Гуманитарная аура

Депопуляция русских в России

30 декабря 2017

Незаметный этноцид. Где в России исчезающим видом стали русские. Представлена инфографика.

В нынешней России, которую Путин «поднял с колен», не принято говорить вслух о существовании в большинстве ее национальных республик фактических режимов этнократий, пишет на страницах «Деловой Столицы», Олег Полищук, представляя инфографику российской депопуляции. То есть когда вся или почти вся местная власть принадлежит не «понаехавшим» русским, а представителям коренных национальностей. Кому-то может показаться, что такое положение вещей — всего лишь дань еще советской традиции показательно демонстрировать «дружбу народов». Да и как можно говорить о любой антирусской действительности в РФ, где доля русских на сегодняшний момент составляет по всей стране почти 81%. Но дьявол, как известно, кроется в деталях. Если посмотреть внимательно на последнюю перепись населения, состоявшуюся в России в 2010 г., а также сравнить ее с предыдущими, то выходит достаточно нелицеприятный для внутрироссийского «русского мира» вывод — в целой дюжине национально-государственных образований РФ из двух десятков существующих республик этнические русские уже являются национальным меньшинством. Например, в Ингушетии или Чечне они вообще составляют ничтожно малые величины — 0,8% и 1,9% соответственно.

Кавказцы

Кто на самом деле победил в двух последних чеченских войнах, можно элементарно проследить по сухим цифрам этнодемографической статистики. За последние 25 лет количество русского населения, проживающего в Чечне, сократилось приблизительно на 250 тыс., зато численность чеченцев в республике увеличилась на полмиллиона. И это притом что в своих карательных операциях российская военщина не щадила не только чеченских мужчин с оружием в руках, но и безоружных, а также стариков, женщин и детей. Примечательно, что в соседней Ингушетии, формально незатронутой так называемыми контртеррористическими операциями, депопуляция местных русских также фактически завершена. Само собой и в Ингушской, и в Чеченской республиках «русский вопрос» в системе управления исчез как таковой в силу банального отсутствия необходимых кадров. Ну а преданность Кремлю, постоянно и публично демонстрируемая на радость всей общероссийской публике тем же Рамзаном Кадыровым, зиждется исключительно на масштабных федеральных субвенциях. Взамен же Москва, позволяющая местной элите буквально все в собственной вотчине, требует разве что тотального электорального вклада в копилку путинской партии власти во время важных избирательных кампаний. Как только денежные потоки из центра прекратятся, об этом неформальном договоре можно тут же забыть, и для быстрого возрождения формализованного сепаратизма уже не будет никаких преград.

Пармезан с Чеснаковым. Кто помогает Суркову строить «ЛДНР»

Похожие ордынские порядки во взаимоотношениях с кремлевскими обитателями относятся и к Дагестану — еще одному эпицентру бегства русских с Кавказа. Даже в городе Кизляре и прилегающем к нему районе, где на момент распада СССР русских было абсолютное большинство (83%), они сегодня уже в меньшинстве (40%). А в целом по этой полиэтнической республике граждане с русской национальностью теперь занимают аж восьмое место среди тамошних народов с мизерными 3,6% от общей численности дагестанского населения. Что же касается других национально-государственных образований РФ на Северном Кавказе, то общая этнодемографическая тенденция в них абсолютно аналогичная. Если при Союзе русских была почти половина в Карачаево-Черкесии, то теперь их там меньше трети. А русская треть в Кабардино-Балкарии и Северной Осетии всего за два десятка лет превратилась в одну пятую. Налицо— форменный этноцид, сопровождающийся повальной дискриминацией русских по национальному признаку и на работе, и в быту.

Монголы

Из нескольких монгольских народов, проживающих на территории России, особым национальным подъемом отличаются соседствующие с Кавказом калмыки, которые из меньшинства стали в Калмыкии большинством, заполонив собой практически все чиновничьи кабинеты республики. Этнократические традиции, заложенные всемирно известным любителем шахмат Кирсаном Илюмжиновым, продолжает на посту республиканского главы Алексей Орлов (он носит русские имя и фамилию, но это характерно не только для стопроцентных калмыков, но и представителей других коренных народов РФ). И в местном парламенте, и в местном правительстве — также преимущественно калмыки, среди которых явно выделяется премьер-«смотрящий» — питерский варяг русской национальности Игорь Зотов. Что-то похожее наблюдалось в советские времена в отношении среднеазиатских республик, когда обязательный «русский» второй секретарь республиканского ЦК выполнял в основном контролирующие функции, возложенные на него из союзного центра, но в национальную политику на местах не вмешивался.

В России занялись переосмыслением своей истории

На фоне калмыков больший по численности монгольский народ — буряты — пребывают в худших условиях. Их в Бурятии — менее одной трети, но весь прошлый век их было вообще меньше четверти. Так что через какое-то время бурятские русские также могут оказаться в этой республике в статусе нацменьшинства. Тем более что в местном правительстве чиновники-буряты уже в большинстве, а после недавней отставки главы Бурятии, этнического удмурта Вячеслава Наговицына и передаче полномочий буряту-полукровке Алексею Цыденову многие члены команды бывшего начальника небурятской национальности уже активно пакуют чемоданы. Кстати, на смешанные браки между бурятами и русскими приходится треть всех семей в республике, поэтому нет ничего удивительного, когда заезжие в Улан-Удэ и другие бурятские города гости не находят визуального подтверждения официальной статистике превалирования там русского населения.

Сибирские тюрки

В соседней с Бурятией Тыве, несмотря на общее распространение в обеих республиках миролюбивого буддизма, тувинцы совершенно не настроены смешиваться с русскими. Они, как и в случае с кавказцами, более склонны к окончательному выдавливанию местного русского населения из всех сфер жизнедеятельности республики, проявляя лояльность лишь к тем, кто готов к полной ассимиляции не только на словах, но и на деле. Как, например, это делает чуть ли не единственный руководитель кожууна (района) русской национальности Михаил Иусов, который и сам носит круглый год исключительно национальный тувинский костюм и заставляет поступать также всех своих подчиненных. Конечно, глава Тывы Шолбан Кара-Оол — пламенный «единорос», всячески отметающий любые обвинения в русофобских настроениях, царящих в его республике. Но факт остается фактом: вследствие массового выезда из Тывы русских, начавшегося в 1990-е, их численность там сократилась наполовину.

Письма из оккупации: О чем думают дети Донбасса

Другие сибирские тюрки — якуты — также никогда не отличались особой толерантностью к русским. Например, в 1986 г. на весь СССР прогремели события в Якутске, когда трехдневные драки русских и якутских подростков переросли в массовые демонстрации якутских студентов, требующих «выгнать русских завоевателей из Якутии». Тогда, между прочим, соотношение якутов и русских там было 33:50, в сегодняшней же республике Саха все поменялось с точностью до наоборот — 50% якутов против 38% русских. Но последние сейчас не требуют для себя никаких прав и молча наблюдают за массовым установлением на каждом углу национальных тотемных столбов сэргэ и присутствием на местном телевидении исключительно якутских лиц. Русская молодежь уже не дерется со своими якутскими ровесниками, а тихо мечтает о переезде в какой-нибудь Хабаровск или Новосибирск. Самые же удачливые пытаются добраться до Москвы и Санкт-Петербурга. И все потому, что и в госуправлении, и в медицине, и в сфере образования, и на важнейших предприятиях республики присутствуют практически одни представители якутской национальности, причем не только наверху, а и в среднем звене. Венчают эту этнократическую пирамиду спикер Ил Тумэн (Государственного собрания) Александр Жирков и глава республики Саха Егор Борисов, оба — стопроцентные якуты. А для антуража «межнационального согласия», как и в Калмыкии, русский премьер-«смотрящий» Евгений Чекин, засланный Кремлем из далекого Ярославля.

Поволжские и приуральские тюрки

Примером для других национально-государственных образований РФ в построении этнократии всегда был Татарстан. Нынче татары, которых в республике всего-то чуть более 50%, занимают все ключевые должности. Президент Рустам Минниханов во всем наследует основателя современной татарской государственности Минтимера Шаймиева. Кстати, этот 80-летний политик продолжает вести активную деятельность на специально учрежденной для него должности государственного советника, что-то похожее на местный вариант сингапурского министра-ментора Ли Куан Ю в последние годы его жизни. Правительством руководит Ильдар Халиков, парламентом — Фарид Мухаметшин, прокуратурой — Илдус Нафиков. Примечательно, что из 30 членов Кабмина Татарстана только восемь — русские. Плюс главой совета директоров государственного холдинга «Связьинвестнефтехим», которому принадлежат пакеты акций 25 крупнейших предприятий Татарстана, является тот же президент республики Минниханов. И наконец, из восьми членов этого совета директоров лишь один — русский.

От татарского языка к джамаату Идель-Урал

В соседнем Башкортостане башкир даже меньше, чем русских (29% и 35% соответственно), но и президент республики Рустэм Хамитов, и ее премьер Рустэм Марданов принадлежат к титульной нации. Точнее, Хамитов и Марданов — лишь наполовину башкиры. А на другую половину — татары, что в принципе для тамошних краев весьма символично, ведь главные в Башкортостане межнациональные распри происходят как раз между башкирами и татарами (25% населения республики). Собственно, этим вечным конфликтом двух тюркских народов и пользуются местные русские, пребывающие в относительном большинстве. Впрочем, еще при предшественнике Хамитова Муртазе Рахимове русские были выдавлены практически из всех руководящих структур республики, а башкирский язык был активно распространен как в области высшего образования, так и на бытовом уровне. Теперь же русские Башкортостана чаще всего жалуются на то, что их детей принудительно обучают в школах башкирскому, а уроки русского языка и литературы сокращены до минимума. Как бы то ни было, но национальное представительство в местном правительстве, где из 37 его членов только восемь имеют нетюркское происхождение, очень напоминает Татарстан.

Из всех тюркских республик Поволжья и Приуралья наименьшее количество русских как было, так и продолжает оставаться в малоприметной на федеральном уровне Чувашии — их тут чуть более четверти. При этом русские имена и фамилии местных чиновников ни о чем не свидетельствуют, потому что это просто последствия давней и тотальной христианизации Россией чувашей. Но свой язык они чтут на всех уровнях, продвигая его во все сферы жизнедеятельности. Чего только стоила прогремевшая за пределами республики (в самой Чувашии на нее мало кто прореагировал) фраза бывшего спикера чувашского парламента Михаила Михайловского, возглавлявшего к тому же региональную ячейку «Единой России»: «У нас основной язык — чувашский, а уже потом русский идет». То есть в случае Чувашии мы имеем дело с медленным, но уверенным торжеством титульной нации, так сказать, тихой сапой.

Финно-угры

А вот где русским практически не о чем переживать, так это в финно-угорских национально-государственных образованиях России. Единственная республика, где происходит хоть какая-то положительная динамика в пользу коренного народа — это Мордовия. Там за последние четверть века численность мордвы незначительно увеличилась (всего на 20 тыс.), зато количество русского населения сократилось на 130 тыс., но все равно оно осталось в большинстве — 53%.

Письма из оккупации: Как живут люди в «ЛДНР»

Еще один относительно опасный для депопуляции русских финно-угорский субъект РФ — это Республика Марий Эл, где с 1989 по 2010 гг. доля русских уменьшилась с 48% до 45%, но и марийцы сдали свои позиции — до 42% . В остальных же финно-угорских республиках титульные нации вымирают быстрее, чем местные русские. Например, в Удмуртии сегодня только 28% удмуртов, в Коми — 24% коми-зырян, а в Карелии карелов вообще осталось всего 7%.

Однако если с финно-уграми мы имеем дело с опережающей даже русских негативной демографической динамикой, то в тюркских и кавказских республиках дело не только в высокой рождаемости коренных народов. Весь вопрос в планомерной политике, которую проводит та или иная национальная элита. И если тюрки за четверть века существования Российской Федерации выдавливали этнических русских медленно, но уверенно, то кавказцы эти процессы провели в стремительном режиме, во многом попросту закрыв у себя пресловутый «русский вопрос».

Олег Полищук, «Деловая Столица»