Гуманитарная аура

Вехи истории: Украинские реформаторы в Грузии XIX века

15 декабря 2017

Лезгинка под бандуру. Как украинцы реформировали Грузию.

Принято считать, что грузинские чиновники – реформаторы, а украинские – бездельники. Но в начале XIX века всё было иначе: в образованных украинцах острее всего нуждалась именно Грузия, пишет Ростислав Камеристов на страницах «Фокуса».

Во времена Российской империи считалось, что самые «эффективные менеджеры» и высококлассные государственные служащие работают в Украине. Наша страна стала свежей кровью для других частей империи почти сразу после заключения военно-политического союза между Украиной и Московией в 1654 году, известного более как Переяславский договор либо «Статьи Богдана Хмельницкого».

В дальнейшем положение Украины как кузницы кадров лишь укреплялось. Работать здесь было престижно и выгодно. К нам прибывали чиновники из дальних российских губерний, таких как Самарская, Томская, Тобольская и Архангельская. Все они старались перебраться на службу туда, где зимы мягче, яблоки слаще, а борщи вкуснее «щей с тараканами», по меткому выражению Николая Гоголя. Да и зарплаты в Украине были в разы выше, чем в других регионах империи. Например, жалованье чиновника среднего уровня составляло 100 рублей в месяц. В современном эквиваленте это около 1,5 тыс. евро. По сути, в те времена Украина была раем для русских.

Полтава глазами шведов. Гравюра начала XIX века.

Большая конкуренция мотивировала совершенствоваться. Приём на службу предполагал хорошее образование. Льготы существовали только для детей дворян. Были ограничения по вероисповеданию, например, католикам отдавалось лишь некоторое количество мест, а иудеев принимали на службу только с высшим образованием. Не допускались к госслужбе и иностранцы. Исключение составляли служащие «учебной части», специалисты по горному делу и экономисты.

Одним словом, мечтающих попасть в Украину оказывалось гораздо больше, чем желаюших уехать отсюда. Согласившиеся же могли рассчитывать на весьма неплохую компенсацию и стремительный карьерный рост.

Неспособны к статским делам

В апреле 1818 года наместник Кавказа, выдающийся военачальник и участник многих войн Российской империи Алексей Ермолов обратился к своему другу, военному и государственному деятелю эпохи наполеоновских войн, малороссийскому генерал-губернатору Николаю Репнину-Волконскому с нестандартной просьбой. Её суть состояла в том, что ему необходима помощь в отправке профессиональных кадров из Украины для занятия должностей в Грузии.

В России занялись переосмыслением своей истории

На то время казённая экспедиция верховного грузинского правительства имела огромный дефицит государственных служащих. Не хватало казначейских бухгалтеров и даже самых обычных столоначальников, которые предоставляли бы качественные государственные услуги. Дело в том, что приглашённые специалисты из разных частей империи оказывались совершенно некомпетентными. «Сколько ни являлось их из разных губерний, все они были совершенно неспособные к статским делам», – отмечал наместник. Да и у многих имелись проблемы с алкоголем. Ситуация сложилась критическая, ведь грузинское правительство своё недовольство некомпетентными кадрами решало очень быстро: всех непрофессионалов с чемоданами отправляло назад, в Россию.

Алексей Ермолов знал, что украинцев в Грузию не приглашали, поскольку там предложить им что-либо стоящее не могли. В своём письме к Репнину-Волконскому он просит убедить поехать к нему на службу «по крайней мере от пяти до шести человек», ведь на большее количество надежды не было. К тому же наместник нуждался не просто в чиновниках из Украины, но желательно из Черниговской и Полтавской казённых палат. И только в тех, какие могут быть «употреблены с пользой».

Тифлис в XIX веке. Повседневная жизнь грузин.

Впрочем, сомнений в том, что «в губерниях сих, давно уже образованных, нельзя было найти столько людей», у него не возникало. Поэтому Ермолов согласен был работать даже с молодыми кадрами. Главное, чтобы они были перспективными, с хорошим потенциалом и приличного воспитания, чтобы их поведение не доставляло хлопот. Обещал наместник Кавказа украинцам золотые горы: малоопытного служащего повысят в чине и дадут треть годовой оплаты сразу. Например, бухгалтеры или столоначальники получали 350 рублей, их помощники 200 рублей серебром, а ещё – поощрение премиями и быстрый карьерный рост.

«Михомайдан» и российская реконструкция «октябрьского переворота»

Интересно, что в тот момент в обществе бытовали слухи, что Кавказ абсолютно непригоден для жизни из-за климата, припасов там не хватает, и край бесперспективен в плане экономического развития. Ситуацию нагнетали конкуренты наместника. Потому в своих аргументах для «убеждения хороших людей к поездке сюда» наместник Ермолов говорил, что подобная пропаганда создана «одними и теми же людьми, которые отсюда, по негодности их, высланы обратно в Россию».

В то же время Алексей Ермолов указывал на то, что цены на Кавказе намного ниже, а жалованья, «выдаваемого серебром, достаточно даже для семейного человека, поскольку за серебряный рубль дают медных три, а ассигнациями, которые в совершенном уже употреблении, по четыре рубля и более». Говорил он и про ожидаемые льготы на жильё, где за служебную квартиру не нужно платить арендную плату.

Карта Грузии и Кавказской губернии. Из атласа Российской империи 1807 г.

Репнин-Волконский всегда был палочкой-выручалочкой губернаторов и наместников разных частей Российской империи. И Ермолов, конечно же, знал это, поэтому писал: «Зная давно правила вашего сиятельства и постоянное желание быть всегда полезным службе и отечеству, я совершенно уверен, что вы, милостивый государь, не откажете принять в деле сём живейшего участия, по крайней мере из уважения к краю, сколько благословенному по климату своему, столько же бедному хорошими чиновниками».

В случае согласия украинских служащих нужно было отправлять в Тифлис (Тбилиси), где им сразу же обязывались заплатить из местного бюджета «прогонные по чину деньги и третное жалованье, рассчитывая оное на серебро». При этом об успехе в деле «вербовки» следовало сразу отправить уведомление наместнику Кавказа.

Рай для подданных

Князь Николай Репнин-Волконский, рассмотрев просьбу коллеги, направил запросы во все подчинённые ведомства и структуры. Приглашение отправиться в Грузию на условиях Алексея Ермолова приняли 23 молодых чиновника, при этом каждому из них генерал-губернатор дополнительно заплатил из своего кармана 150–200 рублей серебром.

Наместник Кавказа был доволен, но поиски лучших кадров продолжал. Для этого в переписке с министром юстиции Дмитрием Лобановым-Ростовским, который из-за низкого роста и сомнительного происхождения отличался вспыльчивым характером, инициировал законодательный порядок для всех уволенных из духовных училищ слушателей ехать в Грузию на службу. Согласно этому акту сразу на руки давали от 200 до 300 рублей ассигнациями. Кроме того, юношей обязали поступать на службу в качестве канцелярских чиновников низкого ранга. Просьба была принята, и указ сената от 1 марта 1820 года вступил в действие.

Прибывшие ранее украинцы, которые были рангом выше, передавали опыт молодым, и проблема низкого качества местных чиновников скоро разрешилась. За несколько десятков лет Грузия стала очередным райским уголком для подданных империи.

Ростислав Камеристов, Фокус»