Гуманитарная аура

Если Путину можно мочить, кого он хочет в сортире, то почему девятикласснику нельзя?

20 января 2018

Бессмысленно и беспощадно. Почему российские дети хватаются за топоры.

Часто, отвечая на вопрос о настроениях российского общества, эксперты приводят данные социологических опросов. Сколько процентов россиян хотели бы возвращения Иосифа Сталина; сколько избирателей готовы голосовать за Владимира Путина, пока небо на голову не рухнет; сколько российских граждан считают Украину братской страной и, одновременно, поддерживают российскую агрессию на Донбассе и в Крыму? Все это, конечно же, важные вопросы, которые показывают нам, какая каша царит в головах россиян, отравленных путинской пропагандой. Но о состоянии российского общества лучше всего свидетельствуют рост детского алкоголизма, насилия и суицида. Дети – лакмус, который не лжет, пишет Лариса Волошина на страницах «Деловой Столицы».

В последнее время по России прокатилась волна резни в школах. Так утром 19 января в поселке Сосновый Бор в столице Бурятии Улан-Удэ девятиклассник напал на учеников седьмого класса. Как говорят очевидцы, подросток вбросил в кабинет русского языка и литературы бутылку с зажигательной смесью, а когда дети и учительница попытались спастись бегством из горящего класса, стал наносить им удары топором. В результате пострадали семь человек, включая учительницу и самого нападавшего.

Разве не страшно, когда безо всяких террористов дети режут друг друга ножами?

До этого, 15 января, двое подростков 15 и 16 лет в Перми устроили резню в средней школе№ 127. В результате десять четвероклассников и учительница получили ранения. После резни оба нападавших попытались совершить самоубийство, нанеся друг другу удары в горло. В тот же день пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал произошедшее в пермской школе «внутренней поножовщиной» и призвал воздержаться от «любительских комментариев».

Подросткам свойственно социальное заражение. Так, к примеру, если пресса сообщает о самоубийстве несовершеннолетнего, можно не сомневаться, что его примеру последуют другие дети. Ажиотаж вокруг суицидальных групп «Синий кит» привел к росту аналогичных интернет-сообществ. Переходный возраст подталкивает детей к поиску себя. Дети спешат выделиться. К сожалению, не всегда конструктивным способом. Давно замечено, что репортажи о подростковых бандах приводят к возникновению новых групп, желающих «отличиться» с помощью асоциального поведения. Подростки – подражатели. Они лучше других чувствуют «веяние времени».

Рост преступлений в современной России бьет все рекорды. В оккупированном Крыму показатель убийств вырос более чем на 200% по сравнению с дооккупационным периодом. Преступления, их характер: против имущества ли они совершаются (кражи, мошенничества) или против жизни и достоинства личности (убийства, изнасилования, необоснованная жестокость) – все это говорит о реальном положении дел больше, чем самые расширенные опросы общественного мнения. То, что в России растет число убийств, пыток, массовых поножовщин в школах – все это свидетельствует о том, что российское общество больно. Это полное пренебрежение к собственной жизни и жизни окружающих. Дети не лгут.

Следующие 6 лет заморозки

Можно обвинять в произошедшем кинематограф, СМИ, которые смакуют подробности кровавых происшествий. Можно называть бойню «внутренним конфликтом» и делать вид, что ничего не происходит. Однако, я бы обратила внимание на другое. Насилие проявляется тогда, когда нет никаких внутренних и внешних причин его не проявить. Когда элита плевать хотела на жизни граждан, а обыватели аплодируют на вечернем ток-шоу живодеру, выставляющему кадры жестоких убийств украинских пленных в соцсетях – дети хватаются за топоры.

Психологи говорят, что рост насилия всегда обусловлен комплексом факторов. Это и уровень жизни, и социальная среда, и кризисы, через которые проходит страна. Немаловажную роль в склонности к преступлению играет воспитание человека и его личностные качества. Однако главным всегда остается общая криминализация общества. Если общество в целом поддерживает преступления – это приводит к тому, что каждый отдельный его член начинает проявлять склонность к решению бытовых конфликтов с применением грубой силы. За преступностью всегда стоят общественные нормы. Если Путину можно, то почему девятикласснику нельзя?

Все, что происходит в современной России, можно назвать одним словом – деградация. Постепенное размывание границ допустимого для элит уже перекинулось на обывателей поменьше. Там, где общество гордится бомбардировками в Сирии, где национальным героем становится садист Моторолла – дети больше не понимают, где подвиг, а где маниакальный террор. Россияне сами позволили возвести преступление в ранг доблести. Все это «крымнаш», который возвращается бумерангом.

Лариса Волошина, «Деловая Столица»