Взгляд

В какой польский ресторан отправили Саакашвили

13 февраля 2018

Саакашвили шут, а не политик. Политик – созидает и объединяет для общей цели. Шут осмеивает, подвергает сомнению и разрушает ненужное и отжившее, проверяя остальное на прочность.

Михаила Саакашвили депортировали в Варшаву из киевского ресторана «Сулгуни». Неизвестно пока, в каком ресторане найдет себе новый приют неистовый Михо, но, надо полагать, что определившись с этим вопросом, он сделает подробное заявление. Пока же Михаил Николозович рекомендовал реагировать на его отбытие спокойно. Никто особо и не взволновался, кроме небольшой группы неудачников, подвизавшихся у него на подтанцовке.

Что это было?

Депортация Саакашвили – хотя, возможно, это реадмиссия, поскольку из Польши в Украину, в зал «Сулгуни», он проник через границу незаконно – уже породила массу шуток. От банального «до свидания наш ласковый Миша «до предположения, что высылка скандалиста в Польшу стала ядовитым ответом Киева на «антибандеровский» закон.

Попытки говорить об этой истории, как и о Саакашвили вообще, всерьез, обнаруживают несостоятельность: лица расплываются в улыбках, раздается сдержанное хихиканье, и с этим ничего не поделать. Михаил Николозович всегда был клоуном и позером, и более никем, какой бы пост ни занимал, а уж в возрасте за пятьдесят менять амплуа поздно. И хотя клоунада в Грузии у него вышла зловещей, с политическими убийствами, тюрьмами, пытками, полицейским террором и бездарной войной, даже образ злодея у Михо получился утрированно-карикатурным.

Куда поедет Саакашвили?

С другой стороны, было бы несправедливо утверждать, что Саакашвили не пытался освоить серьезные роли. Но комсомольский старт рубил все на корню: так уж устроен был советский комсомол, что рождал только бесплодных болтунов.

Это клеймо оставалось на всю жизнь, его ничем нельзя было свести, и все попытки Михо сделать или хотя бы сказать что-то всерьез оборачивались очередной репризой комика, выступающего в ресторанном кабаре перед жующей и выпивающей публикой. Ничем иным, кроме бедного выбора таких развлечений, популярность Саакашвили у некоторой части наших граждан я объяснить не могу.

Откуда он прибыл и кто он такой?

Михо начал гастролировать в Украине, когда перестал пользоваться успехом у грузинской публики. Версия о том, что его президентство принесло успехи не подтверждается фактами – это лишь разновидность цирковой афиши, с которой нам улыбается клоун-эксцентрик. «Борьба с коррупцией» в исполнении Михо была, по сути, перетаскиванием коррупционного «одеяла» на самого президента и его окружение: захватом хлебных должностей, контроля над денежными потоками и привлекательных предприятий. Несколько парадных фото, вроде набережной Батуми, не отражают реальную ситуацию.  Некоторый подъем был достигнут за счет масштабной иностранной помощи, но и тут успехи команды Михо выглядят до неприличия скромными: на $ 4,5 млрд. можно было бы достичь и большего.

За это Грузия заплатила войной 2008 года, в которую ее вовлекли безответственные действия Саакашвили и нарушениями прав человека внутри страны. За годы правления Саакашвили через тюрьмы прошло 320 000 человек, причем почти всех их жестоко пытали.  Активно работали и «эскадроны смерти», уничтожая противников режима просто на улицах.  Об этом, и о многом другом в таком же духе, рассказала грузинская правозащитница Нана Какабадзе, назвавшая режим Саакашвили «фасадной демократией».

МК: для кого Саакашвили пробивает дорогу?

Что касается борьбы с коррупцией, то, по мнению Какабадзе, хотя на низком уровне брать взятки перестали, окружение Саакашвили было абсолютно коррупционно.  «Это были такого уровня масштабы коррупции, что в Грузии мы такого не помним – заявила Какабадзе.– Даже в советский и постсоветский период, во времена Шеварднадзе такой коррупции у нас не существовало «.

Сомнительными выглядят и «победы» Саакашвили на президентских выборах. Выборы оба раза проходили де-факто в условиях чрезвычайного положения, при сильном давлении со стороны его сторонников на их оппонентов. Даже если не обсуждать прямые приписки голосов, на что тоже указывает многое, ни о каком равном доступе к избирателям в ходе предвыборной кампании оба раза не было и речи.

Хотя, жонглируя пустословием о «реформах»,  Саакашвили выстроил себе репутацию «успешного реформатора», единственное, в чем он оказался успешен – это разрушение. Скорее в качестве побочного эффекта от борьбы за власть, чем сознательно, ему удалось разрушить и систему низовых коррупционных схем, существовавших в Грузии еще со времен СССР.

Но плата оказалась непомерно велика. По данным опроса, проведенного в июне 2009 года грузинской газетой «Квирис палитра», после «революции роз» работу потеряли 50,4 % опрошенных или членов их семей. Официальный уровень безработицы вырос всего лишь с 11,5 % в 2003 году до 16,5 % в 2008: Михо, как всегда, бессовестно лгал. Впрочем, стоит ли говорить о совести, если речь идет всего, лишь о клоуне на политическом манеже?

Цинизм Саакашвили: пляска на костях Ноздровской

Тотальная ложь – безудержная и безбрежная, перекрываемая в ответ на угрозу разоблачения еще, и еще, и еще большей ложью, всегда была единственным инструментом Саакашвили. Он лжет просто потому, что не умеет ничего другого. Но надо отдать ему должное: он профессионал, и умеет солгать так, чтобы люди определенного сорта захотели ему поверить. Саакашвили – классический лидер маргинальной массы, князь социальных помоек, способный при помощи на удивление незатейливой демагогии контролировать внушаемую люмпенскую толпу.

Сходным талантом обладал Лев Троцкий, и глядя на Михо, и бьющихся в истерике его сторонников, можно составить представление о том, как управлял толпой один из двух вождей октябрьского переворота, и какого сорта была эта толпа.

Вторым, несомненным талантом Саакашвили является умение интриговать, обрастая ценными связями.  Впрочем, он легко отбрасывает использованных благодетелей, как выгоревшую ступень ракеты.  Политическая карьера Михо  начиналась под покровительством Шеварнадзе, которого он затем и сверг.

Есть в его биографии и такой любопытный эпизод:  будучи исключен в 1988 году из КНУ им. Шевченко, куда он поступил сразу после школы, Саакашвили благополучно  восстановиться в нем, отслужив в армии в 1989-90 годах.

В принципе, «ссылка в солдаты» за деятельность, которая тогда считалась антисоветской – Михо неудачно попался с самиздатом – была в СССР делом обычным. Но тут важны подобности. Пойманный с самиздатом не мог избежать уголовного дела, и, в самом удачном случае, хотя бы условного приговора, если не сдавал источник его получения.

Антисемитизм сторонников Саакашвили в центре Киева

Обычно же те, кто не сдавал всех подряд, получали 2-3 года реального срока, не за самиздат, а за упрямство. «Ссылка в солдаты» при таких обстоятельствах означала стройбат,  а Саакашвили отслужил в погранвойсках КГБ СССР, куда брали с очень серьезным анкетным отбором.

Наконец, хотя при примерном поведении восстановиться бывшим ссыльным в вузе, как правило, давали, но не на факультете международных отношений.  При нормальном сценарии Михо предложили бы перевестись на другой факультет. И если одна из этих несообразностей может  быть объяснена связями семьи, то все три в сумме они означают одно: Мишу завербовали, а затем прокатали в качестве внештатного агента за два года службы.

Иного объяснения нет, безо всяких вариантов – если мы, конечно, не перейдем в область чудес. Но и в этом случае хождение по воде, к примеру, выглядит более вероятным. Этот поворот в судьбе Михаила Николозовича объясняет и последующие события, начиная с его появления в окружении Шеварнадзе.

Но было бы неверно считать Саакашвили простой марионеткой советских, а затем российских спецслужб. Мир устроен сложнее, и, начиная с уровня, достигнутого Саакашвили уже к началу 2000-х, об однозначной привязке к завербовавшей его речь не шла.

История становления Саакашвили: от псевдореформатора к популисту

При попытке давления Михо бы технично соскочил, зато отпустив его в свободное плавание, и изредка напоминая о собранном компромате, такого политика всегда можно попросить о  взаимовыгодном одолжении.

Вот, чтобы было понятно: Саакашвили под любым давлением не стал бы, да и не смог бы поменять курс Грузии в сторону от НАТО, а компромат на него в этой ситуации, не сработал бы. Но, оперируя тем же компроматом, и, в большей степени, старыми знакомствами, Михо можно было склонить дать России повод для войны в 2008 году.

В итоге, все остались в выигрыше. Михо получил $ 4,5 млрд. помощи и славу стойкого борца за демократию, что позволяет ему избегать включения в красный лист Интерпола, несмотря на уголовные дела, открытые в Грузии. А Кремль лет на 20-30, закрыл вопрос о возвращении под контроль Грузии стратегически важных для него Абхазии и Южной Осетии, получив в придачу и  бонус в виде «маленькой победоносной войны» 2008 года, поднявшей уровень российского влияния по всему бывшему СССР.

Как Михо гастролировал по Украине

Проигравшего выборы в Грузии Саакашвили пригласил в Украину президент Петр Порошенко, который учился с ним в университете. Помимо личного знакомства, сработала и репутация «успешного реформатора», раздутая Саакашвили, в общем-то на пустом месте.

«Михомайдан» и российская реконструкция «октябрьского переворота»

В итоге, Порошенко повторил ошибку Шеварнадзе: он решил, что Саакашвили сможет работать в его команде. Бывший, а фактически беглый президент Грузии получил украинское гражданство, после чего был назначен губернатором Одесской области Украины, нуждавшейся в антисепаратистской и антикоррупционой чистке.

Возложенных на него надежд «реформатор» не оправдал, провалил все, и сбежал, бросив область в развале и хаосе.  Всю вину за свой провал Саакашвили возложил сначала на окружение своего бывшего покровителя, а затем и на самого Порошенко.

События вокруг его ухода развивались так: 7 ноября 2016 года Саакашвили подал в отставку с должности губернатора, 9 ноября президент отставку принял, одновременно уволив Саакашвили с должности своего советника, 11 ноября Саакашвили объявил о создании собственной политической партии «Рух новых сил»,  и намерении добиваться досрочных выборов в Верховную Раду.

Это было ожидаемо: за время губернаторства Саакашвили успел сколотить вокруг себя группу сторонников уже в Украине, а также перетащить из Грузии целую команду таких же, как и он, сомнительных «реформаторов»,  которые получили украинское гражданство и заняли ряд важных должностей.

Саакашвили, Курченко и при чем тут ФСБ

Прикинув открывшиеся возможности, Саакашвили решил, что может вести самостоятельную игру на украинском поле.  Используя собственные связи, и связи своей жены, гражданки Нидерландов Сандры Рулофс,  он заручился и некоторой поддержкой со стороны Запада.

Хотя к политическим амбициям Саакашвили в окружении президента отнеслись без восторга, резких реакций  не последовало. Но когда деятельность Михо стала напрямую дестабилизировать ситуацию в Украине, формальный повод для лишения его гражданства был найден очень легко. И президент, на основе данных, предоставленных миграционной службой, 26 июля 2017 года своим указом  лишил Саакашвили украинского гражданства. После чего все политические потуги Михо стали уже чистой клоунадой.

О том, что лишение Саакашвили гражданства было ошибкой говорили многие. Но это не так. Ошибкой было приглашать Саакашвили в Украину, и давать ему гражданство а также губернаторский пост. Ошибкой было не распознать в нем клоуна с самого начала. Что ж, ошибки бывают. К тому же президент Порошенко был не первым, кто ошибся в Саакашвили. Худшим решением было бы усугублять совершенную ошибку. Единственно верным – начать исправлять ее.

Саакашвили и его команда – простые аферисты

Михо, лишенный гражданства, повис над пропастью: над ним висел груз обязательств по раскачке ситуации, и полученных под эти обязательства авансов. Конечно, можно было бы все бросить и просто уехать: американцы предлагали Саакашвили тихую гавань в одном из университетов – любят они коллекционировать вышедшую в тираж экзотику.

Эти предложения были сделаны дважды: и после Грузии, как опальному экс-президенту, и после одесской отставки. Но университет не похож на ресторан или цирк. Он ужасно скучен! И, Михаил Николозович, любящий драйв и огни арены от такой перспективы, по словам знавших его людей, тосковал и болел. Словом, последние украинские гастроли были для него, по сути, единственным вариантом самореализации.

Почему власть это терпела?

Первая: Саакашвили слишком долго, и беспрепятственно раздувал свой образ.  Загнать в политическое небытие такого  авантюриста, с большим кругом знакомств, к тому же талантливого враля, раздувающего этот круг как минимум на порядок; экс-президента независимого государства, борца с российской агрессией, борца с коррупцией в Грузии и в Украине; кавалера Мальтийского ордена заслуг, эстонского Креста земли Марии, ордена Заслуг перед Республикой Польша (интересно, наградят ли его поляки во второй раз?), юбилейной медали «10 лет Астане», армянского Ордена Почета, латвийского Креста Признания, молдавского Ордена Республики, французского ордена Почетного легиона, сербского ордена Республики, наградного оружия от МВД Украины, ордена святого апостола Марка от Александрийской православной церкви, Золотой медали Ереванского государственного университета, знака Касперовской Божией Матери от Одесской и Измаильской епархии Украинской православной церкви, почетного доктора Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, университета Хайфы, Ереванского государственного университета и Нью-Йоркского университета уже не так-то просто.  С него, как с кочана капусты, надо сначала снять несколько слоев защиты.

Кто подставил Саакашвили?

Конечно, этот список, зачитанный подряд, производит комичное впечатление – демонстрируя со всей наглядностью, что Михо Саакашвили – раздутый ноль. Все эти значки выдавались ему к датам и в знак дружбы с Грузией, и, если приличный человек, занятый реальным делом, просто отмахнется от сомнительных знаков внимания, то популист-проходимец, каким и является  Михаил Николозович, станет их тщательно коллекционировать. Они – доты в его обороне, и такую оборону просто так, с наскока не взломать.

Лучший способ справиться с таким махинатором – на какое-то время дать ему свободу действий. Рано или поздно, но казачок споткнется, как герой известного стишка, и безнадежно скомпрометирует себя. Что, собственно, и произошло.

Вторая: украинская власть не имеет навыка борьбы с популистами и необходимых для этого публичных инструментов. Отсюда и множество ошибок, допущенных ею в противостоянии с Михо. Несомненно, завершить историю можно было бы и красивее. Но и такой финал неплох. Об Михо не стали пачкаться. Не стали выдавать его в Грузию, что тут же породило бы версии о личной мести и политической расправе. Его брезгливо выкинули вон, как муху, утопившуюся в бокале с вином, и пускай с ним теперь разбираются поляки. Впрочем, борьба с популизмом – общемировая проблема, порожденная отсутствием избирательных цензов, в первую очередь – образовательных.

Третья: Политическая традиция Украины предполагает широкую свободу гражданских протестов, митингов и собраний. Кем бы ни были адепты «секты Михо», просто так смести их с улиц было невозможно. Это было бы воспринято как покушение на основы украинского общества, и объединило бы против власти даже тех, кому Саакашвили не был симпатичен. Украина – не Россия, здесь каждый вправе выйти и высказаться публично, даже если это действо и отдает клоунадой. Михо должен был сдуться сам, и сдулся, запас антикоррупционных реприз иссяк.

Четвертое: украинская власть тоже небезупречна.  В Украине есть масса проблем во власти. Их надо как-то решать.

Саакашвили и Барон Мюнхгаузен

Но просто заткнуть ему рот было бы неверно. Как минимум, бывший губернатор должен был получить возможность высказаться, проявить себя и засветить свои связи – с Курченко, например.

Что же до вреда, причиненного Саакашвили, то он сильно преувеличен. Напротив, «михомайдан» принес Украине немалую пользу:

– Властям напомнили о том, что их деятельность дает немало оснований для критики;

– Общество получило прививку от популизма;

– Еще одним прецедентом подтверждена свобода слова и собраний – важнейшее завоевание Революции Достоинства.

– Стало очевидным, что для Украины любые политические проекты, основанные на личной харизме лидера – путь в никуда, порочное наследие русификации. Наше общество должно учиться объединяться  вокруг идей, программ, лозунгов, и без сожаления, заменять любые персоналии, которые перестают сочетаться с ними.

Что будет дальше?

Хотя уже раздаются голоса, что негоже было высылать Михо, не разобравшись с его связями с Курченко, действия власти в сложившейся ситуации были единственно верными.

Сторонникам Саакашвили, ему самому, и остальным зрителям наглядно показали, что Михо никто, что его не принимают всерьез, а тому, с кем и о чем он договаривался не придают большого значения. Бесплодный болтун никакой не заговорщик, а просто разводила, и в числе разведенных лохов оказался и Курченко.

Жить иначе Михо не умеет, да и не хочет. В ресторанном интервью журналистке «Страны.ua” Светлане Крюковой он честно (да-да, в виде исключения не солгав) заявил, что «никакой секс не сравнить с революционным успехом».

Саакашвили, Курченко и Тимошенко должны быть на одной скамье подсудимых

Что ж, ресторанная революция тем и хороша, что ее можно совершать за накрытым столом, и, в принципе, в любом ресторане, хоть в киевском, хоть в варшавском. Главное, чтобы было кому оплачивать счета. Но, вероятно, Михаил Николозович сможет находить таких спонсоров еще довольно долго.

Наверное мы скоро увидим его на телеэкране в различных скайп-интервью, которые он будет давать из ресторанов. Что ж, шут может создать настроение и развлечь публику. Может иной раз высказать и неприятную правду.

Но шут – не политик. Политик – созидает и объединяет для общей цели. Шут осмеивает, подвергает сомнению и разрушает ненужное и отжившее, проверяя остальное на прочность. Они оба нужны – но это далеко не одно и то же. Политика из Михаила Николозовича не вышло. А вот в роли политического шута он вполне приемлем, и даже, в чем-то иной раз и полезен.

Сергей Ильченко, специально «Гуляй Поля»