Концептуально

Как спасти Российскую Федерацию от превращения в «Сомали в снегах»

24 декабря 2017

Рецепт такой есть, но он не понравится российским власть имущим. И вопрос не в «отнять и поделить», а совсем даже наоборот…

Почитал я тут предвыборные программы некоторых российских оппозиционных кандидатов в президенты, и дойдя до заветного раздела «регион» или «региональная политика», не вижу ничего, что бы могло действительно поменять ситуацию.

Нынешняя Российская Федерация напоминает конус, который пытается удержаться, опираясь на свою вершину. А такое возможно только если этот конус вращается с определенной угловой скоростью . Сейчас роль крутящего момента выполняет общая криминализация Российской Федерации, ярче всего выражающаяся в существующей коррупционной ренте. Россия – один из лидеров по этой части в рейтинге ООН.

Но есть рецепт, способный преобразовать Российскую Федерацию в настоящую и весьма крепкую федерацию. Такой подход точно исключит превращение страны в подобие раздираемого криминалитетом Сомали. Конечно, это пока еще схема, но…

Обычно, когда заходит разговор про российский федерализм, московские политики ограничиваются термином «регион», словно в этом термине есть какая-то особая для них магия. Но мы с вами пойдем дальше и возьмем за основу не понятие региона, а понятие муниципалитета.

Путин на выборы – регионы на выход!

В Российской Федерации существует закон о местном самоуправлении, который формально наделяет очень широкими правами именно муниципалитеты и органы местного самоуправления. В конце нулевых в соответствии с этим законом проводилось территориально-административное размежевание муниципалитетов и прилегающих территорий со всем, что на них находится. Можно даже использовать термин «муниципальный округ» для обозначения таких территориально-административных единиц.

Получаем, что у нас есть некое поселение и прилегающая к нему территория, на которой поля, сады, леса, озера, реки и недра. Вот именно эти единицы и надо взять за основу российского устройства.

В административном плане муниципалитет, помимо органов самоуправления, должен стать центром судебного органа (достаточно мирового судьи), собственными органами правопорядка, наподобие института шерифов. В общем, ничего тут особенного нет, все это наличествует на нашей планете и механизмы более-менее известны. Особо расписывать не будем, только уточним, что мировой судья – должность выборная.

Следующий важный момент – поголовное вооружение членов муниципального округа с разрешением скрытого ношения оружия. Это решает несколько проблем: во-первых, уличная преступность будет сведена к минимуму; во-вторых, в случае чего, а случаи бывают разные – муниципальный округ будет обладать собственной силой самообороны. Понятно, что тут возникает много «но», есть условия определенные по подготовке, владению и использованию оружия – но все это на самом деле решается.

«Губернаторопад», как усилие власти Путина в регионах

В рамках своего муниципального округа собственники, проживающие в этом округе – вправе принимать любые решения по вопросам всей его общественной собственности, в том числе и на использование недр и других ресурсов, которые тоже закрепляются за муниципальным округом и даже отдельными собственниками. Фактически это делается одним росчерком пера. Абстрактная фраза о том, что недра принадлежат народу – меня лично всегда коробила, никогда этого не понимал, и даже не хочу…

Таким образом мы определили имущественный ценз для определения принадлежности к муниципальному округу – это собственники, владеющие недвижимостью на территории муниципального округа. Фактически только эти люди должны обладать правом голоса для принятия решений по своему муниципальному округу, будь то использование общественной собственности или муниципальных налогов и сборов, а также все другие местные вопросы.

Собственно суверенитет начинается именно с муниципального округа, это и будет первичная единица нового российского общества. Конечно, возникнут некоторые вопросы насчет, например, больших городов. Возможно, это решается разделением города на отдельные муниципальные округа с выделением долей в прилегающих территориях к нынешним населенным пунктам. В общем, детали по первичной организации такого процесса еще нужно продумать. Пока пусть будет такая условная схема.

Но сразу уточним, что все вопросы социального характера целиком и полностью остаются в ведении этих самых муниципальных образований: образование, здравоохранение, культура, досуг, отдых, спорт и так далее. Как говорится, сами решайте, что и как у вас будет устроено. Впрочем, к некоторым аспектам этих вопросов мы еще вернемся позже.

«Летела ракета – упала в болото…»

Итак, мы определились, что первичная демократия у нас связана с муниципальными округами и собственниками, владеющими недвижимостью в этих муниципальных округах.

Переходим дальше: на основании муниципальных округов формируются уже все государственные образования, причем именно муниципалитеты вправе выбирать свою собственную субъектность – то есть, отношение к первичному государственному образованию Российской Федерации – региону. Делаем процесс формирования региона снизу вверх и оставляем право за муниципальным округом свободно менять свою субъектную принадлежность. С учетом реальной российской «чересполосицы» в этническом и религиозном отношении, этот вариант будет оптимальным.

Таким образом именно муниципальные округа образуют регион. В большинстве случаев это будут компактные территории, более-менее совпадающие по административным границам с нынешними регионами. В расчет здесь берется и распределение населения по территории РФ, где почти 2/3 живут в европейской части. «Чересполосица» – это, как правило, Поволжье, Урал и Зауралье, Север, Южная часть. Вот там и будут возникать разные нюансы вплоть до разделения нынешних муниципалитетов, это не большие проблемы.

В принципе, те регионы и даже муниципалитеты, что находятся на границах нынешней Российской Федерации, вообще можно отпустить в свободное плавание, наделив суверенитетом и независимостью без особых проблем. Сложнее в этом плане с внутренними регионами, окруженными со всех сторон Российской Федерацией. Но и тут вполне можно найти цивилизованное решение, если это потребуется.

Политические «танцы живота»: Псевдо-компромиссы, популизм и другие фокусы

Образованные таким образом из муниципальных округов регионы и есть первичные государственные образования, вот на этом уровне и формируются первичные государственные органы. Основная задача этого уровня – корректировка взаимоотношений между муниципалитетами, ну чтобы они там, как Афины со Спартой не воевали за принадлежность «вон того дальнего леса», а находили компромиссы.

Все, кто проживает в муниципальных округах региона становятся его гражданами и наделяются соответствующими гражданскими правами. В этом и заключается разница: если муниципальный округ – это оплот собственников, проживающих в округе и создающих комфортную среду жизни для себя, то регион – это оплот всех граждан, проживающих на территории этого самого региона. Кстати, муниципальный округ это еще и избирательный округ, интересы которого на законодательном уровне представляют депутаты выбранные от этих округов.

Кроме того, ни что не запрещает сделать региональную законодательную власть двухпалатной: нижняя палата пропорциональная система по числу жителей в регионе, а верхняя палата – фиксированное и равное число представителей от каждого муниципалитета. Исполнительная власть может формироваться на условиях принятых в данном регионе, а эти условия есть договора между муниципальными округами о государственном устройстве, пусть хоть монархию пожизненную у себя вводят. А что, это даже звучит: «Его королевское величество, король Воронежского союза вольных деревень».

Три столпа жизни российских регионов

Да, здесь для определенности введем одно важное ограничение: если собственник владеет имуществом в разных муниципальных округах одного региона – он должен сам выбрать свой, так назовем, «прайм»-округ где он уже обладает гражданскими правами. Правда, это выбор не пожизненный, и он всегда его может поменять путем предвыборной регистрации.

В ведении регионов находятся правоохранительная и судебная системы региона, что сводится в указанных условиях к координации деятельности соответствующих муниципальных органов и формированию соответствующих чисто региональных структур, например – уголовных, арбитражных судов, криминальной полиции. Помимо этого регион должен обладать своей собственной системой территориальной самообороны, в которую помимо муниципальных структур могут уже входить более специализированные, например Национальная гвардия региона. Но это не обязательно, это просто возможность, впрочем это должны будут решать муниципальные округа, в конечном счете им же это все содержать.

Важный момент – законодательство региона это обобщение первичного законодательства муниципальных округов, не противоречащее законодательству каждого отдельного входящего в него округа. Причем, такие положения как смена устройства власти или изменении региональной Конституции должны быть одобрены в каждом муниципальном округе. Думается, даже чтобы на это было согласие не просто большинства, а жесткий критерий 2/3 полномочных голосов (не забываем – там может быть и прямая демократия на муниципальном уровне).

А вот теперь уже регионы вступают между собой в федеральный договор. В идеале это должны быть взаимные двухсторонние соглашения между каждым из субъектов такой федерации, и вот эти договора должны уже формировать общую структуру федерации, ее законодательную, исполнительную, судебную власть, федеральную правоохранительную систему, оборону федерации, внешнюю политику и так далее. При этом федеральное законодательство обобщает весь массив региональных законов, но не противоречит ему.

На уровне формирования федеральных органов власти получаем федеральные избирательные округа, каждый из которых тождественен субъекту федерации. Здесь однозначно двухпалатная законодательная власть во главе с Конгрессом, где число депутатов пропорционально числу жителей региона и Сенатом с фиксированным числом представителей от каждого региона. Что до исполнительной власти, возможны варианты. Лично мне нравится модель президентской республики.

Так вот: основная задача федеральных органов власти – быть арбитрами в разрешении вопросов регионов. Причем, ответственные решения должны приниматься фактически всеми регионами, на условиях, подобных условиям взаимоотношений регион–муниципальный округ.

Настоящие экстремисты в России получают условные сроки

И тут тоже одно ограничение, касаемо собственников у которых собственность в разных регионах: право выбора уже «прайм»-региона, то есть, региона, от которого этот самый собственник собирается участвовать в федеральных выборах. Опять же, это не пожизненный выбор, и его всегда можно поменять, зарегистрировавшись в соответствующем избирательном округе.

Осталось сказать про образование и медицину. В принципе, государственное регулирование в этих сферах фактически не нужно. На самом деле нужны попечительские советы, так как это вопросы формирования и опеки человеческого потенциала как регионов, так и федерации в целом. В попечительские советы учебных и лечебно-профилактических учреждений должны обязательно входить представители муниципалитетов, работодателей и общественности (например родители учеников), именно они будут и формировать эффективную систему образования и здравоохранения.

Ну а для того, чтобы все это не превратилось в феодализм, необходимо соблюсти одно важное условие – примат международного законодательства над всей массой собственных законов, начиная с муниципального уровня и до федерального. Но это на самом деле проще всего…

Да, кстати, чуть не забыл: для господ Юрия Чайки, Александра Бастрыкина, Александра Бортникова, Владимира Колокольцева – этот материал можно квалифицировать по статье 280.1 нынешнего Уголовного Кодекса нынешней Российской Федерации. Если осуществить, то что в ней заложено – Вас, господа, попросту не будет, за ненадобностью…

А вот экстремизма в этом материале нет. От слова совсем…

Олег Шро, специально для «Гуляй Поле»