Взгляд

Молдавский плацдарм России

02 декабря 2017

Прозападные «гибриды», или почему Молдова не меньший друг Путина, чем Беларусь. Ситуация в Молдове в точности повторяет белорусскую, в том смысле, что ни в Минске, ни в Кишиневе у Украины союзников нет.

Несколько новостей из Молдовы, пришедших одна за другой за короткий отрезок времени, на первый взгляд смотрятся взаимоисключающими. А на второй – дополняющими друг друга и рисующими выразительный портрет наших молдавских соседей, позиционирующих себя в последние годы как «друзья Украины». Об этом пишет Сергей Ильченко, на страницах издания «Деловая Столица»

Не видите связи? А она есть

Премьер-министры Молдовы и Украины Павел Филип и Владимир Гройсман в ходе встречи в Тбилиси на Tbilisi Belt and Road Forum 2017 договорились увеличить число украинских разрешительных квот, выдаваемых молдавским водителям для международных грузоперевозок через Украину, с 43 тыс. до 60 тыс., а также срок пребывания молдавского транспорта в Украине, который сейчас составляет 90 дней. Очевидно, что даже при 90-дневном сроке пребывания, не говоря уже о его продлении, об одном только транзите речь не идет.

За день до этого молдавское агентство журналистских расследований RISE Moldova опубликовало большой материал о том, как Молдова, пользуясь правом на транзит через Украину и используя своих перевозчиков, снабжает оккупированный Крым. Вопреки прямым запретам Украины, и не только молдавскими, но и европейскими товарами.

А через день Кишинев и пророссийские сепаратисты из непризнанной ПМР в лице вице-премьера по реинтеграции Георгия Бэлана и «министра иностранных дел» Виталия Игнатьева, обтекаемо названного в молдавских СМИ «представителем Приднестровья», подписали несколько протоколов, договорившись, среди прочего, о признании Молдовой приднестровских дипломов о высшем образовании, что означает открытие специалистам, подготовленным в Тирасполе, возможности устраиваться в Молдове. В том числе и на госслужбу — никаких ограничений для этого уже нет. Причем бывшая «министр иностранных дел» ПМР Нина Штански-Шевчук тут же заявила, что нынешняя приднестровская власть «сдает республику Кишиневу».

Криптовалютная революция в России

Интересно тут то, что она заявила это, находясь в Кишиневе, куда бежала из Тирасполя вместе с мужем, бывшим «президентом» ПМР Евгением Шевчуком, после того, как в Тирасполе против звездной парочки открыли дело о казнокрадстве. Что характерно, никаких претензий со стороны молдавских властей ни к ней, ни к ее мужу не возникло — несмотря на то что они много лет активно занимались деятельностью, прямо направленной на нарушение территориальной целостности Молдовы. А сепаратистские власти под их руководством грубо попирали права граждан Молдовы, живущих в оккупированном сепаратистами Приднестровье, которое Молдова считает своей территорией. Но паре была выделена госохрана, и она свободно разъезжает по всему миру — от ЕС до России. Время от времени радуя приднестровцев видеоразоблачениями нынешних тираспольских властей.

Но Молдова, несмотря на это, никогда не возбуждала уголовных дел против сепаратистских лидеров. Дела возбуждались исключительно против низовых исполнителей по относительно легкой статье «присвоение властных полномочий» — мол, никакие они не должностные лица, а самозванцы. И, разумеется, ни одно из этих дел ни разу не было доведено до суда, ни, тем более, до приговора. Но даже такое минимальное давление на сепаратистов скоро будет прекращено: 28 ноября на встрече в Вене в формате 5+2 была достигнута договоренность «разрешить проблему уголовных дел». Не менее 50 тыс. жителей региона были вынуждены покинуть его из-за политических преследований, но ни их судьбы и права, ни судьбы и права тех, кого сепаратистские власти держали и держат сейчас в заключении, Кишинев не волнуют. Не волнует Кишинев и то, что в ПМР продолжают действовать репрессивные «законы», принятые сепаратистами. К примеру, за публичное отрицание благотворной роли «российских миротворцев» можно получить до семи лет тюрьмы. А можно и не дожить до тюрьмы, поскольку «эскадроны смерти» «кгб/мгб ПМР», служившие ныне беглому «президенту» Евгению Шевчуку, верно служат и действующему «президенту» Вадиму Красносельскому.

Business as usual

Причины такого равнодушия очень просты. Кишинев и Тирасполь при активном участии Москвы всегда вели общий бизнес. Совместные схемы, которые можно проследить начиная с 1990 г., с момента провозглашения «приднестровской независимости», работают и сегодня.

Связи эти всегда были настолько тесными и настолько выгодными, что признанная Молдова и контролируемое Россией Приднестровье особо не заморачивались даже их маскировкой. Так, Кишинев и Тирасполь сохраняют общий документооборот по учету военнообязанных и актов гражданского состояния. Они тесно взаимодействуют на уровне МВД, что позволяет приднестровским властям безо всяких проблем похищать неугодных им лиц, находящихся в правобережной Молдове.

В ответ молдаване картинно возмущаются, но ни один из похитителей ни разу не был привлечен к ответственности, даже тогда, когда их ловили при несогласованных с Молдовой действиях. Впрочем, гораздо чаще молдавские полицейские активно взаимодействуют с приднестровской стороной, доставляя интересующих ее фигур на левый берег. А в случае нежелательной огласки, как это было с беглым в Молдову бывшим главным таможенником и контрабандистом ПМР Юрием Гервазюком, которого Кишинев за ненадобностью широким жестом подарил Тирасполю, молдавское МВД делает невинное лицо и говорит, что полицейскую форму можно купить буквально где угодно.

Экономическая ситуация в России создает проблемы для федерального бюджета

Прекрасно работали и продолжают работать общие экономические схемы с использованием предприятий, находящихся в ПМР, молдавских разрешительных документов и российского газа, за который ПМР не платит (ситуация с газом подробно разобрана тут). Сепаратистские лидеры, к которым, напомню, у молдавских властей никогда не возникало претензий, беспрепятственно летали и летают через кишиневский аэропорт. Между тем, по молдавским законам, они должны были бы быть либо привлечены к уголовной ответственности, либо, в случае отсутствия молдавского гражданства, как минимум высланы из Молдовы без права въезда.

Молдова никак не реагирует и на вербовку своих граждан в армию России, незаконно дислоцированную на территории Приднестровья, хотя формально за службу в иностранной армии полагается лишение гражданства… Список таких проявлений добрососедства и тесного сотрудничества двух берегов Днестра и Москвы в придачу можно продолжать до бесконечности.

Чем вызвана такая терпимость, противоречащая даже весьма эластичным молдавским законам? Разумеется, корыстью. Молдова хочет проводить «многовекторную» политику — вести бизнес и с Тирасполем, и с Украиной, и с Россией, и с ЕС. К слову, 65% экспорта из Приднестровья, контролируемого пророссийскими сепаратистами, уходит в ЕС по молдавским разрешительным документам. Это только легальная часть приднестровского бизнеса. В тени остается крупнейший в Европе контрабандный хаб, размещенный на территории Приднестровья, который, естественно, не смог бы работать без зарубежных партнеров. Как минимум в сопредельных с ПМР государствах: Украине и Молдове.

Как торговать чужим интересом

Теперь внимание, следим за руками наших молдавских друзей. Важно понимать, что единственный и перманентный конфликт между Кишиневом и Тирасполем сводится к одному — к дележу доходов от экономической эксплуатации ПМР. При этом у каждой из сторон есть свое оружие. Молдова в лице той власти, которая в данный момент правит в Кишиневе, может принимать те или иные запретительные или разрешительные законы, одновременно повышая стоимость неофициальных услуг по их обходу. А ПМР, используя как приманку общие бизнес-проекты, тотально и поголовно коррумпировало и «прошило» своим и российским влиянием все молдавские элиты. Все подряд, независимо от политической ориентации. Точно так же была тотально коррумпирована и пронизана российским влиянием Одесская область Украины.

Долгое время это позволяло верхушке ПМР маневрировать между Кишиневом и Одессой. Поскольку Молдова не контролировала приднестровский участок украинской границы, Тирасполь мог до некоторой степени выбирать между украинскими и молдавскими партнерами, сбивая цену на их услуги. Конечно, Молдова пыталась препятствовать этому. К примеру, отобрав в 2006 г. у приднестровцев таможенные печати, выданные им в 1996 г., и заставив оформлять легальный экспорт в Кишиневе. Но ввоз товаров в Приднестровье из Украины и контрабанда в обе стороны через украинскую границу обходились и без молдавских таможенных документов. Это очень раздражало Кишинев, желавший получить большую долю в доходах ПМР.

Шесть сценариев будущего Украины

Начало российской агрессии против Украины было воспринято в Кишиневе как шанс переделить приднестровские доходы в свою пользу. Украина, разглядев, наконец, в Приднестровье российскую военную группировку в своем тылу, угрожающую внезапным ударом, и базу российских спецслужб, ведущих против нее постоянную подрывную работу, стала принимать меры. Был ужесточен пограничный контроль. В Украину перестали пускать сепаратистских лидеров. Несмотря на отчаянное сопротивление приднестровского лобби в Молдове, Украине и миссии ОБСЕ удалось открыть совместные пограничные посты, и Молдова стала контролировать свою границу по всему периметру.

Но все эти меры, поддержанные Кишиневом и вызвавшие небывалое потепление в молдово-украинских отношениях, еще не означают желания Молдовы прикрыть приднестровский проект или хотя бы добиться вывода из Приднестровья российских военных. Молдова, используя российско-украинский конфликт, просто усиливает свои позиции на переговорах с сепаратистами в Тирасполе и с Москвой. Молдова хочет торговать с ними всем чем может. Включая, как вариант, и санкционные товары, запрещенные к поставкам в Россию. Включая, при случае, и интересы Украины, тоже рассматриваемые как товар.

Контроль и кормушка

Разумеется, Кишинев старается всеми силами замаскировать свою позицию. Молдавский и украинский премьеры постоянно встречаются, демонстрируя общность позиций. Украинские и молдавские общественные организации проводят совместные мероприятия. Беда только в том, что эти благостные картинки безнадежно оторваны от практической деятельности молдавских властей и от молдавской реальности. И неприятные реалии при внимательном взгляде так и лезут на свет.

К примеру, информационное поле Молдовы остается абсолютно пророссийским. В силу этого в молдавском обществе на бытовом уровне безраздельно царят антиукраинские настроения. Иной вопрос, что «европейские» политики их не озвучивают, поклоны в сторону России и совместные фотосессии с сепаратистами из ДНР выполняет президент Молдовы Игорь Додон. Но Игорь Додон не сам ведь по себе возник — за него проголосовало большинство молдавского населения. Он заявляет, что его Партия социалистов (ПСРМ) получит в следующем парламенте большинство (выборы в 2018-м). И это совсем не исключено, поскольку Россия, ставящая на Додона, уже бросила в бой за него все свои молдавские ресурсы, а их у нее немало. Но даже если ПСРМ и не получит большинства, сильно ли это изменит ситуацию?

Ведь это «проевропейские» и «дружественные Украине», а вовсе не пророссийские власти Молдовы терпимо относятся к приднестровским сепаратистам. Весьма спокойно они относятся и к тому, что Молдова снабжает оккупированный Крым. Что пророссийские издания, выходящие в Молдове, каждый день льют грязь на Украину. Что с началом российской агрессии на Донбассе в ПМР открыто устраивают митинги в поддержку ДНР и ЛНР — прямо в центре Тирасполя, с демонстрацией их флагов, а также вернувшихся оттуда наемников. Что Приднестровье стало поставщиком не только рядовых боевиков, но и «проверенных кадров» для двух бандитских «республик». Что ручеек боевиков тек и течет на Донбасс из пророссийской Гагаузии. Точно так же, как и в случае с Приднестровьем, молдавские власти в лучшем случае вяло демонстрируют «принятие мер» в отношении рядовых функционеров, но никогда не станут трогать организаторов.

Россия начала вооружать Иран

Так, лидер Конгресса русских общин (КРО) Молдовы Валерий Клименко, открыто выступивший со страниц «КП в Молдове» с рассказом о вербовке КРО боевиков для отправки на Донбасс, а также используемый российскими спецслужбами для антиукраинских провокаций в Крыму, не понес за это никакой ответственности и вообще не вызвал интереса у молдавских правоохранителей. Почему? Да потому что никакая власть в Молдове не станет трогать серьезную российскую агентуру. Это может помещать бизнесу молдавских политиков с россиянами, а в Молдове идут в политику с единственной целью — ради лоббирования собственного бизнеса. По этой же причине, из-за прямых бизнес-интересов молдавских верхов, в Молдове никогда не будет ограничена деятельность российской пропаганды, какие бы обещания ни раздавались по этому поводу.

И, наконец, Молдова никогда не станет демонтировать тоталитарный загончик под названием ПМР. Ей плевать на то, что население Приднестровья фактически живет в условиях оккупации, лишенное элементарных человеческих прав. Ей, разумеется, безразличны и интересы Украины, которым угрожает приднестровский пророссийский гнойник. Молдове нужна серая контрабандная зона и максимальный контроль над ней. За этот максимальный контроль сегодня и идет борьба с использованием в числе прочего и украинского ресурса для максимальной изоляции Тирасполя, дабы вынудить его быть сговорчивее. С той же целью Кишинев готовится ввести на выборах 2018 г. в свой парламент двух депутатов из Приднестровья: уже упомянутого Евгения Шевчука и его миньона, председателя «партии коммунистов Приднестровья» Олега Хоржана. Обе фигуры абсолютно пророссийские, что не помешало по-братски поделить их между властью и оппозицией. Правящие «проевропейцы» пригрели в Кишиневе беглого Шевчука с супругой. А Хоржан, пока остающийся в Тирасполе и даже имеющий мандат «депутата ВС ПМР», для разработки отдан Игорю Додону и его социалистам. Будучи введена в парламент Молдовы, парочка станет дополнительным инструментом давления на ПМР.

Сколько орков развелось?

Иной вопрос, что политически слабый Додон был бы для России удобнее, чем своевольный Влад Плахотнюк, де-факто управляющий Молдовой сегодня. И вообще, с любой молдавской властью, твердо стоящей на ногах, Москве неизбежно придется торговаться. А вот полностью зависимому от нее Додону она сможет просто диктовать свою волю в приказном порядке. Именно по этой причине Москва Додона и поддерживает. На том разница между «пророссийскими» и «прозападными» политиками в Молдове заканчивается. Ситуация в точности повторяет белорусскую, в том смысле, что ни в Минске, ни в Кишиневе среди политиков у Украины союзников нет. Но белорусы, при всех вопросах к Лукашенко, все-таки на своей территории не допускают российский военный контингент непосредственно к границе с Украиной.

Сергей Ильченко, «Деловая Столица»