Зона "русского мира"

«Выживать в Донецке все труднее» – местные жители

26 января 2018

Бюджетников и «госслужащих» сделали невыездными из ОРДЛО. Это единственно доступная мера, позволяющая остановить массовый отток населения с разоренных территорий.

На прошлой неделе глава так называемой «ДНР» Александр Захарченко запретил всем работникам бюджетных учреждений и организаций выезжать в свободную часть Украины. На данный момент в категорию невыездных попали работники основных предприятий (практически все они были «национализированы оккупационными властями), школ, больниц и коммунальных служб – по приблизительным подсчетам, сотни тысяч людей. Формально боевики объясняют подобные меры необходимостью «предотвратить вербовку» дончан со стороны СБУ, но эксперты сходятся к мысли, что это – единственная доступная им мера, позволяющая остановить массовый отток населения с разоренных территорий.

Бюджетников и «госслужащих» ознакомляют с новым «указом» под подпись. По словам местной жительницы Натальи Степаненко (имя изменено в целях безопасности), многие люди вынуждены подписывать предлагаемые бумаги.

«Деваться им некуда. В Украине нам никто не предоставит жилья, снять квартиру люди не имеют возможности, поскольку не могут найти такую работу, чтобы хватило денег на съем квартиры и на питание. Поэтому, когда встает выбор: Украина или Донецк, людям приходится выбирать Донецк, где у них хотя бы есть свое жилье и какая-то работа», – поясняет она.

На этом фоне в город переезжают россияне – преимущественно из «депрессивных» районов российской глубинки. Как сообщают местные жители, их расселяют в бывших студенческих общежитиях или в квартирах, отобранных у самих донбассцев. По словам Натальи, среди приезжих встречаются и россияне, и буряты, и даже уроженцы Абхазии. В случае, если местные жители выражают свое недовольство наплывом приезжих или отъемом квартир, некоторые переселенцы угрожают, что позвонят в местную «службу безопасности» и сдадут недовольных «на подвал».

«Спящие» – черная метка российской оппозиции

Тем временем, по словам женщины, такого рода «текучка» людей уже привела к серьезным проблемам, в первую очередь, в сфере здравоохранения.

«В прошлом году у моей подруги забеременела невестка. Ее сын женился перед самым началом войны. Многие врачи из местных больниц выехали в свободную Украину, и до конца непонятно, кем их заменили, имеют ли эти люди необходимую квалификацию. Так вот, когда невестка пошла на плановый осмотр, она чувствовала себя хорошо, но врач настойчиво советовала ей лечь в стационар на сохранение. Девушка послушалась, легла в стационар. Там ей начали делать какие-то уколы, и в результате у нее начались преждевременные роды. Тем не менее, мальчик родился живой. Однако врачи оставили без присмотра шестерых новорожденных в палате для недоношенных детей, с включенной аппаратурой, и все младенцы получили ожоги. Один за другим умерли все шестеро. Их тела даже не хотели отдавать для захоронения. Экспертизу проводить запретили, а также запретили вывозить тела в Украину для экспертизы. Никакого расследования не проводили, никто не понес никакой ответственности. Говорить об этом на публику матери боятся под страхом смерти», – рассказывает Наталья.

Наталья Степаненко признает: на оккупированной территории есть и немало тех, кто доволен сложившейся ситуацией.

«Крым»: пропаганда повторяется, как фарс

«Есть те, кому дали чужие квартиры, и они, конечно, очень рады. Боевикам часто предоставляют чужие квартиры: благоустроенные, со всем имуществом, мебелью, посудой и техникой. Есть те, кому просто позволили награбить, кто поднялся «из грязи в князи». Тем, кто воевал против Украины, хорошо платили. Семьи погибших боевиков и инвалидов вследствие ранений ждут от России пенсий за убитых и искалеченных, и понятно, что от Украины им ждать нечего. Встречаются предприниматели, которые говорят, что все это – лишь олигархи, делящие сферы влияния, и потому им все равно, кто будет у власти, лишь бы позволяли работать. Есть и откровенные предатели, к примеру, в милиции, которые были завербованы на работу в России еще до войны, и их семьи боятся возвращения в Украину. Есть просто пенсионеры и поклонники «русского мира», которые грезят по Советскому Союзу, несмотря ни на что», – перечисляет она.

Тем временем, по словам женщины, бытовые условия в Донецке лучше не становятся.

«Работы здесь почти нет, многие вынуждены ездить в Россию на заработки. Зарплаты мизерные, а продукты дорогие, и в основном фальсификат. Здоровье у людей резко ухудшилось. Лекарства мы стараемся покупать, когда выезжаем на территорию свободной Украины, продукты тоже пытаемся закупать там. Однако сейчас в «ДНР» стали запрещать провозить мясо, сало, колбасы. К тому же, молочных продуктов на месяц не набрать, а поездка обходится недешево. И на блокпостах приходится очень долго стоять в очередях», – жалуется она.

Наталья заявляет, что в городе все еще слышны звуки выстрелов – от боевиков в сторону ВСУ.
«Ответка» не прилетает, видимо, украинской армии запретили использовать артиллерию. Но с 23 часов до 5 утра в городе сохраняется комендантский час. В целом обстановка достаточно безнадежная. Я не могу сказать, что многие поддерживают оккупационные власти – скорее, они просто очень сильно запуганы», – заключает она.

Ксения Кириллова, специально для «Гуляй Поля»