Зона "русского мира"

Что скрывает «Росатом»?

25 декабря 2017

Ядерная угроза. Как и почему в России расправляются с противниками «Росатома».

Россияне, которые пытаются противодействовать «Росатому», зарабатывают крупные неприятности. Корреспондент «Newsweek» Марк Беннеттс объясняет, почему активисты не доверяют госкорпорации и с чем связано давление на них. Даниил Непочатов сделал перевод статьи Марк Беннеттс для «Фокуса».

Во время прошлогоднего визита ФСБ в квартиру сибирского экологического активиста Федора Марьясова у него изъяли компьютер и доклад с резкой критикой деятельности госкорпорации «Росатом». Власть обвинила Марьясова в разжигании ненависти к сотрудникам атомной отрасли, возбудив против него уголовное дело. Если вину активиста докажут, ему грозит пять лет лишения свободы. «Служба безопасности заявляет, что в своем докладе я разгласил государственную тайну, – говорит Марьясов. – Но все данные взяты из открытых источников». На его защиту встал «Гринпис», ссылаясь на то, что Конституция РФ предусматривает свободное распространение информации об окружающей среде.

В «Росатоме» подчеркивают, что готовы к диалогу с активистами, выступающими против ядерной энергетики. «Мы твердо убеждены в том, что каждый голос должен быть услышан», – заявил «Newsweek» пресс-секретарь ядерного агентства. Однако Марьясов считает, что репрессии начинаются неспроста: тем самым власть пытается скрыть от общественности аварии на ядерных объектах России, регулярно происходящие со времен СССР. К примеру, этой осенью на одном из объектов «Росатома» произошла авария, в результате которой образовалось радиоактивное облако, долетевшее до Европы.

Без контроля

Серьезные проблемы у Федора Марьясова начались после того, как экоактивист выступил против создания постоянного подземного хранилища ядерных отходов в его родном городе Железногорске в Восточной Сибири. Этот город построили в 1950 году под руководством Лаврентия Берии для производства оружейного плутония. До 1992-го завод утилизировал ядерные отходы в ближайшей реке Енисей, что вызвало проблемы со здоровьем у десятков тысяч людей. Российские власти прекратили производство плутония для ядерного оружия на Железногорском заводе лишь в 2010 году.

Как спасти Российскую Федерацию от превращения в «Сомали в снегах»

По мнению Марьясова, в случае стихийного бедствия или террористической атаки хранилище ядерных отходов станет угрожать всему живому в регионе. Всего в 58 км от Железногорска находится город-миллионник Красноярск. Уже более 85 тыс. человек подписали петицию Марьясова, призывающую «Росатом» отказаться от планов по созданию хранилища.

Атомная корпорация утверждает, что открыта к дебатам, и отмечает, что подобные подземные хранилища успешно функционируют в Финляндии и США. У активистов на это свой аргумент. По их словам, сравнивать Россию со странами Запада нельзя, ведь в РФ ядерные хранилища возводят в закрытых городах, большинство из которых ограждены от внешнего мира колючей проволокой, заборами и вооруженной охраной. Попасть сюда практически нереально не только иностранцам, но и россиянам, которые для въезда в город должны получить специальное разрешение. Потому узнать, что в реальности происходит на ядерных объектах России, невозможно.

Нет доверия

Осенью этого года мировое сообщество забило тревогу, после того, как над Европой прошло радиоактивное облако рутения-106. Вскоре западные эксперты установили, что радиация исходит от российского ядерного комбината «Маяк». Сначала в Москве отрицали факт утечки радиации, но в итоге исполнительный директор комбината Юрий Марков признал, что рутений-106 регулярно выбрасывают в атмосферу в рамках переработки отработанного ядерного топлива. При этом он добавил, что уровень выбросов столь незначительный, что никаких оснований для беспокойства нет.

Российские экологи к заявлению Маркова относятся скептически, отчасти из-за плохой репутации завода «Маяк». С 1949-го по 1951 год предприятие регулярно сбрасывало в местную реку радиоактивные отходы, загрязняя воду, которую использовали десятки тысяч местных жителей. Также в 1957 году на комбинате «Маяк» взорвался резервуар для хранения радиоактивных отходов. Эта ядерная катастрофа по своим масштабам стала третьей в мире после Чернобыля и Фукусимы. Экологические активисты утверждают, что ликвидировать аварию с помощью тряпок и швабр советское правительство послало гражданских лиц, в том числе около 2 тыс. беременных женщин и сотни детей. По данным «Гринпис», теперь в наиболее пострадавших районах вокруг «Маяка» рак диагностируют в 2,5–3,5 раза чаще, чем в среднем по стране. В 2007 году Конституционный суд РФ постановил, что привлеченные к ликвидации аварии лица не имеют права на пособие, так как не были официально наняты государством.

Биометрический контроль для иностранцев: что общего между Украиной и Черногорией

Те, кто не согласен с подобными решениями, оказываются под давлением. 43-летняя Надежда Кутепова, руководящая правозащитной организацией «Планета надежд», помогла многим семьям добиться признания факта незаконной отправки их родственников на ликвидацию последствий аварии 1957 года. Среди ликвидаторов был и ее отец, умерший в 1989 году от рака. В 2007 году, после долгой судебной тяжбы, Кутепова заставила правительство признать своего отца жертвой лучевой болезни, заработанной на производстве. Но уже в 2015-м правозащитница была вынуждена покинуть Россию после того, как государственный телеканал «Россия-1» показал сюжет, в котором обвинил ее в попытке использовать ядерный вопрос для разжигания революции и в промышленном шпионаже. В этом же году власть назвала ее иностранным агентом из-за того, что возглавляемая Кутеповой организация финансировалась Национальным фондом США в поддержку демократии NED. После таких громких обвинений правозащитница попросила политического убежища во Франции.

Источник, близкий к «Росатому», сообщил «Newsweek», что к давлению на активистов «Росатом» не имеет никакого отношения. По его словам, их преследование – инициатива региональных чиновников ФСБ, которые хотят угодить московскому начальству перед грядущими президентскими выборами 2018 года.

Марк Беннеттс, «Newsweek»