Политика

Петля на шее у Шойгу. О конфликте кремлевских кланов

14 февраля 2018

После поражения в Сирии, самый видный политик «семейной» группировки российской власти – Сергей Шойгу, вполне сможет выйти в самостоятельное плавание, и если это произойдет, другие игроки помельче, моментально сменят свои спонсорские и политические симпатии.

В РФ как снежный ком растет конфликт между двумя кланами власти – «придворным» кланом обслуживающего персонала Путина и «семейной» кастой. К последней относится самый главный российский политический долгожитель, министр обороны Сергей Шойгу, а также олигархи из семьи и окружения экс-президента Бориса Ельцина. Это Олег Дерипаска, Роман Абрамович и дюжина магнатов рангом помельче, пишет Секция «Дельта» группы «Информационное сопротивление».

«Придворная» каста российской власти намного более многочисленна. В отличии от касты времен Ельцина, которая сформировалась до прихода Путина в политику, и оказывала ему компромиссную поддержку, этот круг состоит из обслуживающего персонала, который удовлетворял личные нужды президента РФ в различные ключевые моменты его карьеры. Перечисляя по аппаратному и денежному весу, это тренер – Аркадий Роттенберг, повар – Евгений Пригожин, массажист – Константин Голощапов, стоматолог – Николай Шамалов, и так далее.

Сын последнего, Кирилл Шамалов, до недавних пор был мужем младшей дочери Путина, Екатерины Тихоновой. То есть он отвечал за подрастающих наследников Путина, и попутно этому сервису, растил свой банк ”Россия” вместе с партнерами Юрием Ковальчуком и Геннадием Тимченко.

ФСБ и повар Путина добивают Шойгу за деньги на сирийскую авантюру

Вхождение РФ в число стран мира, против которых действуют и углубляются международные санкции, уже несколько лет неимоверно раскаляло цеховые отношения между представителями этих двух ведущих каст российского истеблишмента.

Как у Шойгу упал маршальский жезл

По слухам российской прессы, к отмечаемому 23 февраля празднику Дня независимости Чеченской Республики Ичкерия и другим приходящимся на этот день датам, генерал армии Сергей Шойгу должен был получить от Путина звание маршала.

Но повышение в звании самого видного представителя “семейной касты”, по всей видимости, не состоится. Можно было искать причины этого в том, что Шойгу проиграл номенклатурную битву за управление Дагестаном, и упустил возможность контролировать прием и распределение исходящих из Сирии боевиков Исламского Халифата. Но более очевидная причина торможения карьеры Шойгу – в резко обострившихся взаимоотношениях между “семейным” и “придворным” кланами российской власти.

Обострение начало происходить параллельно с дагестанским поражением генерала армии, хотя даты ключевых событий можно рассматривать и как чистые совпадения. Например, 3 февраля, когда аппарат Кремля взял в работу документ о назначении нового премьера Дагестана, кардинально осложнилась обстановка с российской интервенцией в Сирии.

Сначала, в этот же день, оппозиция тамошнему диктатору Башару Асаду уничтожила российский Су-25. Затем Израиль начал авиарейд по военным формированиям Ирана в Сирии, в ходе которого сирийские и российские ПВО уничтожили израильский F-16. В качестве ответа Сирии за защиту иранских позиций, ВВС Израиля тут же нанесли удар по 8-ми батареям сирийских ПВО.

Очередная многоходовочка: Цель Кремля в нашумевшем «Рыбка-гейте»

После того как израильские ВВС отрапортовали о поражении ключевых подразделений объединенной системы ПВО Сирии, российский контингент в этой стране очутился в неловком положении. Он остался с формальным, а не эффективным прикрытием с воздуха.

Поэтому закономерно, что через несколько дней, 7 февраля, произошла военная катастрофа возле сирийского селения Хашим. В ее ходе понесли значительные потери неудачно выдвинутые на левый берег Евфрата российские подразделения ЧВК “Вагнера”, которая ранее принимала участие в оккупационных мероприятиях на территории приграничных районов Украины.

Теоретически, ЧВК претерпели поражение из-за отсутствия авиационной и другой поддержки со стороны дислоцированных в Сирии российских регулярных сил. Но это в теории. В деталях российской практики все сложнее.

Детали практики: война “семейных” и “придворных” в Сирии

ЧВК “Вагнера” относится к сфере влияния члена “придворной” касты и крупного подрядчика Минобороны Евгения Пригожина. В счет погашения значительных расходов РФ на интервенцию в Сирии, его компании претендуют на большинство из действующих сирийских месторождений нефти и газа. Режим Башара Асада контролирует не более 30% этих месторождений. Остальные с помощью Международной коалиции под эгидой США контролирует сирийская оппозиция.

Стратегия Кремля по привлечению компаний “придворного” клана в Сирию выглядит незамысловатой. На первом этапе, планировалось, что эти компании в 2017-18 годах должны отремонтировать и отдать ЧВК “Вагнера” под охрану большинство контролируемых Башаром Асадом месторождений. Все порты Сирии превращены в российские военно-морские базы ведомства Шойгу. Опираясь на них, должен был наступить второй этап российского варианта “восстановления Сирии”.

Этот второй этап – переговоры компаний Пригожина о сотрудничестве с нефтяными корпорациями США, Франции и Китая по восстановлению добычи и началу возобновления экспорта через сирийские порты. Этим корпорациям принадлежит не менее 50% лицензий на сирийские нефтегазовые месторождения, которые расположены на неконтролируемых режимом Асада территориях.

Шойгу против Пригожина. Разборки на военной кухне

Диктатор пытается оспорить ранее выданные на них лицензии, но сделать ничего не может, потому что не менее половины населения Сирии его полномочий не признает. Китайские и западные владельцы от перспективы привязки к портам Асада далеко не в восторге. Эти инвесторы могут намного более надежно вывозить добываемую ими в Сирии нефть и конденсат через порты соседних стран, Турции и Израиля.

Зачем же впутываться в такие безнадежные переговоры? Все дело во внутрироссийском аспекте. Потому что, наряду с глобальными корпорациями, крупными нефтяными и газовыми лицензиями в Сирии владеют также и российские компании. Это опекаемый ФСБ “Союзнефтегаз”, и не менее близкая к этой спецслужбе российская “Татнефть”. Собирался ли их лицензии забрать себе Пригожин, пользуясь сирийской войной?

С недавних пор, это большой вопрос. Большой потому, что ведущий пакет акций последней принадлежит Республике Татарстан. А в этом весьма независимом субъекте РФ, еще в январе трудился министром экономики новый премьер-министр Дагестана Артем Здунов, который отвечал не только за устойчивость государственного пакета акций этой нефтекомпании, но и за ее финансовое благополучие, и за целостность зарубежных добывающих активов. А кроме Сирии, таких активов у “Татнефти” вообще нет.

Сталкивая два клана, узлы не рубят. А затягивают еще туже

На время имитации президентских выборов в РФ, в Кремле решили нейтрализовать попытки двух противостоящих российских бизнес-кланов наращивать свои активы и влияние за сирийский счет, и отдать этот узел в руки номенклатуры ФСБ. Такая предвыборная тактика не гарантирует стабильности, скорее даже наоборот. Она грозит нарушить хрупкий баланс между двумя ведущими в РФ корпоративными кланами.

Путина накрыла «Буря в пустыне». Сирийская трагедия, как демонстрация краха режима

Последствия таких диспропорций уже ощущают на себе Олег Дерипаска и стоящий на пороге бегства во Францию Сулейман Керимов. Но следует учесть, что свои первые капиталы во времена Бориса Ельцина и за пределами Санкт-Петербурга смогли сколотить не только они.

Опираются на связи тех времен как минимум, несколько десятков других крупных российских инвесторов. Куда и на кого устремятся их деньги и симпатии до и после грядущей фата-морганы российских выборов, при нынешних новых условиях остается только гадать. Но вряд ли, это будут представители и интересы кланов “петербургского гнездилища”.

Секция «Дельта», группа «Информационное сопротивление»