра 125 мм, а также современных 120-мм боеприпасов западного производства. Не стоит сбрасывать со счетов и защиту от тандемных кумулятивных средств, атакующих танк с бортов, а также силовые экраны корпуса, которые проектировались с противотандемной защитой.

Модернизация авиационного вооружения. Принцип – «сбросил–забыл»

По электронной начинке танков говорить сложно по целому ряду причин. Так, на российских танках до 2014 г. устанавливались тепловизионные прицелы совместного с Францией производства – как сейчас, после введения «оружейного эмбарго», обстоят дело с запчастями и новым производством, неизвестно. Впрочем, как и неизвестен точный состав электроники, которая устанавливается на наши «Оплоты».

При этом у обоих танков, как ни странно, еще есть задел для модернизации. Так, например, в ХКБМ разработана система автоматического управления трансмиссией, которая позволяет осуществлять поворот танка при помощи штурвала вместо рычагов, что существенно упрощает процесс управления машиной, повышает маневренные качества и позволяет осуществить дублирование процесса управления. Пока эти разработки не дошли до серийного образца, однако уже их наличие при финансовой поддержке позволяет говорить о довольно быстром внедрении нововведений в случае начала серийного производства.

В целом же можно говорить, что по основным показателям «Оплот» превосходит Т-90А, однако «россиянин» уже долгое время состоит на вооружении – значит, есть подготовленные экипажи, тактические наработки и решено большое количество «детских болезней» производства. А как показывает практика, в танковом противостоянии немаловажную роль играет обученность и мотивированность экипажа.

Снайперская война в ОРДЛО: вооружение ВСУ от «трехлинейки» до «Barrett»

Яркий пример – война на Донбассе, когда наши экипажи на устаревших Т-64БВ весьма достойно противостояли российским Т-72 самых современных модификаций. В истории войны было зафиксировано несколько встречных танковых боев. Полной статистики у автора нет, но в известных случаях победа была на стороне наших танкистов на Т-64.

«Выросли» в ходе войны и настоящие танковые асы – тот же «Адам», или наводчик-оператор сержант Леонид Суханский, на счету которого пять уничтоженных танков Т-72 и Т-64, две РСЗО «Град» и четыре орудия противника. Именно ему приписывается эпический расстрел из танковой пушки на полном ходу позиции боевиков в Донецком аэропорту осенью 2014 г. Этот фактически уникальный случай даже попал на видео.

А пока ждем танковых соревнований Strong Europe Tank Challenge 2018, на которых команда Украины от 14-й бригады будет выступать именно на Т-84У «Оплот», и надеемся, что танкисты в полной мере используют очень богатый потенциал танка.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»