Концептуально

Криптовалютная революция в России

01 декабря 2017

Реальный путь преобразования России – создание альтернатив существующей системе.

Революция характеризуется сломом старой системы государства и общества. В прошлые века в качестве такого слома использовались силовые действия. XX век породил ненасильственные методы борьбы, которые привели к революционным преобразованиям в ряде стран, в основном на постсоветском пространстве. В тоже время самым мощным рычагом изменения государства и общества до сих пор остается экономика.

Провальность действий российской оппозиции в масштабах всей России фактически ставит крест на возможностях политическим путем изменить государственный строй. На силовые методы рассчитывать тоже не приходится – в России отсутствуют 11 млн поставленных под ружье мужиков, как это было 100 лет назад. Федеральные власти полностью контролируют все силовые структуры, включая даже парамилитарные формирования российских наемников, таких, например, как частная военная компания «Вагнера» (ЧВК «Вагнера»).

Остается единственный путь – воздействовать на российское государство через экономические рычаги. Путь этот не простой, требует учета множества различных моментов, связанных с существующим российским законодательством.

Первое что приходит на ум – уход в тень, что собственно, всегда присутствовало, а с декабря 2012 бегство в тень осуществили даже те, кто в 2000-х стал работать по «серым» или даже «белым» экономическим схемам. Однако такой подход практически неприемлем для большинства компаний среднего и крупного бизнеса – слишком такие государствоподобные структуры неповоротливы, да и находятся под пристальным вниманием со стороны государственных служб. Прежде всего это касается российской финансовой системы, основными китами которой являются три крупных государственных банка, контрольными пакетами которых распоряжается правительство: Россельхозбанк, ВТБ и Сбербанк. Фактически, через эти банки контролируется вся российская экономика.

Современный африканский опыт, например, такой страны как Зимбабве указывает на иной путь выстраивания отношений по размежеванию бизнеса и государства. Речь идет об использовании криптовалют для спасения капиталов в зоне социально-политической и экономической турбулентности. Но этот опыт можно расширить не только на задачи противоборства социально-политическим и экономическим катаклизмам, но и на выстраивание альтернативной финансовой системы, полностью независимой от российского государства.

Так говорил Волкер

В чем преимущество такой альтернативной системы?

Во-первых, выстраивание финансовой системы на основе децентрализованной криптовалюты позволяет обезопасить свои капиталы и повысить уверенность в их сохранении. В этом случае реальные банковские счета российских компаний могут быть нулевыми, ибо на них будут поступать минимальные суммы, необходимые для текущих операционных действий, таких как выплата минимальных налоговых отчислений, связанных с юридическим существованием экономических субъектов. Все остальные финансовые операции будут гарантировано протекать вне доступности российских властей, без их участия и контроля.

Во-вторых, выстраивание такой альтернативы повышает возможности самого бизнеса и даже снижает некоторые издержки, связанные с несуразностью российского законодательства. С другой стороны – все это серьезно подрывает само российское государство отбрасывая его и в юридическом и в финансово-экономическом плане в «лихие 90-е» с их финансовыми трудностями. «Все запретить», как это принято в России в последнее время – не получится. Более того, так как у криптовалют не существует опеки со стороны каких-либо иных государств – то соответственно, в отличие от размещенных за границей банковских счетов, наложить арест на хранящиеся в криптовалюте финансовые средства невозможно.

В-третьих, вывод бизнеса из-под контроля российского государства позволяет создавать альтернативные структуры управления на местах, благо российское законодательство о местном самоуправлении это позволяет. Счета в криптовалютах позволяют создать альтернативные системы управления муниципалитетами, подконтрольные жителям этих муниципалитетов и независимые от региональных, а уж тем более федеральных властей.

Государственный переворот как инструмент обретения власти в России

Попробуйте снять мэра провинциального города, средства муниципалитета которого размещены в блокчейне, и все местные налоги выплачиваются местным бизнесом через эти системы. Появляются возможности для реального развития муниципалитетов уже независимых от бюджетных траншей, в том числе по развитию альтернативной инфраструктуры, например, энергетики. Аналогично получается и с зависимыми от муниципалитетов учреждениями образования, здравоохранения и культуры – они также в этих условиях становятся полностью независимы от государства, но хорошо привязаны к требованиям муниципалитетов и их граждан

Существует и ряд реальных опасностей, которые могут стать серьезными помехами на пути формирования данной альтернативы.

Прежде всего, существует опасность для материальных активов компаний, занятых реальным производством продукции: с помощью «басманного правосудия» такие активы всегда можно отжать в пользу государства. Но производственные активы и так в большей степени находятся в ведении российских госкорпораций, поэтому реальных потерь тут будет не так уж и много.

Но самая главная опасность связана вовсе не с государством, а с желанием реального российского бизнеса выскочить из-под плотной государственной опеки. Сможет ли российский бизнес объединить свои усилия для выстраивания альтернативной системы? На этом этапе важно именно солидарное действие всего бизнес-сообщества, а вот с этим в России всегда были проблемы, в первую очередь из-за низкой степени взаимного доверия.

Если же ничего не пытаться сделать, не попытаться прежде всего финансово задушить российское государство в лице как региональных, так и федеральных властей – ни о каких реальных изменениях речи быть не может. Более того, чекистская власть, привыкшая действовать по команде – задушит в России остатки бизнес-сообщества, превратив его в «винтики» своей командной системы. Впрочем, это уже произошло, де-факто государство полностью контролирует бизнес. Использование криптовалют позволит функционировать экономике даже в случае, если бизнес попытаются душить с помощью многочисленных проверок налоговых служб, Роспотребнадзора, МЧС и других «голодающих».

А формальный запрет криптовалют не страшен, ведь нужно-то всего-навсего договориться о создании формальных платежных систем, через которые осуществлять все финансовые операции. Причем эти системы могут быть даже не оформлены в материальном и юридическом плане, достаточно договоренностей в бизнес-сообществе о правилах ведения таких операций. Если это удастся сделать, российский рубль превратится в никому не нужный фантик, потеряв свою ликвидность.

А ведь введение такой схемы способно изменить российское государство, и изменить его революционно, сделав российские власти зависимыми от общества. Тем более, Владимир Путин публично заявил о необходимости развития электронной экономики, не уточняя правда, о чем идет речь. Фактически Путин сам указывает на возможность такого развития событий, сам дает карт-бланш на действия, способные похоронить его как политика.

Амир О’Лик, специально для «Гуляй Поля»