Политика

История становления Саакашвили: от псевдореформатора к популисту

27 ноября 2017

Михаил Саакашвили всегда собою являл образ человека, которому удалось воплотить в жизнь «грузинское чудо» — экономические преобразования, которые помогли превратить коррумпированную до мозга костей страну в относительно развитое (если сравнивать со странами СНГ) государство. Однако ошибаются те, кто называет Саакашвили реформатором. Он таковым не является. Грузию изменили два человека, достижения которых приписал себе Михаил Николозевич, — Зураб Жвания и Каха Бендукидзе. Уход этих людей из жизни показал: Саакашвили не может проводить реформы, он склонен лишь к волюнтаризму и популизму.

Начало пути

В начале 1990-х годов Эдуард Шеварднадзе, бывший президент Грузии, заприметил внешне непримечательного представителя партии «Зелёных» — Зураба Жванию. Отношения между двумя политиками быстро становятся доверительными. В 1993 году Жвания создаёт коалиционную партию большинства «Союз граждан Грузии», которая помогает Шеварднадзе удержаться у власти. Через два года, в 1995 году, Жвания становится спикером национального парламента.

Именно этот человек приводит в политику выпускника Колумбийского университета (США) Михаила Саакашвили, который со временем возглавит президентскую политсилу, а затем станет министром юстиции Грузии. Ещё одна ставленница Жвании – Нино Бурджанадзе, бывший председатель законодательного собрания страны.

Российский телевизор от Саакашвили не зависит

Кстати сказать, Михаил Николозевич очень хотел понравиться бывшему президенту, именно по этой причине он и назовёт своего сына Эдуардом. Сохранились ещё старые видеоархивы, на которых Эдуард Шеварднадзе обращался к своему меньшему тёске со словами: «Вот он, будущий президент Грузии…».

Впрочем, сейчас Саакашвили отрицает этот факт, говоря, что назвали в честь дальнего родственника. Один из немногих, кто может развеять неправду, сказанную Саакашвили, — племянник уже покойного президента – Георгий Шеварднадзе.

Вот, что он говорит: «Он назвал своего сына Эдуардом исключительно для того, чтобы показать перед дядей свою преданность и уважение, по-простому говоря, заслужить его доверие».

Однако вернёмся к личности Зураба Жвании. Этот человек был настоящим «серым кардиналом» и всегда хотел управлять политическими процессами в стране. Он понимал, что эпоха Шеварднадзе, которым было недовольно грузинское население, заканчивается. Сам Жвания по понятным причинам не хотел быть преемником коррумпированного режима, а кроме того, он осознавал, что народ его не поддержит – этот человек, что называется, всегда работал в системе координат «Realpolitik».

Именно поэтому он вводит Саакашвили и Бурджанадзе в кабинеты надоевшего бывшего президента – чтобы в последующем заменить того. В нужный момент Жвания выводит своих людей из парламента (сам он тогда находился в оппозиции к Шеварднадзе) на улицы. Начинается революция. Результат мы знаем: Саакашвили становится президентом, Бурджанадзе – главой законодательного собрания Грузии.

При этом (и это следует понимать) сам Жвания никогда не рассматривал этих двух в качестве людей, способных преобразовать и реформировать государство.

Он сам хотел управлять процессом реформ, именно по этой причине он затребовал у Саакашвили создать пост премьер-министра Грузии. Таким образом, Саакашвили занимался вопросами оборонной и международной политики, а всем остальным руководил Зураб Жвания.

Чужое наследие

Первоочередной задачей правительства Жвании стал возврат грузинских территорий – Сванетии и Аджарии. Спецназу МВД Грузии, которым лично командовал министр Гиоргий Барамидзе, без особых усилий удалось ликвидировать так называемую сванскую независимость.

В Аджарии происходило всё куда драматичнее. После того как 27 апреля 2003 года лидер полунезависимого региона, Абашидзе, объявил о всеобщей мобилизации, на улицы начали выходить не только обычные граждане, но и военные, а также депутаты местного парламента.

5 мая в Батуми прилетел на то время секретарь Совета безопасности РФ Игорь Иванов и начал переговоры с Абашидзе. Не будучи тогда в конфликте с Саакашвили, российское правительство решило сдать своего ставленника. Переговоры длились четыре часа, после чего Абашидзе улетел в Москву.

Всё это — заслуга Жвании, который лично давал гарантии Абашидзе, что вся его собственность будет сохранена, если он сдаст власть новому грузинскому правительству. Однако лавры, как всегда, достались Михаилу Саакашвили, который 10 мая лично сел в бульдозер и снёс здание таможни на аджарской границе.

Далее Зураб Жвания начал проводить реформы в стране. Для этих целей он пригласил Каху Бендукидзе.

В 2004 году, во времена премьерства Жвании, запускаются все самые важные реформы. Далее перед командой будет стоять всего лишь одна задача – сохранить заложенную тенденцию.

Главная реформа тандема Жвания-Бендукидзе – рыночная приватизация. Все грузины помнят лозунг Кахи Бендукидзе: «Можно продать всё, кроме совести». Спустя полгода, как заработали прозрачные аукционы, государство получило сумму эквивалентную 10% от общего бюджета страны.

Далее правительство учреждает изменения в системе государственного управления. Так, общее количество министерств сокращается с восемнадцати до тринадцати, чиновников массово увольняют, тем, кто остался у власти, заметно поднимают зарплаты. Это позволило на начальном этапе уменьшить коррупционные проявления.

Затем реформируется налоговая система. Происходит «кадровая чистка» в службе, объявляется налоговая амнистия. Сами же налоги сокращаются с 22 до 7. Правительству Грузии благодаря этим, да и другим нововведениям в этой сфере, удаётся вывести большую часть бизнеса из «тени».

В последующем произошли изменения и в силовых ведомствах. Удалось создать качественную дорожную полицию, сократив практически полностью патрульно-постовую службу. Многие работники ГАИ были не просто уволены, но и посажены. Затем произошла «чистка» в других департаментах.

Одно из самых важных достижений – победа над криминальным миром. Руководству Грузии удалось принять закон, что вводил уголовное наказание не только лишь за преступление, но и за официальное исповедование воровской идеологии. Многие преступники оказались в специальных тюрьмах, где они не могли получать дополнительных привилегий, например, собирать деньги с других заключённых. Некоторым, правда, ворам удалось сбежать на территорию других постсоветских стран.

Произошли серьёзные изменения в армии. Именно при Жвании будут созданы четыре пехотных батальона, обученных по натовскому стандарту. Три из них стали 1-й пехотной бригадой, а еще один — батальоном 2-й бригады. Тогда в Грузии появились первые боеспособные части.

Всё это – заслуги Жвании и Бендукидзе, но точно не Саакашвили. В те дни премьер-министр не спешил вовлекать президента в дела государственные.   Впрочем, так продолжалось недолго – чуть больше года. Затем Зураб Жвания погиб при довольно-таки странных обстоятельствах.

Неисправные иранские батареи

Ночью 3 февраля 2005 премьер-министр Грузии Зураб Жвания приехал на конспиративную съемную квартиру по адресу: Сабурталинская улица, 53-а, где его ждал близкий друг — заместитель губернатора края Квемо Картли Рауль Юсупов. Свою охрану Жвания оставил на улице. В три часа ночи охранники забеспокоились, поскольку мобильный телефон Жвании не отвечал. Разбив окно, они проникли в квартиру, где нашли трупы Жвании и Юсупова. Экспертиза установила, что причиной их смерти стал угарный газ от неисправного газового отопительного прибора иранского производства «Никала».

Так звучит официальная версия произошедшего, которую моментально представил приближённый к Саакашвили министра внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили.

Однако в эту версию в Грузии мало кто верит. Интересно, что даже во время предвыборной кампании в 2012 году одним из ключевых обещаний оппозиции было «раскрытие таинственной смерти Зураба Жвания».

В деле, правда, много странностей. Первая из них – скорое выдвижение единственной версии – «несчастный случай». При этом версия насильственной смерти даже не была взята в разработку.

Далее Саакашвили в спешном порядке приглашает для проведения экспертизы специалистов американского ФБР.

Ссылаясь на свои заслуживающие доверия источники, издание «Радио Свобода» пишет: «Специалисты ФБР, изучив все детали, пришли к выводу, что концентрация монооксида углерода в двухкомнатной квартире на улице Сабуртало, где погибли Зураб Жвания и Рауль Юсупов, была недостаточной, чтобы вызвать смерть в обычных условиях, но превышала опасный уровень в случае повышенного потребления кислорода организмом. Потребность в кислороде, как известно, повышается при физической нагрузке».

Криминалист Майя Николаешвили, в прошлом возглавлявшая центр экспертиз при Министерстве юстиции Грузии, также говорит, что данные протоколов – начального и тех, что были опубликованы после, — не совпадают: в первом документе говорится, что в крови Жвании обнаружено 20 процентов связанного с гемоглобином угарного газа (CO). Затем в новом заявлении Объединенного национального бюро судебной экспертизы появилась цифра 40 процентов. Любой учебник криминалистики расскажет, что летальная концентрация газа (CO) в крови должна составлять от 60 до 80 процентов.

Также неясно, почему люди, которые начали задыхаться и явно почувствовали мигрень и тошноту, не разбили окно и не попытались выбраться из помещения.

«Допустим, нарастает концентрация угарного газа, они не пьяны, они не спят, они сидят, и никто ничего не чувствует. Ничего не упало, ничего не разбилось — не бывает такого», — тогда отметила эксперт.

Расположение квартиры также вызывает определённое смущение; ведь она находилась на первом этаже, окна были без штор. Это значит, что охрана, пребывавшая в машине на улице, должна была увидеть, как их босс задыхается угарным газом. Но по какой-то причине она этого не увидела. Да и сам по себе выбор квартиры вызывает удивление, так как покойный был предельно осторожный и рассудительный человек.

Затем вообще в деле стали появляться предельно странные нюансы. Так, покойных по непонятным причинам начали переодевать сразу после случившегося.

«Например, на последних фотографиях Зураб Жвания и Рауль Юсупов одеты в рубашки. Тогда как на первых фотографиях, как мы хорошо помним, Жвания был в костюме и сидел в кресле. Хозяйка квартиры утверждает, что когда она вошла в квартиру, увидела новую мебель, которой до того не было», — рассказывал один из ближайших друзей Жвания, бывший начальник государственной канцелярии Петре Мамрадзе.

Между тем на первых видеоматериалах на столе не было ни пепельницы, ни сигарет, хотя Жвания был заядлым курильщиком; однако через несколько дней в других материалах предметы оказались на столе.

Были на том столе и нарды, в которые ни Жвания, ни Юсупов, по свидетельству родственников, не умели играть. Стояла и бутылка коньяка, правда, рюмок не было. И весь этот «натюрморт» украшали колбасы «Охотничьи», что точно не подходили в виде закуски таким значимым людям.

Грузинский народ, конечно же, точно не верит в версию «самоубийство», но склонен думать, что Жванию просто убили. Существуют различные мысли по этому поводу. Циркулирует версия, что тела были перенесены, а сами покойные встречались с представителями команды Саакашвили в пригородном местечке Шавнабада. Те якобы потребовали от Жвании определенную долю из средств, поступивших с аукционов Потийского порта и аэропорта. Дальше, согласно этой версии, произошла ссора, и один из близкого круга Саакашвили выстрелил в премьера.

Некоторые говорят, что встреча вообще происходила в Госканцелярии, и что Саакашвили был свидетелем случившегося.

Брат покойного Георгий Жвания заявил в интервью «The Georgian Times»: «То, что Михаил Саакашвили не планировал убийства Зуры (Зураба — ред.), — это однозначно, хотя в убийстве моего брата были замешаны довольно влиятельные лица из власти! Очень интересна роль в этом деле Вано Мерабишвили (министра внутренних дел Грузии — ред.)».

Интересная мысль тогда прозвучала от Георгия Хаиндравы – бывшего министра по урегулированию конфликтов. Он считал, что убийство было выгодно «естественно, той банде, которая была во главе Грузии. Потому что Жвания не допустил бы того разгула и того масштаба коррупции, которая установилась при Саакашвили, и не позволил бы продать все, что можно было продать», – сказал он.

Это дело так и остаётся нераскрытым. В бытность своего президентства Михаил Саакашвили отказался обнародовать протокол и данные экспертизы, которую провели представители ФБР. Он говорил, что эта информация навредит семье покойного. Теперь же родственники Жвании обвиняют Саакашвили в этом убийстве и требуют у прокурора допросить бывшего президента Грузии. По понятным причинам это ныне невозможно.

Есть ещё много странных трагических совпадений в этом деле. Например, убийство руководителя следственной экспертизы. Согласно объяснению полиции, криминалиста на бытовой почве убил бывший одноклассник, который вскоре и сам застрелился. Причём, одну пулю злодей всадил себе в сердце, а вторую — в затылок.

15 тезисов Михеила Саакашвили о борьбе с коррупцией

Истинное лицо «реформатора»

Зураб Жвания, в отличие от Саакашвили, умел балансировать. Он прекрасно понимал, что революция (при постоянных реформах) сменит акценты в обществе, и грузины захотят отождествлять себя не с Россией, а с Европой и НАТО. Он также осознавал, что только путём улучшения внутренней ситуации Грузии удастся вернуть утраченные ранее территории. Жвания пытался действовать на Кремль при помощи «мягкой силы».

Чего только стоит его позиция в 2004 году по поводу российских военных баз в Абхазии и «миротворческих» подразделений РФ в Южной Осетии. Тогда, напомним, Сергей Иванов заявил, что на вывод войск потребуется одиннадцать лет.

«11 лет — совершенно нереалистический, искусственно раздутый срок. Мы признаем, естественно, необходимость обустройства тех военнослужащих, которые будут выведены из Грузии. Более того, мы готовы вместе с международным сообществом сделать всё для решения легитимных и реальных материальных и технических проблем, связанных с выводом этого контингента с территории Грузии, но это не может становиться искусственным поводом для бесконечного откладывания этих сроков». Эти слова были сказаны Зурабом Жванией в интервью «Радио Свобода».

Бывший премьер Грузии хотел сохранить в среднесрочной перспективе (пока не разрешится проблема с базами) ровные отношения с Россией и постепенно перейти на орбиту США.

Этот человек готов был играть в долгую; чего не умел Саакашвили.

Михаил Саакашвили хотел быть вхож и в московскую, и в вашингтонскую президентскую обитель. Однако проблема в том, что в обеих столицах его не воспринимали. Более того, ему не доверяли.

11 февраля 2004 года. Москва. Саакашвили проводит встречу с Путиным. Президент Грузии говорит своему визави следующее: «Я приехал сюда для того, чтобы с вами подружиться. Россия — великая держава. Мы — маленькая страна. Но у нас есть свои интересы, своя гордость, своя история. И эта история связана с великой Россией. Мы надеемся, что все вопросы мы решим. Может не сразу, но постепенно диалог придет к результату».

Однако после этой встречи ничего не меняется в отношениях двух президентов. Путин не берёт телефон, когда ему звонит Саакашвили, в отличие от премьера РФ Фрадкова, который не пропускал звонков от Жвании.

Со Жванией хотел говорить Абашидзе, негласную договорённость с которым разорвал Саакашвили, забрав у него собственность. Также с покойным премьером готовы были разговаривать представители Абхазии и Южной Осетии.

Обнаружилась «рука Москвы» на Михо-Майдане

Вашингтон также не хотел вести с Саакашвили диалог.

26 февраля Саакашвили посетил Вашингтон для переговоров с Бушем. Там о визите в Москву он сказал следующее: «У меня была очень хорошая встреча с президентом Путиным. Отношения Грузии с Россией после десятилетнего спада начинают выправляться».

Его уже тогда перестала понимать американская администрация. А вот долгосрочную стратегию Зураба Жвании она понимала и признавала.

7 декабря 2004 года Жвания был в США, где получил престижную премию Гарримана (инициатива его награждения принадлежала бывшему госсекретарю Мадлен Олбрайт).

Здесь есть ещё один, довольно знаковый момент. Уже после смерти Жвании, в мае 2005 года, в Грузию прибывает президент Джордже Буш-младший. Он осуществляет кратковременный визит, который для Саакашвили оказывается провальным, так как стороны ничего не достигают во время переговоров.

Всё это показывает то, что американцам уже тогда не о чем было говорить с президентом Саакашвили.

Однако давайте вернёмся к истории взаимоотношений Путина и Саакашвили. Она вообще-то довольно интересная. Бывший президент Грузии явно хотел понравиться хозяину Кремля, это видно по его хвалебным речам в адрес Путина. И они не прекращались даже после скандала с запретом на экспорт вина, задержания представителей российского ГРУ на территории Грузии и после блокировки авиасообщений.

Но в то же время Саакашвили постоянно выступал за решение вопроса Абхазии и Осетии силовым путём, и постоянно об этом говорил публично на встречах с Путиным. При этом грузинский лидер, конечно же, понимал потенциал двух армий.

В одном из своих интервью (уже после российской оккупации украинских территорий) Михаил Саакашвили сказал следующее: «Тогда он (Путин) мне сказал: «Тут Косово признали Ваши друзья. Мне придется что-то сделать, но это не против вас. Будет чуть-чуть больно, но не так сильно. Вы только лично не воспринимайте»».

Косово, как известно, признали 17 февраля 2008 года. Встреча Путина и Саакашвили проходит 22 февраля.

А теперь немного хроники. 16 апреля российским организациям был дан приказ установить формальные отношения с руководством Абхазии и Южной Осетии. Грузия ограничилась лишь протестом.

В мае в Абхазию начали входить российские войска. 31 мая вошли железнодорожные войска и начали там подозрительные инженерные работы.

15 июля на Северном Кавказе начались учения «Кавказ-2008». 2 августа учения завершились и сразу же оживились перестрелки в Южной Осетии. 7 августа началась российско-грузинская война.

Всё это время Михаил Саакашвили знал, что будет война, но ничего не предпринимал. Тогда, согласно официальным данным, с грузинской стороны погибли 215, пропали без вести 70, ранены 1469 граждан страны.

Чуда не получилось

После смерти Зураба Жвании (а затем и после ухода из правительства Кахи Бендукидзе в 2009) Грузия шла двумя путями – внешним (реформистским) и внутренним (авторитарным). Изменения в стране проходили с замедлением, но всё же, проходили, благодаря механизмам, что запустил Жвания. А авторитарный путь олицетворял сам Саакашвили.

Грузинская власть использовала коррупцию как предлог для расправы со своими политическими противниками: среди более чем тысячи посаженных за коррупцию изрядную долю составляют приверженцы Шеварднадзе. В то же время коррупция в близком окружении Саакашвили процветала, а российские олигархи, которые в 2007 году будут объявлены чуть ли не изменниками родины, будут финансировать эту власть.

В 2007 году на главную тбилисскую площадь выйдут сотни тысяч людей, но они будут жестоко разогнаны силовиками. После этих событий у олигарха Бадри Патаркацишвили будет отобран телеканал «Имеди». В 2017-м Саакашвили назовёт его российским олигархом. Но именно Патаркацишвили (вместе с неугодным Иванишвили) занимались той самой прозрачной приватизацией грузинской промышленности. И во времена Жвании, и после его смерти предприятия распродавались в большинстве своём российским компаниям. И Саакашвили на это закрывал глаза.

И, что тоже важно, те самые Патаркацишвили и Иванишвили финансировали «Революцию роз», которая возвела на пьедестал бывшего грузинского президента.

Андрей Латынин, специально для «Гуляй поля»