Школы Красноярского края получили предписания, как вести себя во время войны. Информацию подтвердили в местных органах власти. Чиновники говорят, что в этом нет ничего особенного, так как все это прописано в федеральном законодательстве. Совсем недавно Владимир Путин призвал все крупные предприятия предусмотреть переход на военные рельсы.

Документ для красноярских образовательных учреждений содержит методические указания, как действовать в условиях объявленной мобилизации и военного положения. Его суть неизвестна, хотя, по большому счету, понятна — каждая школа или вуз должны понимать, что делать в соответствующих условиях.

Россия стала на «военные рельсы»

Как известно, в советское время были специальные занятия или даже учения по гражданской обороне, как вести себя при ядерном взрыве. Существовало большое количество наглядных пособий, где объяснялось, как проводится эвакуация населения и где располагаются бомбоубежища. В новейшей российской истории об этом забыли, хотя федеральный закон на эту тему существует.

В целом вроде бы нет в таком предписании ничего особенного, если бы буквально только что Владимир Путин не озадачил указанием всем крупным предприятиям – не важно, частными или государственным — быть готовым перейти на военные рельсы. Если сложить два события и предположить, что директивы спущены повсюду, просто в Красноярске информация утекла в интернет, получается весьма интересная картина: государство не то чтобы готовится к войне, но начинает всерьез об этом думать.

Мы как бы снова возвращаемся в СССР во времена холодной войны, когда всерьез не исключалась война горячая. Все это понятно – обстановка в мире сложная, отношения с Соединенными Штатами, как выразился премьер Дмитрий Медведев, деградируют с каждым днем.

Но все равно подобные новости действует как-то гнетуще – неужели мы уже дошли до той черты, что необходимы учения в школах? Да, конечно, есть главный враг – терроризм. Но для этого не нужно переводить промышленность на военные рельсы.

Впервые после большого перерыва примерно лет на 30 об опасности глобальной войны заговорили в 2014 году после украинских событий. Тогда даже не исключали ядерного противостояния, ни больше ни меньше. Потом, правда, ситуация немного успокоилась. А сейчас вот опять такие косвенные признаки.

Новый срок Путина — это война

Собственно, угроза войны — это не только готовность по разным гражданским учреждениям и указания промышленности. Это еще, например, введение цензуры, запреты публичных мероприятий и другие меры, присущие сложному времени. И главное, что при желании любое такое решение можно объяснить внешней угрозой. Тем более, что у нас так любят вводить запреты и принимать законопроекты вроде «пакета Яровой». Это, можно сказать, целое лобби, которое спит и видит, как бы что-нибудь запретить или ограничить.

Не является ли все это прелюдией к очередному закручиванию гаек? Может быть, и нет. Но можно считать это неким сигналом — возможность такая существует. Чтобы некоторые недовольные ценили существующую свободу.

Хотя, с другой стороны, мало ли какие указания куда поступают? Да и заявление Путина – ведь везде в мире так, повсеместно. И все равно как-то тревожно. Неужели что-то готовится?

Дмитрий Дризе, «Коммерсант.FM»