Политика

Политические «танцы живота»: Псевдо-компромиссы, популизм и другие фокусы

22 декабря 2017

Выводы напрашиваются неутешительные и давно известные – нет в России оппозиции от слова совсем.

Ксения Собчак высказалась намедни относительно своего видения российско-украинских отношений. Впору вводить мем «Ксюша-компромисс». Это было центральной мыслью ее последнего часового выступления в режиме «вопрос-ответ».

Как всегда, коснулись и вопроса оккупированных и аннексированных Россией Крыма и Севастополя. Позиция Ксении по данному вопросу – попытка усидеть на двух стульях – «и нашим и вашим». С одной стороны, она признает украинский Крым, но с другой стороны, через утверждения о «сложной ситуации» и «учета судеб живых людей» – повторяет извечную мантру российской оппозиции о «проведении нового референдума». Правда в версии Ксении референдум должен быть «международным», и почему-то в нем должны участвовать обязательно жители России? Так и хочется задать вопрос на сей счет: «А почему не жители Китая? У них в Крыму был тоже интерес до войны.»

Нет, проблема вполне понятна. В России существует замечательная статья уголовного кодекса – 280.1, суть ее – наказание за любое посягательство на территориальную целостность, до 5 лет лишения свободы с последующими запретами на занятие определенных должностей и выполнение определенных обязанностей. Если посмотреть на 65 статью «конституции» (об этот «основной закон» так много раз вытирали даже не ноги, а кое-что более дурнопахнущее, то писать с большой буквы это слово в российском случае – смысла особого не вижу. Впрочем, я лично никогда этот закон не воспринимал как таковой, на то есть причины, продиктованные российским реалиями – она прямого действия много лет не имела) версии 2014 года, то обнаружим аж два «субъекта федерации» связанные с Крымом: «Республика Крым» и «город федерального значения Севастополь».

Поэтому понять Ксенино юление вокруг мифического «референдума» – можно, но принять, как основу «нормализации российско-украинских отношений», по меньшей мере наивно, и более того – преступно. Реальных проблем конечно с Крымом будет еще много, но ключевой момент с которого реально можно стартовать – полная и безоговорочная деоккупация полуострова Россией, попросту – вывод всех войск и флота. Собственно, об этом сама Ксения и говорит, рассматривая ситуацию на Донбассе. Там у нее четко звучит – «вывод России за рамки конфликта», вот то же самое и с Крымом.

Чаянья российских избирателей в этом вопросе – дело стопятидесятое. Их, собственно, и спрашивать на сей счет никто и не будет. Спросят их по другой причине – контрибуции и репарации. За нападение, оккупацию, аннексию, за унесенные человеческие жизни, поломанные судьбы. Вот тут как раз могут и референдум проводить, хоть «международный» – как они эти выплаты между собой распределять будут, да и чем платить.

На этом моменте вспоминается известный «бутербродный политик», на которого, несмотря на его откровенно фашиствующие взгляды, молится даже либерально настроенная оппозиционная тусовка. Впрочем это понять тоже можно: на российском оппозиционном безрыбье и премудрый пескарь Навальный потянет на креветку. Тигровую. А что, ракообразное же!

Вот только дела у этого пескаря не очень идут. Недавно он зажигал в Самаре «танец живота». История забавная и ее стоит рассмотреть подробней.

«Летела ракета – упала в болото…»

Как водится в России вообще, и на отрогах Сокольих гор в частности, митинг оппозиционной тусовки в мэрии города запретили. Суд решение мэрии отменил по причине «не предложенной альтернативной площадки». Но секта «Свидетелей Кировлеса» посчитала, что суд разрешил им провести митинг. Правда, тех, кого организаторы зазывали, они почему-то не предупредили о последствиях. Например, о задержании полицией за участие в несанкционированных действах. Впрочем, некоторые из организаторов «Навальный-шоу» на этом и погорели.

Теперь самое забавное. Дело в том, что митинг проводили у Дома Культуры на площади Кирова, а там в этот момент шел хореографический конкурс Belly Dance («танец живота»). Когда Навальный посчитал, что колонки, установленные на крыльце ДК, мешают его митингу, он как истинный образец законопослушности – оборвал провода колонок, и как Ленин в апреле 1917 на броневик, взгромоздился на одну из колонок, откуда и толкал немногочисленным «массам» (городской праздник с халявным пивом соберет намного больше народа на родине «Жигулевского» от фон Вокано, чем такое оппозиционное мероприятие) свои неизменные тезисы: «коррупционеров за решетку», «налоги в регион» и обязательный российский пунктик – «повышение пенсий».

Впрочем я это не придумал: все со слов очевидца, и все в открытом доступе. По реакции самарцев на Алексея Навального это отчетливо видно – не стала его «Партия Прогресса» региональной движущей силой, в отличие, например от самарского политика Михаила Матвеева (уроженец Днепропетровска, даже выбирался в Координационный совет российской оппозиции, но безуспешно). Вы знаете, как по мне, то Ксения Собчак выглядит куда более презентабельным политиком на этом фоне, несмотря на то, что и за нее я бы не голосовал бы, по ранее озвученным причинам.

Путин на выборы – регионы на выход!

«Западло!» – никак по другому, как на простом самарском жаргоне, эти действия организаторов и главного оппозиционера не назовешь. Если кого коробит от лексики – ну что поделать, край такой. Сто лет назад на несуществующем ныне Самарском вокзале висела табличка: «Граждане! Следите за карманами, Вы в Самаре!». Впрочем, это идет со времен Ярмака Олянь, более известного как завоевателя Сибири Ермака Тимофеевича. Повторюсь – край такой, недаром его в 1921 году голодом изводили, демографические потери до сих пор посчитать не могут. Впрочем автору жаловаться не стоит – вырос на краю империи, подальше от непотребства метрополии…

Но что мне это напоминает?.. Вот очень похоже – недавно было ощущение дежавю на сей счет… Правда, повод был за полторы тысячи километров от крутого волжского левобережья, на крутом правобережье Днепра. Но, очень похоже, будто инструктировали в одном месте…

Ничего другого от «борца с коррупцией» из «бутербродной оппозиции» я не ожидал. Доводилось иметь с ним дело, не напрямую правда, но осадок неприятный остался… Самара тоже не особо прониклась идеями Навального, им видимо Ленина сто лет назад хватило с его мельницей на хуторе Алакаевка. Местные до сих пор говорят – «упырь редкостный был»…

Какие выводы напрашиваются? Да неутешительные и давно известные – нет в России оппозиции от слова совсем. Впрочем, никогда и не было. Не хватает ей самой малости – гражданского мужества и минимальной договороспособности…

Олег Шро, специально для «Гуляй Поля»