Взгляд

«Летела ракета – упала в болото…»

06 декабря 2017

«Какая зарплата – такая работа!», – напевали работники одного из предприятий ракетостроительной отрасли в России в конце XX века.

В России со второй попытки удалось запустить на орбиту военный спутник, ему был присвоен порядковый номер «Космос-2524». Пуск ракетоносителя класса «Союз» был осуществлен с космодрома Плесецк в Архангельской области. На сей раз, на удивление, все прошло в штатном режиме…

Однако, 28 ноября запуск ракетоносителя того же класса с нового российского космодрома «Восточный» закончился привычной катастрофой. При выводе спутников на орбиту разгонным блоком «Фрегат», который окрестили в народе «четвертой ступенью», была потеряна телеметрическая связь. Предполагают, что все 19 выводимых на орбиту спутников образовали новую российскую спутниковую группировку на дне Атлантического океана.

Многие говорят о плачевном состоянии с оплатой труда в российской ракетостроительной отрасли. Собственно, с зарплат и следует начать разговор. Правда, известный российский блогер Илья Варламов уже собрал соответствующую информацию. По его данным получается, что зарплаты инженерно-технического состава российских предприятий космической отрасли лежат в пределах от 10 тысяч (170$) до 30 тысяч рублей (511$), в зависимости от занимаемой должности. Да, зарплаты в отрасли невелики, но считать одну лишь материальную составляющую причиной происходящих катастроф – непростительная наивность, если не сказать глупость.

Причины такого катастрофического положения в космической отрасли в целом и в ракетостроительной в частности – в общем кадровом голоде, который Россия испытывает уже несколько лет (справедливости ради стоит заметить, что подобную нехватку испытывает не только Россия, но и другие постсоветские страны, в том числе и Украина). Причины российского кадрового голода следует искать в событиях, которые начались четверть века назад, в эпоху становления современной России как самостоятельного государства на постсоветском пространстве. В «лихих 90-х», когда условия для будущей деградации только формировались.

Прозрачный диктатор России

Фактически на сегодняшний день Россия получила кадровую «пустыню» при полностью убитой системе профессионального образования, которая давно уже превратилась в «процесс деревообработки: на входе дубы – на выходе липа». Нельзя подготовить рабочего, технолога, инженера или ученого-экспериментатора без материально-технической базы, которая в лучшем случае в российских колледжах и вузах находится на уровне 70-х годов прошлого века, а в системе среднего-профессионального образования так и вовсе отсутствует. Причем ситуация такова, что если начать исправлять ее прямо сейчас, потребуется те самые четверть века, прежде чем процесс воспроизводства кадров даст свои положительные результаты. Если этого не сделать – тотальная технологическая деградация, которая уже де-факто имеет место, а результаты ее демонстрируются всему миру пополнением спутниковых группировок на дне океана.

Поэтому одно лишь повышение оплаты труда в космической или ракетной отраслях проблему не решит, а сами катастрофы сделает еще дороже, чем сейчас. Менять нужно – как в советском анекдоте – всю систему! При этом вступление России в Болонский процесс дает важный инструмент повышения качества подготовки кадров: для формирования профессиональных знаний и навыков к учебному процессу требуется привлекать будущих работодателей.

Это условие хорошо иллюстрируется нынешней системой различных профессиональных курсов, например, в IT-сфере. Наиболее успешными образовательными курсами и программами являются ориентированные на потребности работодателя, или же вовсе являющиеся структурными подразделениями самих будущих работодателей. Многим вещам действительно можно научить только на практике, и это справедливо для любой сферы деятельности. Более того – многие задачи, возникают исключительно при практическом освоении.

Но вот чему может научить будущего специалиста тот, кто сам не владеет знаниями и навыками в технологиях, инженерии? А ведь такая ситуация – сплошь и рядом. В России теряются даже десятилетиями отработанные, отлаженные технологии: нет кадров, способных воспроизвести всю необходимую технологическую цепочку в конструировании и производстве.

Наноизоляция России

Чтобы не быть голословным, приведу два примера, которые произошли в бытность мою преподавателем одного крупного регионального вуза, и непосредственно связаны с космической отраслью. Как-то раз приходит ко мне мой бывший студент, назову его условно Александр, и с порога кафедры озвучивает насущную проблему:

– Олег Иванович, нам необходимо получать телеметрию пусков наших ракет с космодрома Куру. Дело в том, что оттуда телеметрию могут передавать только по спутниковому каналу, а у нас такого нет, – знакомит меня Александр с возникшей у его отдела неприятностью.

– Александр, вроде же у вас на предприятии как раз спутники и производят!? – искренне удивился я тогда, так как знал, что конструкторское бюро их предприятия помимо постройки космических ракетоносителей занимается и разработкой спутниковых систем.

– Не могут. Нет людей, которые могли бы спроектировать спутник с нужными параметрами. Да даже если построят, запустить его нечем – нет ракет! – отвечает Александр.

Задача тогда была решена проще: зять одного из сотрудников моей кафедры работал в крупной московской телекоммуникационной компании, которая занималась в том числе и спутниковой связью. По всей видимости, отделу Александра удалось получить телеметрию пусков с космодрома Куру через нее.

Лет через семь после описанного случая в приватной беседе с одним из проректоров другого крупного регионального вуза всплыла тема того самого предприятия, где трудился упомянутый Александр. Разговор зашел про спутники. Мой собеседник тогда мне поведал, что на том предприятии сейчас реализуют проект учебного спутника. Особенно сильно возмутило моего собеседника, что вместо хорошей качественной оптики и чувствительной электронной матрицы для съемки из космоса на спутник установили обычную недорогую цифровую «мыльницу».

– Как они сказали: фотографирует и ладно!, – с горечью сказал мой собеседник.

Думаю, приведенные примеры все иллюстрируют очень хорошо. Технологическая, да и интеллектуальная деградация налицо. Чему можно научить будущих специалистов на тяп-ляп собранных образцах?

Как говорится – запасаемся поп-корном и следим за пополнением российских подводных спутниковых группировок! Show must go on…

Олег Шро, специально для «Гуляй Поля»