Концептуально

Почему Россия не может быть миротворцем?

06 декабря 2017

О характере «миротворчества» России в Грузии, Молдове, Украине и на Балканах.

«Левый Берег» попросил эксперта в области политики безопасности IDIS Viitorul (Молдова) Росиана Василой проанализировать опыт миротворчества РФ, насколько он соответствует заявленному Сурковым утверждению.

Поводом стало недавнее интервью помощника президента РФ Владислава Суркова СМИ. Отметим, что это событие, учитывая закрытость этого чиновника (и в целом структуры где он работает) от общественности, незаурядное. Что послужило стимулом для его «выхода в народ» – точно неизвестно: то ли отсутствие прогресса (с точки зрения Москвы) в переговорах с США о миротворческой миссии ООН на Донбассе. То ли вооруженный переворот во вверенном ему для контроля сепаратистском анклаве»ЛНР». То ли другие факторы, которые ослабили его позиции.

Вот этих условиях Сурков заявляет государственному информагентству ТАСС, что Россия «самый эффективный миротворец», ибо «это очевидно. Именно Россия остановила полномасштабную гражданскую войну в Украине».

Начнем с того, что классического определения или термина «миротворчество» мы нигде не найдем, даже в Уставе ООН. Исторически можно рассматривать несколько этапов проведения миротворческих операций (всего 69):

— ранние годы 1948-1988 – 15 операций.

— период после «холодной войны» (1989 – 2009) – 48 операций;

— современный этап (2010 – по настоящее время) — 6 операций.

Всего в настоящий момент ООН развернуто 17 миротворческих операций.

Современные многоплановые операции по поддержанию мира должны содействовать политическому процессу, обеспечивать защиту гражданских лиц, оказывать помощь в разоружении, демобилизации и реинтеграции бывших комбатантов, содействовать проведению свободных выборов, защищать и поощрять права человека и способствовать восстановлении законности. Все это указывает на то, что особым спросом и механизмом должны рассматриваться определенные виды специальных сил и средств, включая правоохранительную (полицейскую, в том числе и по надзору и наблюдению за участками государственной границы), гражданскую или со специальным статусом и т.д.

Существуют форматы аналогичных операций под флагом ЕС и ОБСЕ. Например, под флагом ЕС на трех континентах (Европа, Азия и Африка) развернуты 17 операций, используя как военные (6 миссий), так и гражданские инструменты (11 миссий).

Зачем Путин полез в глубокую Африку: “Ихтамнеты” в Судане.

Под флагом ОБСЕ развернуты 12 миссий в странах Европы и Азии. Все они имеют гражданские инструменты деятельности.

«Миротворчество» России

«Специфические миссии миротворчества» со стороны России имеют только военные инструменты влияния, в странах, недавно добившихся/восстановивших независимость после развала СССР и на Балканах.

Никто не оспаривает ту роль, которую имеет Россия в участии в миротворческих операциях под эгидой ООН или других международных организаций. Все они связаны с обязательствами в рамках решений, резолюций этих международных организаций.

Балканы

Эксперты по-разному трактуют миротворческую миссию на Балканах. Стоит уточнить, что в период 1992-1999 годы (да и по настоящее время) Россия участвовала с военными контингентами наряду с НАТО на Балканах в Миссиях SFOR и KFOR в Боснии и Косово.

Вместе с тем, Россия не всегда применяла согласованные действия с НАТО, которые на то время были партнерами и той организацией, которая непосредственно руководила миротворческой операцией. Тут уместно вспомнить так называемый марш-бросок сводного батальона ВДВ ВС России, входившего в состав международного миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине (город Углевик), в город Приштина (Косово) – его целью было взятие под контроль аэропорта «Слатина». Все это было сделано для своих интересов в Югославии, к которой Россия испытывала и испытывает определенный интерес стратегического плана. Тем самым, Россия переиграла все ранее согласованные планы с партнерами по миротворческой операции.

Российско-китайский газовый тупик имени Путина

Но есть и достаточно примеров, которые доказывают «желание» России принудить страны к «миротворческим» операциям. И здесь стоит отметить так называемые миротворческие операции в странах, которые обрели независимость в 1991 году – Грузия и Молдова. Обе эти миротворческие операции были начаты летом 1992 года вследствие принужденных договоров со стороны России, как следствие войн, в которых официально участвовали российские вооруженные силы.

Грузия

Соглашение, подписанное в Сочи 24 июня 1992 года президентом России Борисом Ельциным и председателем Государственного совета, главой Грузии Эдуардом Шеварднадзе предусматривало следующее:

— противоборствующие стороны обязались прекратить огонь и вывести свои вооруженные формирования из зоны соприкосновения;

— Россия обязывалась вывести из Южной Осетии дислоцированные там инженерно-саперный и вертолетный полки;

— создавалась Смешанная Контрольная Комиссия (СКК), которой предстояло осуществлять контроль за прекращением огня, выводом вооруженных формирований, роспуском сил самообороны и обеспечение режима безопасности в зоне соприкосновения;

— СКК придавались группы военных наблюдателей и Смешанные силы по поддержанию мира;

— стороны обязывались немедленно приступить к переговорам по экономическому восстановлению региона и созданию условий для возвращения беженцев. Применение блокад и экономических санкций объявлялось неприемлемым.

Имплементация данного соглашения закончилась в 2008 году признанием Южной Осетии и Абхазии, вследствие русско-грузинской войны, которая изменила все ранее достигнутые договоренности.

Молдова

Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в приднестровском регионе Республики Молдова было подписано между Молдовой и Россией 21 июля 1992 года. Что лишний раз доказывает прямое участие России в войне против Республики Молдова. Этим соглашением предусматривается:

— конфликтующие стороны берут на себя обязательства предпринять все необходимые меры к полному прекращению огня, а также любых вооруженных действий друг против друга;

— с прекращением огня конфликтующие стороны приступают к отводу частей своих вооруженных сил и иных формирований, боевой техники и вооружения, и завершают этот процесс в течение семи суток. Целью такого разъединения является создание зоны безопасности между сторонами в конфликте;

— Создание Объединенной Контрольной Комиссии, в составе представителей сторон, участвовавших в боевых действиях – Россия, Республика Молдова и так называемая администрация Тирасполя.

Французская «Анаконда» для Путина

История показала, что данные соглашения и, в частности, эти две «миротворческие» операции проводились в зоне интересов России в границах бывшей империи.

Практика этих операций противоречат практике и нормам международного права, и в первую очередь ООН. Как уже указывалось, есть достаточное количество доказательств, что Россия, страна которая участвует в этих операциях, участвовала и в боевых действиях на Днестре, в Абхазии и Южной Осетии. В этом отношении нельзя говорить о беспристрастности этих операций, беспристрастности – как принципа международных миротворческих миссий и основным гарантом успеха этих миссий.

Нельзя забывать и о принципе Согласия сторон и здесь Россия принудила и Молдову, и Грузию подписать Соглашения от 1992 года — это осуществлялось под давлением оружия. И как и в случае с аннексией Крыма с прикрытием результатами так называемого «референдума«.

Если говорить о так называемой «миссии» в Молдове, то она не имеет никакого мандата и противоречит национальному законодательству. Де факто, эти «миротворческие миссии» являются односторонними «миротворческими миссиями» (со стороны Российской Федерации), которые стали „state-building” миссиями, после признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии, а в Молдове стала миссией, которая помогла сепаратистскому режиму в Тирасполе консолидировать свою «политическую, экономическую и военную» составляющие так называемой государственности.

О незаконности пребывания ОГРВ (нагнетание «милитаристской истерии», постоянные военные учения, в т.ч. наступательного характера с участием незаконных вооруженных структур приднестровского региона) в Молдове неоднократно указывалось государственными органами в Кишиневе в различных международных форматах, в том числе ООН. К сожалению, на данный момент не удалось принятие конкретных резолюций по данному вопросу и это несмотря на поддержку как Украины, так и других стран.

Все это потому, что у ООН нет политической воли, а также из-за лавирования между определенными интересами, в том числе и России. Так же не удается изменить формат военной миротворческой миссии на Днестре в правоохранительную с гражданским статусом. Вместе с тем Россия продолжает блокировать переговорный процесс в формате 5+2, тем самым препятствуя реальному сближения обоих берегов Днестра.

«Летела ракета – упала в болото…»

Миротворческие миссии развивались в двадцатом веке из простых миссий (которые занимаются только вопросами безопасности) вплоть до сложных миссий по поддержанию мира (которые намного превосходят классический формат). Опыт, накопленный в проведении миротворческих миссий, в том числе и неудачный, стимулировал формирование более профессиональных миссий, способных решать широкий спектр задач (Миссии ООН, ЕС и др.). В то время как ЕС и другие международные организации проводили и проводят миссии по поддержанию мира, уделяя больше внимания управлению кризисами, укреплению верховенства закона, гражданской администрации и гражданской защиты, российская модель миротворчества специфическая, которая делает упор на безопасности типа «hard», а также на применении инструментов гибридной войны и использует это для закрепления своего военного присутствия на пространстве пост-империи.

О миротворческой миссии в Украине

В последнее время указывается на необходимость установления миротворческой операции в Украине. Да такая миссия необходима, но без участия России. В случае если к данному вопросу она будет допущена, есть достаточно оснований полагать, что она превратится в так называемую миротворческую миссию по установлению государственности восточных регионов Украины, по сценарию Молдовы и Грузии.

Дело в том, что предложение президента России Владимира Путина разместить миротворцев ООН вдоль линии соприкосновения, отделяющей украинские правительственные войска и поддерживаемых Россией сепаратистов, и только для охраны сотрудников ОБСЕ – это не сделает ничего, чтобы помешать России отправлять бойцов и оружие в Украину.

В свою очередь Украина и западные партнеры предлагают миротворческую миссию в соответствии с общепринятыми нормами международного права и размещением на всей территории Донбасса, включая неконтролируемый властями Украины участок российско-украинской границы. В ее задачи предлагается включить охрану и обеспечение мира, контроль за отводом тяжелой техники и артиллерии, а также обеспечение безопасности людей, создания условий по проведению выборов в соответствии с Минскими договоренностями.

Украине необходимо настаивать на классической форме миротворческой операции под флагом или ООН, или ЕС с четким мандатом по поддержанию мира, которая должна содействовать политическому процессу, обеспечивать защиту гражданских лиц, оказывать помощь в разоружении, демобилизации и реинтеграции участников боевых действий, содействовать проведению свободных выборов, защищать и поощрять права человека и способствовать восстановлении законности на оккупированных территориях.

Учитывая вышеизложенное, а также в условиях гибридной войны против Украины, Россия ни в коем случае не может выступать в роли миротворца на международной арене, поскольку преследует исключительно свои геополитические цели в регионе, а именно постоянное военное присутствие на территории пост-империи и в непосредственной близости к границам ЕС.

Росиан Василой, «Левый Берег»