Взгляд

В чем отличие украинского воина от российского оккупанта?

23 января 2018

Спасение раненого оккупанта Малого. Почему для пленного «сепара» не жалко 1,5 литра украинской крови. История, которая разворачивается вокруг попавшего в плен боевика российских оккупационных войск, притворяющихся «армией «ДНР», претендует на премию «Зашквар года».

Раненого боевика по кличке Малой, являющегося ни много ни мало «заместителем командира 1 стрелкового взвода, 1 стрелковой роты, 3 стрелкового батальона», боевые товарищи бросили прямо на поле боя. Из перехваченных телефонных разговоров становится понятным, что «командование «ДНР» уже придумало версию о том, что Малой дезертировал сам. Оказывается, он не «герой Новороссии», а элементарный предатель, пишет на страницах «Деловой Столицы» Лариса Волошина. Звучали даже слова: «Какого хе(рувима) он туда полез?».

Спецоперация по спасению боевика Малого заключается в том, чтобы делать вид, что никакого Малого нет и не было никогда. Короче, родина бросит тебя, сынок. А потом еще обгадит хорошенько. Если, конечно, не добьет в спину. Перед нами явная победа украинского оружия. Однако украинское интернет– сообщество уже ищет зраду даже в этой бесспорной перемоге.

Письма из оккупации: Не бросай нас, МТС или Черный четверг

Иногда кажется, что доведенный до абсурда украинский патриотизм был изобретен в секретных лабораториях Лубянки. Предложения некоторых особо рьяных комментаторов, будь они осуществлены на практике, только повредили бы Украине. Так, к примеру, то, что раненому боевику была оказана медицинская помощь, уже выставляется чуть ли не доказательством сговора между украинской и российской властью. «Зачем тратить на подонка лекарства и 1,5 литра украинской крови?», «Люди сдавали кровь и собирают деньги для наших воинов, а не для российского наемника», «Нашим хлопцам на фронте не хватает лекарств, а «режим внутренней зрады» тратит народные деньги на лечение боевика!». Позиция ясна. Так как раненый осознанно к нам с мечом пришел, то пусть его теперь «русский мир» и спасает.

На самом деле все совсем наоборот. То, что в «руководстве «ДНР» от раненого было решено откреститься, играет на руку как раз Украине. Произошедшее служит доказательством бесперспективности службы «русскому миру». Это наглядный пример из разряда «нарочно не придумаешь». Падеж военизированного скота в «молодых республиках» и так бьет все рекорды. Лифты, взрывающиеся кондиционеры, паленая водка и несвежие гумпайки – все это заставляет нервничать тех, кто поначалу верил в идеалы «русской весны». Дураками пользуются, потом выбрасывают их в канаву или добивают по-тихому в сортире. Россия безжалостна в первую очередь к своим симпатикам. Пример Малого показывает каждому «настоящему русскому», какова их ценность для родины. Это должно отрезвить многих. Особенно на территории, свободной от русской нечисти. Именно поэтому украинцы и не должны отворачиваться от раненого пленного. Здесь не «русский мир». И слава богу. То, что треть находящихся в списках боевиков, отказалась возвращаться в «русский рай» во время недавнего обмена, говорит нам о том, что отрезвление происходит быстрее, чем нам кажется.

Письма из оккупации: Квартирный вопрос. В ОРДЛО началась новая волна «отжима» квартир

Вторая причина лечить пленного и заботиться о его выживании вполне прагматична. Боевика можно обменять на украинских военных, которые до сих пор удерживаются в плену.

Есть еще одна выгода от того, чтобы сохранить ему жизнь, – информация. Статус «замком взвода» предполагает, что у Малого есть, что рассказать украинским спецслужбам.

Безусловно, тех, кто не считает семичасовую операцию боевика напрасной тратой медикаментов и ресурсов, в Украине большинство. И дело тут совсем не в пропагандистских выгодах и возможных обменах. Быть людьми, проявлять человечность – это наш с вами способ сохранить национальное достоинство.

В заключение хотелось бы обратить внимание еще на один факт. Бой с диверсионной группой случился неожиданно. Когда враг понял, что его передвижение заметили украинские солдаты, был открыт огонь. Наши бойцы не собирались брать языка, не планировали спецоперацию. Они просто стреляли в ответ и вынудили диверсантов отступить, бросив командира. А дальше именно солдаты ВСУ вытащили его с поля, именно они предоставили ему первую помощь и отправили в госпиталь.

Письма из оккупации: О чем думают дети Донбасса

Подобная внештатная ситуация как нельзя лучше показывает, что из себя представляет украинская армия и чем она отличается от армии оккупанта. Украинцы – цивилизованная нация. Что бы ни рассказывала российская пропаганда, украинские солдаты не добивают раненых на поле боя и не отказывают в медицинской помощи пленным. Сохранить жизнь пленному, не мстить ему за диверсию – так решили украинские бойцы. Это их воля. Пока мы с вами остаемся верны нашим принципам, пока не уподобляемся российским живодерам – мы храним свою страну от «русского мира». Солдаты это знают. Давайте и в тыловых «фейсбуках» не забывать об этом.

Лариса Волошина, «Деловая Столица»