Политика

РПГ – расистское путинское государство

30 ноября 2017

Исторически российское государство строилось на известном парадоксе. С одной стороны, Закон здесь всесилен, ведь именно на него опираются Вертикаль, Преемственность, Скрепы и другие милые русскому уху понятия. С другой, репрессивные нормы и правила в России всегда использовали инструментально – когда надо было прижать недовольных. Хотя при буквальном толковании Закона виноватыми могли оказаться полстраны.

Всего этого никак не может понять, например, бедолага Олег Зубков – он уже третий год пытается спасти свои предприятия от челюстей оккупационной юстиции. Но ему, как этническому русскому и горячему стороннику аннексии, не так трудно, как многим другим.

Нынешняя Россия остается одним из наиболее расистских обществ в Евразии. Это хорошо видно не только на улицах Москвы, где трудовая сегрегация имеет ярко выраженный этнический характер, но и в отношениях между столицей и регионами, в том числе национальными республиками. Экономическое перераспределение в пользу Белокаменной и крайний политический централизм, сложившиеся в результате процесса, который Александр Эткинд назвал «внутренней колонизацией», соседствуют с традиционной для имперских государств этнической иерархией. Титульная нация, разумеется, занимает привилегированное положение, и так было на протяжении всей истории России. Надо отдать должное: наиболее последовательно с устоявшимся порядком вещей в сфере межэтнических отношений пытались бороться большевики с их концептом «советского человека», но и они уже при Сталине смирились с тем, что «Союз нерушимый» сплотила все-таки «Великая Русь». Знаменитые банкетные речи Иосифа Виссарионовича прямо декларировали восстановление вековых традиций: грузин Джугашвили во главе советского государства признавал доминирование русского народа и его культуры.

Русский язык, как оружие «русского мира»

Возвращаясь к захваченному полуострову, полезно будет вспомнить, что вовсе не Сталин первым начал проводить давление на крымских татар по этническому признаку. Уже в конце XVIII века, после стартовой аннексии Крыма Российской Империей, численность автохтонного населения стала стремительно сокращаться. В государстве Екатерины Второй не было места для уже тогда нелояльных к центральной властям кырымлы. Через столетие политика выдавливания местного элемента вкупе с интенсивной российской колонизацией дала свои плоды: крымские татары составляли меньше половины от общего населения региона, тогда как в 1784-м они были здесь основным этносом (80% от общей массы). Советские комиссары, как и в большинстве других случаев, не придумали ничего нового. Они лишь с характерной индустриальной напористостью довели тенденцию до логического завершения – депортации крымскотатарского народа 18 мая 1944 года.

Если сегодня вы попытаетесь публично спросить какого-нибудь видного крымского чиновника, почему против крымских татар заведено так много уголовных и административных дел, почему каждую неделю проходят обыски и задержания, он обязательно скажет вам, что ни малейшего этнического подтекста тут нет, а силовики проводят свои мероприятия исключительно для того, чтобы обеспечить соблюдение закона, перед которым «все равны». А если татар «берут» чаще, ну так что же: значит, нарушают они больше! Да и вообще, у нас представители коренного народа и в правительстве есть, и в администрациях на местах.

Одного такого «представителя» в минувшую пятницу со скандалом прогнали с похорон легенды крымскотатарского национального движения Веджие Кашка. 83-летняя активистка, которая сражалась за права своего народа с начала 1950-х, погибла во время очередной «спецоперации» ФСБ: не выдержало сердце.

Крымские татары прекрасно понимают, что остались лицом к лицу с могущественным врагом, который за последние двести лет несколько раз пытался свести их как народ в могилу. И одна из основных задач проукраинских правозащитников и журналистов – убедить мировое сообщество в том, что политические репрессии на оккупированных территориях проходят в первую очередь по этническому принципу. А значит, институциональный расизм станет еще одним пунктом обвинений на будущем международном трибунале, посвященном преступлениям России против человечества.

Максим Осадчук, «Крым.Реалии»