Гуманитарная аура

Вехи истории: РСФСР против УНР

19 января 2018

Первая украинско-советская объявленная война. Как 100 лет назад Россия объявила войну Украине.

1917-й был одним из самых жарких в истории нашей страны. Еще в январе мало кто мог представить возникновение в ближайшее время украинского государства, а уже к концу года Украинская Народная Республика в войне с большевистской Россией боролась за выживание, пишет на страницах «Фокуса», Владислав Бурда.

Расстановка сил

Как ни странно, появлению украинского государства в определенной мере поспособствовали большевики. Центральная Рада как главный представительский орган украинцев была создана в марте 1917-го (здесь и далее даты указаны по старому стилю. — Фокус). В апреле она провозгласила автономию украинских губерний в составе Российского государства, но до октябрьского переворота и Центральная Рада, и созданный ею исполнительный орган — Генеральный секретариат оставались лишь одним из центров власти на украинских землях. Провозглашенная автономия во многом была формальной.

Свержение в Петербурге Временного правительства и угроза узурпации большевиками власти на территории всей бывшей Российской империи вынудили украинских политиков действовать энергичнее. Украинизированные воинские части взяли под контроль основные объекты Киева, и 7 ноября Центральная Рада на Софийской площади торжественно провозгласила создание Украинской Народной Республики, «без отделения от республики Российской». В тот момент украинский политикум, среди которого еще сильны были автономно-федералистские устремления, мечтал о создании на месте рухнувшей империи федерации равных и свободных народов.

Отношение руководства провозглашенной УНР к свергнувшим Временное правительство большевикам было двояким. Так, Центральная Рада осудила октябрьский переворот и обвинила Владимир Ленина и его соратников в узурпации власти. Одновременно в Киеве признали большевистский Совет народных комиссаров, но только в качестве областного правительства, а не центрального или всероссийского.

УНР. Власть Центральной Рады распространялась на 9 украинских губерний бывшей Российской империи.

Не было однозначным и отношение большевиков к Центральной Раде. С одной стороны, они не могли не признать создание Украинской Народной Республики, поскольку это противоречило бы объявленному Совнаркомом праву наций на самоопределение. С другой стороны, большевики продолжали следовать имперской идеологии и не желали появления отдельного украинского государства.

В результате на протяжении первого после октябрьского переворота месяца отношения Центральной Рады и Совнаркома пребывали в вакууме. УНР и большевистская Россия так и не установили официальных отношений, а все контакты между их руководством происходили либо на личностном уровне, либо по межпартийной линии, либо через посредников. Формально обе стороны придерживались нейтралитета, но до настоящего мира было далеко.

Большевики сразу пошли в «гибридное» наступление. Не имея сил для повторения в Киеве петроградского сценария, они попытались развалить Центральную Раду изнутри. Большевистская пресса нещадно клеймила украинское руководство, обвиняя его в буржуазности, предательстве революции и интересов трудящегося населения. Агитацию в первую очередь направили на городской пролетариат и воинские части. Большевики планировали получить большинство в рабочих и солдатских советах, с их помощью переформатировать состав Центральной Рады в свою пользу и провозгласить в Украине советскую республику по образу российской.

Одновременно с попытками устранить Центральную Раду демократическим путем созданный большевиками Киевский ревком начал подготовку вооруженного восстания. В городе из рабочих формировались отряды Красной гвардии, проводилась усиленная агитация среди лояльных большевикам военных частей. В Ставку главнокомандующего и во 2-й Гвардейский корпус Юго-Западного фронта были отправлены эмиссары с просьбой о помощи. 29 ноября Киевский ревком принял решение на следующий день начать восстание. Однако украинские власти сыграли на опережение. Вовремя узнав о заговоре, в ночь на 30 ноября 1-я Украинская дивизия во главе с подполковником Капканом окружила казармы со сторонниками большевиков, разоружила солдат и в запечатанных вагонах отправила в Россию.

Вехи истории: Украинские реформаторы в Грузии XIX века

Большевики попытались захватить власть в Одессе, но тоже безуспешно. Ожесточенные бои длились 1, 2 декабря и завершились поражением Красной гвардии.

Попавший под влияние большевиков 2-й Гвардейский корпус, который снялся с фронта продолжающейся в то время Первой мировой войны и двинулся на Киев, по дороге был заблокирован и разоружен 1-м Украинским фронтом во главе с будущим гетманом Павлом Скоропадским. Словом, попытки большевиков расшатать ситуацию в Украине провалились, и к началу декабря 1917-го по сравнению с остальной территорией бывшей Российской империи, где во всю разгоралась гражданская война, УНР оставалась островком спокойствия. Но зажженный большевиками огонь революции вскоре перекинулся и на Украину.

Ультиматум

Петроградское правительство не сумело свергнуть Центральную Раду местными силами, но от планов подчинить себе украинские земли не отказалось. Для начала открытого во­оруженного противостояния оставалось найти повод, которого, впрочем, долго ждать не пришлось.

Генеральные секретари. Первое правительство УНР.

После свержения Временного правительства власть большевистского Совнаркома отказались признать на многих российских территориях. Одними из первых против выступили донские казаки. Атаман Каледин объя­вил на территории Войска Донского военное положение и приступил к разгону местных советов. Большевики, в свою очередь, начали отправлять туда отряды красногвардейцев и лояльные петроградскому правительству военные части. Их дорога проходила через территорию Украины, и такие маневры в планы руководства УНР не входили. Во-первых, Центральная Рада хотела сохранить нейтралитет в разгорающемся конфликте, а во-вторых, прекрасно понимала, что большевистские части по дороге на Дон могут насаживать советскую власть и на украинских землях. Генеральный секретариат постановил разоружить отряды красногвардейцев и не пропускать в страну двигающиеся с севера эшелоны с военными.

В то же время на Дон беспрепятственно пропускались казачьи части. Официальная позиция украинского руководства гласила, что УНР, исходя из принципа права наций и территорий на самоопределение, признает донское правительство равноправным петроградскому, поэтому не собирается препятствовать возвращению казаков на свою родину. Ясное дело, что такая позиция не находила понимания у лидеров большевиков и вызывала еще большее неприятие Центральной Рады.

Вехи истории: Победа под Бородино – величайшая идеологическая фальсификация

26 ноября Совнарком выдал обращение к народу «О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина, Корнилова, Дутова, поддерживаемым Центральной Радой», в котором «буржуазная Центральная Рада Украинской Республики, ведущая борьбу против украинских советов», обвинялась в препятствовании советской власти «направить необходимые военные силы по земле братского украинского народа для подавления Калединского мятежа». Генеральный секретариат в ответ повторил тезис о праве территорий на самоопределение и посоветовал большевикам вместо насаждения власти силой присоединиться к переговорам о создании центрального правительства Российской республики.

3 декабря военный секретарь Симон Петлюра повторил отказ украинского правительства пропускать через свою территорию военную экспедицию на Дон. В ответ начальник Революционного полевого штаба при Ставке главнокомандующего в Могилеве Михаил Тер-Арутюнянц заявил, что теперь УНР считается таким же врагом советской власти, как и Каледин, и большевистские войска будут «бить на два фронта». В тот же день Совнарком единогласно утвердил Манифест к украинскому народу с ультимативными требованиями к Центральной Раде. Следующим утром документ с подписью Ленина был отправлен в Киев. Так было положено официальное начало первой советско-украинской войне.

Эшелонная война. Во время первой украинско-советской войны боевые действия велись в основном вдоль железнодорожных линий.

Уже по самому названию документа было ясно, что большевики продолжают придерживаться «гибридной» тактики — формально они признавали право украинского народа на самоопределение, но в то же время отказывались считать Центральную Раду его полноправным представителем.

Документ пестрил революционной патетикой и лозунгами. «Исходя из интересов единства и братства союза рабочих и трудящихся эксплуатируемых масс» и признавая «право на самоопределение за всеми нациями, которые угнетались царизмом и великорусской буржуазией», Совнарком «без ограничений и безусловно» признавал «Украинскую Народную Республику, ее право совершенно отделиться от России или вступить в договор с Российской Республикой на федеративных или тому подобных взаимоотношениях между ними». Параллельно заявлялось, что «двусмысленная буржуазная политика» и «неслыханная измена революции» лишает возможности «признать Раду как полномочного представителя трудящихся и эксплуатируемых масс Украинской Республики».

В ультиматуме большевики выдвигали четыре требования: отказаться от дезорганизации фронта (под этим понимался возврат домой украинских воинских частей), не пропускать на Дон казаков, присоединиться к подавлению Калединского восстания и не разоружать красногвардейские отряды. На выполнение требований отводилось 48 часов, в противном случае Совнарком грозился считать Раду в состоянии открытой войны против советской власти.

Ответ украинского правительства был твердым и категоричным. Генеральный секретариат на претензии большевиков парировал, что «нельзя одновременно признавать право на самоопределение» и в то же время «грубо покушаться на это право навязыванием своих форм политического устройства». Народных комиссаров упрекали в том, что проводимая ими политика «отнюдь не вызывает зависть», а только приводит к «политическому и хозяйственному развалу», «грубому произволу и попранию всех свобод, завоеванных у царизма».

Категоричным был ответ Центральной Рады и на выдвинутые ей в ультиматуме требования. В своей ноте украинское правительство отвечало, что дезорганизация фронта стала результатом непродуманных решений Совнаркома и руководство УНР, наоборот, хочет сохранить хоть его часть, для чего и возвращает на родину украинские полки. Также отмечалось, что Генеральный секретариат не собирается способствовать навязыванию воли одного правительства другому, поэтому не будет мешать возвращению любых воинских частей домой, а наоборот, разоружит те, которые будут использоваться для свержения действующей власти.

В конце Генеральный секретариат призывал большевиков не развязывать братоубийственную войну и выражал полную уверенность, что в случае необходимости «украинские солдаты, рабочие и крестьяне, защищая свои права и свой край, дадут надлежащий ответ народным комиссарам». Правда, как показали последующие события, эта уверенность оказалась ложной.

Политические баталии

В день, когда Совнарком утвердил свой ультиматум, в Киеве открылся первый Всеукраинский съезд советов, на котором большевики в последний раз попытались захватить власть мирным путем. По их задумке съезд должен был выразить недоверие Центральной Раде и провозгласить в Украине советскую власть. Для того чтобы получить большинство на съезде, большевики использовали любимую тактику манипулирования с нормами представительства. Подконтрольный им оргкомитет постановил, что от каждой из украинских губерний на съезд должны приехать по 7 представителей от рабочих и солдатских советов и только по 4 — от крестьянских. Таким образом, в стране с преобладающим крестьянским населением большинство должно было оказаться за рабочими и солдатскими депутатами из тыловых частей, в среде которых наиболее сильными были позиции большевиков. Украинские политические силы, прекрасно понимая, к чему это приведет, вмешались в организацию съезда. Центральный комитет Селянской спилки, представляющий интересы многомиллионного украинского крестьянства, предложил своим местным организациям отправить делегатов в Киев. Так же поступили украинизированные военные части, находящиеся на фронте.

Гайдамаки Петлюры. Защитников у Центральной Рады оказалось не так уж много.

В результате на открывшийся 3 декабря съезд приехало более 2 тыс. депутатов, из которых только около 150 оказались сторонниками большевиков. Поначалу последние пробовали переиграть ситуацию, попытавшись признать мандаты части делегатов недействительными, а потом переформатировать съезд в совещание, не уполномоченное принимать каких-либо решений. Но все эти попытки успехом не увенчались. Когда спикеры киевских большевиков брали слово, то в свою сторону слышали только свисты и крики «Долой!»

Еще больше их позиции подорвал опубликованный в газетах 4 декабря ультиматум Совнаркома. В результате съезд выразил полную поддержку Центральной Раде и пообещал защитить ее от посягательств петроградских комиссаров. 5 октября 125 большевистских делегатов тайно, опасаясь возможного ареста, отбыли с киевского вокзала в Харьков. В тот же день Совнарком, заслушав ответ правительства УНР, признал его неудовлетворительным и постановил считать Центральную Раду в состоянии войны с советской властью. Война была официально объявлена.

Война

Уже 8 декабря в Харьков прибыли первые большевистские отряды. Сначала они придерживались нейтралитета в отношении украинских полков и в городе сохранялось своеобразное «двоевластие». 11 декабря бежавшие из Киева депутаты открыли альтернативный съезд, который позже советские историки назовут Первым всеукраинским. На следующий день большевики тоже провозгласят Украинскую Народную Республику, правда, уже с приставкой «советская». 19 декабря Петроград признает созданный в Харькове в противовес Генеральному секретариату Центральной Рады советский Народный секретариат единственным законным правительством Украины и уже от его имени начнет наступление на Киев.

Показательное уничтожение. Прицельным артиллерийским огнём большевики разрушили дом Грушевского.

Дальше события будут развиваться стремительно и трагически. Окажется, что Центральной Раде нечего противопоставить начавшемуся наступлению. Большинство военных частей, раньше объявлявших о своей преданности, разбегутся по домам или объявят нейтралитет. Практически без боя советская власть будет установлена в Харькове, Екатеринославе, Одессе, Чернигове и других городах. 16 января произойдет печально известный бой под Крутами, и уже 26 января большевистские вой­ска бывшего царского подполковника Михаила Муравьева войдут в Киев. Украинская столица впервые узнает, что такое красный террор.

Формально первую войну с советской Россией Украина выиграет, но только после того как подпишет мир с Германией и Австро-Венгрией и при поддержке их войск изгонит большевиков. Но уже через несколько месяцев немецкое командование разгонит Центральную Раду и приведет к власти гетмана Павла Скоропадского. А когда в ноябре 1918 года Германия капитулирует в Первой мировой войне, украинско-советская война вспыхнет снова и будет продолжаться до 1921 года. В конце концов большевики все-таки захватят власть.

Вехи истории: Степан Бандера, ОУН, УПА

В последующие годы советская историография будет всячески искажать правду о событиях декабря 1917-го, очерняя и обвиняя Центральную Раду во всех грехах. Дойдет до того, что историки станут писать, будто это Центральная Рада первой объявила войну советской власти, после чего «украинский народ при поддержке братского российского повсеместно поднялся на борьбу за власть Советов». Правда о событиях тех дней станет известной только после восстановления независимости Украины.

Владислав Бурда, «Фокус»