Гуманитарная аура

Я вам пишу. Зачем Филарет вспомнил про Кирилла

01 декабря 2017

Письмо главы УПЦ КП к архиерейскому собору РПЦ и вынужденно-сдержанная реакция на него российских клириков говорят о том, что как Филарет, так и Кирилл готовы к собственной геополитической игре. Которая может стать роковой для любого из них.

Письмо предстоятеля Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарета к Архиерейскому Собору РПЦ с предложением восстановить «молитвенное общение» был настолько неожиданным, что в соцсетях новость о нем долгое время считали откровенным фейком. Впрочем, после признания подлинности письма руководителем пресс-службы УПЦ КП, последние сомнения исчезли. Филарет действительно обратился к РПЦ.

При том что этот шаг — весьма «токсичный» для предстоятеля УПЦ КП. Не обязательно заказывать социологическое исследование, чтобы с уверенностью сказать, что подавляющее большинство верующих УПЦ КП отнесутся к любому общению с «московскими попами», скажем мягко, с большим сомнением. Тем более — к пассажам, где патриарх просит у иерархов РПЦ прощения и прощает им. Сдержанная реакция на это, в общем, вполне естественна для конфессии, которая с самого начала существования выстраивала свою идентичность на противостоянии с РПЦ. И это противостояние только возросло и невероятно обострилось по мере того, как РПЦ стала активным участником гибридной агрессии против Украины.

Владимир Владимирович всех помирит

С какой-то точки зрения, сдержанно-положительная реакция Архиерейского собора РПЦ на письмо Филарета — не менее «токсично» и для предстоятеля РПЦ Кирилла, у которого ничуть не меньше своих радикалов. Которым очень сложно понять, почему в документах собора «гражданин Денисенко» и «монах-расстрига», как обычно именовали патриарха Филарета «в духе братской любви» клирики РПЦ, стал вдруг «бывшим митрополитом Киевским».

Поэтому у обеих сторон, очевидно, должны быть очень веские причины для того, чтобы сыграть в эту игру

Попытку объяснения ситуации предоставил вчера вечером пресс-центр Киевской патриархии. Сводится она к тому, что «содержание и мотивы» письмо патриарха Филарета «могут быть основанием для неправильных выводов». А причиной этого обращения была попытка РПЦ вступить в диалог с Филаретом, переданная в Киевскую метрополию посредством иерархов российско-эмигрантской РПЦЗ. Результатом такого диалога должно было стать «нормальное церковное общение» между УПЦ КП и РПЦ, которому мешают будто бы только «снятие сана» «анафематствование», которые Моспатриархат свое время применил к Филарету.

И вот на соборе эти решения должны были «признать отсутствуюшими». Но не признали. То есть, проще говоря, УПЦ КП вроде как «кинули». Что не мешает Киевскому патриархату «приветствовать желание со стороны Московского Патриархата вести диалог».

Этому можно было бы поверить, если бы не несколько «но». Наибольшее из которых заключается в том, что патриарх Филарет прекрасно понимал, что его, скорее всего, «кинут». Он прекрасно знает своих противников. В конце концов, он и сам был высокопоставленным иерархом РПЦ. И, несмотря на все это, «подставился» с письмом. А Кирилл, в свою очередь, «подставился» с почтительным рассмотрением письма и созданием соответствующей комиссии для ведения диалога. В которую правда вошли махровые антифилератщики — под руководством главы Отдела внешнецерковных связей митрополита Иллариона. О котором на украинском информресурсе УПЦ МП почему-то скромно молчат, перечисляя в основном украинских иерархов, вошедших в состав комиссии.

Реальных причин такого поведения может быть несколько. Одна из них — желание патриарха Филарета действительно снять «анафему», что помогло бы ему в переговорах с патриархом Константинопольским о признании УПЦ КП и получения им автокефалии.

Другая возможная причина — патриарх Филарет «перестраховался». Имея информацию о предоставлении автономии УПЦ МП со стороны РПЦ — но не зная, что эта автономия будет иметь довольно узкие рамки и будет несколько декоративной, он заранее попытался навести мосты с возможной «автономной УПЦ МП», заведя примирительный диалог с Москвой. В таком случае все вчерашнее «примирение» вскоре рассосется без каких-либо видимых последствий.

Очередной враг России — евреи

Еще один возможный вариант, весьма радикальный, очевидно, заключается в возможном желании уже крайне пожилого патриарха (88 лет — все-таки не шутки) запустить процесс реального объединения между умеренной частью УПЦ КП и проукраинской частью УПЦ МП, который, гипотетически, может завершиться созданием новой конфессии, которую признает Константинополь. И который, безусловно, приведет к расколу в обоих конфессиях, оставив два осколка из числа радикально настроенных верующих.

Которое из этих предположений будет верным — покажут ближайшие месяцы. Но, в любом случае, хрупкий баланс сосуществования православных конфессий Украины вчера явно был нарушен. Более того — стиль всей истории с «автономией» УПЦ МП и письмом Филарета свидетельствует, что заказчиком и активным участником этих комбинаций было не Лубянка. Слишком тонко все разыграно. Скорее всего, Кирилл, который провел несколько лет в опале, решил вернуться за геополитическую шахматную доску, не сильно согласовывая свои шаги с Кремлем, и сыграть на ней непростую и рискованную партию с Филаретом. Чего это ему будет стоить, и не будет ли в РПЦ нового главы — также покажут ближайшие месяцы, если не недели.

Роман Федюк, Depo.ua