Взгляд

Россия – Греция: экспорт терроризма

21 января 2018

Нападение на украинское посольство. Как Москва греков терроризму учит. Кремлевская язва, знакомые симптомы. Никто не лечит.

Как сообщил в Twitter министр иностранных дел Украины Павел Климкин в ночь с пятницы на субботу посольство Украины в Греции было атаковано бутылками с зажигательной смесью. Из людей никто не пострадал, но нанесен материальный ущерб – сожжены три автомобиля. Нападавшие не задержаны, есть сильное подозрение что их и не ищут, но греческая полиция, по словам Климкина, пообещала организовать круглосуточную охрану. Климкин, а следом за ним и комментаторы предположили, что нападение совершили местные радикалы под влиянием России. Собственно говоря, других версий нет. Все необходимые условия в Греции налицо: слабое правительство, негодные законы, популистская политика, экономические неурядицы и хроническое недовольство. А еще – нежная любовь между правящей партией СИРИЗА и Евразийским движением Александра Дугина, пишет Сергей Ильченко на страницах «Деловой Столицы». Все это создает прекрасную почву для влияния России, а что может ярче и отчетливей отразить российское влияние, чем гопническая выходка?

Нынешнее правительство Греции чудесным образом объединило популистов, окучивающих разные группы маргиналов левыми и правыми лозунгами. Его считают пророссийским, но это не совсем так. Скорее его можно назвать прохалявным. Премьер-министра Алексис Ципрас очень точно уловил перспективы получения новой халявы: игра между ЕС и Россией. А местный избиратель полностью одобряет такой курс, он ему понятен и привычен.

Что задумал Кремль в ответ на закон о реинтеграции Донбасса

Поскольку Греция сидит на плотном подсосе у ЕС, то серединный курс выглядит следующим образом: Ципрас высказывает мнение о смягчении санкций против России, но поддерживает их продолжение как «общее европейское решение», одновременно не отказываясь подыграть в Москве по мелочи, так что и эффект есть, и придраться не к чему.

Примером такого маневрирования может служить тема «донбасских греков», усиленно педалируемая нынешним правительством. Выражая готовность принять этнических мариупольских греков, пожелавших вернуться на историческую родину как «возвращенцев», и всячески завышая количество возможных претендентов, Ципрас технично отбивает попытки ЕС навязать Греции квоту по приему африканских и ближневосточных беженцев. Но, чтобы это работало, ему необходимо поддерживать в Греции определенный градус интереса к конфликту на Донбассе. А поскольку Ципрас хочет получить также и некоторые плюшки из Москвы, он должен ненавязчиво продвигать именно российскую версию событий. Конечно, не официально, в лоб, а, косвенно – например, скажем, терпимо относясь к «представительствам» «республик» ОРДЛО на территории Греции, ставя себе это в заслугу перед российской стороной, и оправдывая необходимостью работать с диаспорой по обе стороны линии разграничения перед европейцами. Ну, а «представители» ОРДЛО уже легко находят язык с местными отбросами, в силу их общей халявно-криминальной сущности, тут и объяснять ничего не нужно.

Что стоит за последним заявлением Трампа?

Дальнейшее понятно: Рада принимает закон, признающий Россию агрессором, российские пропагандисты по всем каналам впадают в истерику, у десятка местных отморозков, и без того разогретых пропагандой, срывает крышу, и они, наскоро изготовив зажигательные коктейли, благо большого ума для этого не нужно, идут громить украинское посольство. Это, конечно, самый простой вариант, если не вспоминать о дугинских приятелях, происках рксской мафии и вездесущей ФСБ. Эпидемия ватности головного мозга, она же «кремлевская язва» очень легко распространяется по Греции, поскольку природный иммунитет к ней у большинства греков почти на нуле, а противоэпидемические меры не предпринимаются.

Можно, конечно, посочувствовать ЕС – Греция в качестве члена Союза тот еще подарок. А можно задаться вопросом: почему в Греции нет представительства каких-нибудь проукраинских организаций, выступающих, к примеру, под лозунгами «Донбасс – Украина и Крым – Украина» и «Русские оккупанты, убирайтесь вон». Почему в эти представительства не ездят с выступлениями и рассказами о происходящем этнические греки, поддерживающие Украину? Почему таких организаций, достаточно агрессивных, чтобы хотя бы отчасти уравновесить деструктивное российское влияние, нет не только в Греции, но и по всей Европе. Непонятно.

И самое скверное, что непонятно даже кому в Украине можно адресовать этот вопрос. Вот вроде бы и патриотов – полная Рада, и даже с горкой – ну, мы же помним, как на днях принимали закон о Донбассе, да? А спросить о чем-то конкретном, нужном для Украины, решительно не у кого.

Сергей Ильченко, «Деловая Столица»