Концептуально

Главная интрига хит-парада друзей Путина

30 января 2018

Кремлевский хит-парад. Почему в Москве боятся нового санкционного списка. Что страшнее для фигурантов доклада Минфина США – секретность или ее отсутствие – сказать непросто.

Обсуждение так называемого «Кремлевского доклада» как в России, так и в Украине уже не первую неделю происходит в стиле «сетевого хайпа». Вместе с тем необходимо обратить внимание как на то, что наверняка о его содержании никто ничего не знает (и такое положение вещей может быть продолжено путем засекречивания документа), так и на то, что в самих США доклад рассматривается как ответ на вмешательство России в американские президентские выборы. Наконец, «хайп» раздут множеством совпадений или, скорее, параллельных линий, пишет на страницах «Деловой Столицы» Максим Михайленко.

Мухи и котлеты

В частности, Минфин США предварительно расширил список санкций на ряд ключевых предприятий России, увязав их с нарушениями ранее принятого санкционного сотрудничества (в частности, в отношении применения американских комплектующих в российском ВПК), так и с «похищением» турбин лицами, руководящими одной из компаний, контролируемым вторым по значимости российским богачом Алексеем Мордашовым. Мало кто заметил, что этот шаг не связан с «Кремлевским докладом».

Также важно различать декларативный документ, подготовленный (и продолжающий расширяться) оппозиционной организацией «Форум свободной России», охватывающий виновников преступлений против демократии, тех же организаторов убийства Бориса Немцова — и собственно «Кремлевский доклад». Впрочем, активную общественность трудно осуждать — дело в том, что одним из главных «промоутеров» проекта системных санкций стал экс-советник Путина Андрей Илларионов, и каким-то боком он имеет отношение, по крайней мере, как к консультациям американских госструктур с экспертами в отношении «Кремлевского доклада», так и к «базе», созданной «Форумом свободной России».

https://politua.org/2018/01/30/34785/

Поскольку в Кремле реально боятся доклада, в Вашингтон был направлен главный редактор контролируемого «Газпромом» радио «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. «Направлен» потому, что Дэниэл Фрид, который при Обаме заведовал соответствующим отделом в Госдепе, а теперь, похоже (наряду с Андерсом Ослундом), является главным консультантом в процессе подготовки доклада, как выяснилось, Венедиктова не приглашал. А значит, редактора, хвалящегося связями в АП России, отрядили в Америку другие люди — или государственные, или из числа попавших в группу риска бизнесменов. Чтобы он, так сказать, в личине либерала поспрашивал, кто там может быть в списке, а также, как представляется, кого-нибудь вычеркнуть, а кого-нибудь, наоборот, включить.

Эта ситуация, мгновенно спровоцировавшая на филиппики чувствительного Илларионова, его сторонников и противников, выплеснулась в Сеть, подняв градус хайпа до адского уровня. Ведь его обвинили в том, что в числе критериев для проекта «Кремлевского доклада» он якобы создал лазейку для некоторых олигархов, в частности хозяев группы «Альфа», и, возможно, других олигархов из эпохи Ельцина, поскольку они «просто платят дань Кремлю». Но дело, скорее всего, обстоит ровно наоборот — некоторых россиян, масштабно инвестирующих в западные экономики и благотворительность, хотели бы выгородить сами американцы. А это нравственный вызов.

При этом Вашингтон стремится в первую очередь наказать именно ближний круг Путина и виновных в проникновении в американский политический процесс (а как расщепить эти две категории и якобы «мирных» бизнесменов в мафиозном государстве — на первый взгляд непонятно). Все эти переплетения чрезвычайно запутывают вопрос о собственно «Кремлевском докладе». Но мух от котлет все-таки отделить следует.

Самое легкое — это вояж Венедиктова: тираны нередко использовали своих шутов в качестве дипломатов. Как элемент данной операции — «наброс», попытка дискредитации сохраняющих влияние в Вашингтоне оппонентов и комментаторов (что забавно, страдающий дефицитом кадров Госдеп вынужден привлекать бывших сотрудников, таких как Фрид, и носителей иных политических взглядов, таких как Ослунд). Вскоре мы узнаем (или не узнаем, если, что возможно, этот список будет просто засекречен, но слив в прессу последует обязательно), имеется ли в новом кондуите группа «Альфа», но Илларионов здесь будет явно не при чем, так как выступает на защиту интересов бизнеса не как-то конкретно, а именно что идеологически.

https://politua.org/2018/01/30/34779/

Теперь необходимо сказать, что «Кремлевский доклад» надо отличать от другого вероятного расширения санкций, которое вполне может последовать в эти дни. Оно связано с санкционным законом CAATSA, но касается совсем другого его сегмента.

Удар по оборонке

Дело в том, что с 29 января США могут начать вводить санкции против компаний, организаций и физлиц из любой страны мира за признанные «существенными» сделки с предприятиями российского оборонного сектора. Это следует из закона CAATSA («О противодействии неприятелям Америки через санкции»), подписанного президентом США Дональдом Трампом 2 августа 2017 г., и разъяснений Госдепартамента США, опубликованных в конце октября. В них американские власти подтверждали, что мишенями нового санкционного режима могут стать экспортные поставки российского оружия. Теоретически (подчеркнем) уже 29 января правительство США может наложить первые санкции на компании, которые после 2 августа вели бизнес с кем-либо из списка, составленного Госдепом. В этот перечень входит 39 российских оборонных предприятий и разведывательных структур.

Почти половину позиций в списке занимают «Ростех» и его «дочки», в том числе «Рособоронэкспорт» — государственный монополист по экспорту и импорту вооружений. В списке также Федеральная служба безопасности, Служба внешней разведки и Главное управление Генштаба. При этом в зоне риска находятся не только иностранные, но и российские компании, которые сотрудничают с оборонным сектором, — они точно так же могут быть наказаны за «существенные» операции с организациями из списка Госдепа. Именно поэтому крупнейший частный российский Альфа-банк в начале января объявил, что прекратил обслуживание оборонных предприятий.

Примечательно, что Конгресс наделил обязанностями по введению этих санкций президента США, но сам Дональд Трамп делегировал соответствующие полномочия Госдепартаменту, который должен советоваться в этом вопросе с Министерством финансов. Госдеп заявлял в октябре, что «внимательно посмотрит на транзакции по всему миру, которые могут подпасть под сферу действия санкций», но не обозначал специально, стоит ли ждать первых ограничительных мер уже в конце января.

Экспертное сообщество, в свою очередь, считает, что США сначала попытаются дипломатическими методами убедить такие страны, как Индия и Афганистан, ограничить или прекратить закупки российских вооружений. В любом случае это может стать тяжелым ударом для остатков российской промышленности и объемов поступлений живой валютной выручки в страну, не так обремененной, как прибыль от продажи газа и нефти, выплатами по долгам. В 2017 г. экспорт вооружений из России составил более $14 млрд — крупнейшими покупателями российского оружия являются Индия, Китай, Алжир, Вьетнам, Ирак, Египет (данные IHS Jane’s за 2016 г.).

Если какая-либо компания совершила «существенную транзакцию» с российским предприятием из списка, на нее могут быть наложены одновременно не менее пяти из 12 возможных санкций, которые включают ограничение на доступ к кредитам американских банков, запрет на проведение транзакций в долларах, запрет на покупку и продажу недвижимости в США. Похожим образом пострадают и менеджеры, а также ключевые акционеры таких компаний. Но — необязательно.

Людей с совестью в России осталось 5-6%, – экс-замглавреда «Московского Комсомольца»

В сентябре 2017 г., уже после подписания Трампом закона CAATSA, Россия и Турция договорились о поставках Анкаре зенитных ракетных комплексов С-400 на общую сумму $2,5 млрд. После этого американский сенатор Бен Кардин написал письмо администрации Трампа, в котором высказал мнение, что российско-турецкая сделка является существенной и подлежит санкциям по CAATSA. На данный момент это обращение не остановило сделку: в конце декабря 2017 года Россия и Турция подписали соглашение об условиях оплаты С-400, хотя сами поставки запланированы на 2020 год. Правда, с одной стороны, Турция является членом НАТО, а с другой стороны — покупателем российских ЗРК выступает турецкое государство, а это пока что выступает «смягчающим обстоятельством».

Часы до доклада

Однако закон CAATSA и в целом предоставляет определенную гибкость администрации Трампа в вопросе введения этих санкций. Строгих критериев «существенности» сделки нет — власти США будут ориентироваться на «совокупность фактов» и учитывать специфику конкретных сделок, сообразно с национальными интересами США. Иными словами, россиянам и их иностранным партнерам оставляют лазейки для того, чтобы переключить свою лояльность или перенести свои мощности, а также активы «под зонтик» свободного мира. А вдруг — и поделиться своими планами в отношении «больного человека Евразии», Владимира Путина.

Кстати говоря, Дональд Трамп даже вправе на первый раз освободить нарушителя от санкций. Но для этого президенту США (как иезуитски обставили эту опцию парламентарии) нужно убедить конгресс в том, что такое решение принято в «жизненных интересах национальной безопасности США», а правительство России «предприняло существенные усилия, чтобы сократить количество и интенсивность кибернетических вторжений» в дела Соединенных Штатов. Эта задача, похоже, намеренно поставлена так, что решить ее элементарно невозможно.

В преддверии вступления в силу «оборонных» санкций российские власти, насколько это в их силах, предприняли ряд защитных мер. Сначала правительство разрешило Минобороны, ФСБ и СВР по крайней мере до середины 2018 г. проводить все закупки в закрытом режиме. Затем появилась информация, что власти составили перечень из 126 российских компаний и ведомств, которым рекомендовано перевести закупки на закрытую площадку Сбербанка. В январе правительство РФ решило создать на базе предварительно разоренного Промсвязьбанка специальный опорный банк для работы с оборонно-промышленным комплексом во главе с сыном недавнего главы внешней разведки Михаила Фрадкова.

Что же касается непосредственно «Кремлевского доклада», то Белый Дом обещает опубликовать его в ближайшие часы. Но (и для сбивания хайпа это трижды важно) пока не представляется ясной ни форма подачи этой информации, ни режим допуска к ней, ни уровень ее детализации. И что страшнее для его фигурантов — секретность доклада или ее отсутствие — тоже сказать непросто.

Российская политическая пьеса «Забастовка избирателей» по Салтыкову-Щедрину

Как сообщает Bloomberg, Минфин должен оценить в докладе последствия различных ограничительных мер в отношении членов санкционного списка. Минфин США, согласно закону, должен дать оценку последствий введения ограничений на покупку государственных облигаций РФ, а также вторичных санкций для физических лиц и компаний. По мнению экспертов, включение в список, даже если в отношении перечисленных в нем лиц не будут введены конкретные санкции, будет иметь последствия. В частности, новые меры грозят еще больше сократить доступ этих лиц к операциям с зарубежными финансовыми институтами, так как многие кредитные организации будут видеть в персонах из доклада фактически подсанкционных лиц.

Минфин США, согласно закону, должен дать оценку последствий введения ограничений на покупку государственных облигаций РФ, а также вторичных санкций для физических лиц и компаний. В статье 241 закона CAATSA говорится, что в докладе должны быть рассмотрены связи этих лиц с Владимиром Путиным, установлена их причастность к коррупции, оценен размер их состояний и источники дохода. В любом случае последние дни подготовки к публикации, как считают в кругах европейских журналистов-расследователей, привели к паническим настроениям в ряде оффшорных финансовых учреждений в границах ЕС. Насколько же поможет падение этого топора и далее ограничить российскую агрессию против Украины и других стран мира, сказать пока сложно.

Максим Михайленко, «Деловая Столица»