Взгляд

Суд признал, что русского народа не существует

30 ноября 2017

Сегодня неравнодушная к русскому вопросу общественность болезненно отреагировала на очередные новости от российской Фемиды. Там в светочи добра и справедливости политолог и журналист Руслан Осташко проиграл гражданский спор о защите чести и достоинства русского народа, который в очередной раз грубо оскорбил русофоб Сытин. Суд постановил, что нет такой социальной, этнической, политической, культурной группы в России, как «русский народ».

В этой новости все прекрасно

.1. Прекрасно то, что единственный человек, у которого хватило сил, мужества, денег и компетенций постоять за честь русского народа в суде, оказался не какой-то «патентованный» русский националист, а системный кремлевский патриот.

Есть ли в Украине русофобия

2. И даже будучи медийным известным системным кремлевским патриотом, Осташко, совершив, безусловно, достойный поступок, проиграл суд русофобу Сытину.

3. Потому, что судья, следуя в логике российского правового поля и политического официоза своим решением признал, что никакого русского народа не существует.

4. Это не полемическая формула, не логически выведенное устное решение. Нет. Это решение российского суда. Решение суда, существование которого стало возможно в результате гибели во время ВОВ порядка 20 млн. этнически русских людей, национальность которых даже в СССР признавалась на государственном уровне и фиксировалась в паспорте гражданина СССР.

5. Получается, что в 1991 году, либо все русские проживавшие в СССР (около 160-170 млн. человек) были физически уничтожены, либо Россия, государство, возникшее не на территории расселения русского этноса.

Мне кажется даже Ленин и Гитлер сейчас прослезились легкими радостными слезами, приветствуя решение суда Российской Федерации. Благодаря которому русофобский дискурс теперь признан в качестве законного. Ни один ненавистник русского народа ранее даже представить себе не мог, что русских просто сотрут из истории в собственном государстве при помощи суда и бюрократии.

И некоторые выводы: Руслан Осташко отныне больший русский националист, чем все мы вместе взятые, потому что он единственный конвертировал свой дискурс в действие; благодаря этим действиям впервые русофобствующий официоз стал предметом судебного разбирательства; политика русофобии в современной России доведена до своего абсолюта. Теперь официально можно утверждать: что русским в России быть невозможно, и есть решение суда на этот счет. А раз так, то у 110 млн. русского народа возникает удивительная ситуация, при которой — мы самый большой народ в мире лишенный государства, и пора в соответствие с международными нормами поставить вопрос о нашем самоопределении.

Алексей Живов