Зона "русского мира"

Письмо из оккупации: «Пенсионная» жизнь в зоне АТО

15 ноября 2017

Особый «донбасский» туризм с привкусом горечи

Не так давно в Украине существенно вырос размер пенсий, особенно тем, кто трудился по списку №1 (особо опасные производства), а это, прежде всего, угольщики, имеющие подземные профессии.  А шахтеров-пенсионеров в оккупированном Донбассе около 60%.

Казалось бы, в зоне, подконтрольной террористам, пожилые люди должны быть весьма огорчены тем, что остались «за бортом» и вынуждены влачить жалкое существование еле сводя концы с концами. Но, как показало  расследование и глубокий анализ, не все так однозначно.

Кому война, а кому мать родна?

Вряд ли  истинные патриоты Украины, герои,  гибнущие за Родину, могли себе представить, что на этой войне будут еще и «делать  деньги» всеми возможными способами.

Безусловно, за годы противостояния и блокады «атошные» пенсионеры многого натерпелись. «Дельцы от войны»  с обеих сторон, желая заработать на стариках,  четко организовали платный пенсионный туризм.

Проще говоря, примерно 80% пожилых людей с оккупированных территорий в настоящее время успешно получают пенсии  и регрессные выплаты по травматизму во-первых, в зоне АТО. Их размер соответствует украинскому, но в рублевом эквиваленте из расчета 1 к 2. Плюс, и это, во-вторых, свои кровные в «материковой» Украине. Это уже 2 пенсии и 2 регресса. А особо «продвинутые и «со связями» (и это, в-третьих) еще и  российские пенсии. Это уже по три  ежемесячно!

Интересно, что те, кто убежал от войны, но прописан на территории, подконтрольной террористам, тоже мотаются туда-сюда и получают копеечку и там и тут…

Нужно ли осуждать пожилых людей за такой «беспредел»? Увы, этому есть свои причины.

  1. Начало

В начале военного противостояния правительством Украины было принято непростое и непопулярное решение – пенсии жителям оккупированных территорий выдавать, только если они покинут очаг терроризма, станут переселенцами и, значит, не будут финансово способствовать разрастанию конфликта и поддержке сепаратистов. Но, к сожалению, коррупционные схемы и жажда наживы хорошее начинание свели на «нет».

Итак, 10 ноября 2014 министр соцполитики Украины Людмила Денисова заявляет, что:

«До Пенсійного фонду України звернулося понад 247,8 тис. внутрішньо переміщених осіб-пенсіонерів для переведення пенсій за межі свого постійного проживання.» Подчеркну, это на 01 ноября уже люди обратились и перевели пенсии.

Теперь же им предлагалось:

«… відтепер для отримання пенсії та соціальних допомог, внутрішньо переміщеним особам необхідно обов’язково зареєструватися в Управлінні соцзахисту і отримати довідку … Якщо в місячний термін вони не звернуться і не отримають таку довідку, вони не отримають пенсій і соціальних виплат».

Уточню, «в мiсячный термiн» — это до 1 декабря. Даже, если только вышеупомянутые 247 тыс. чел. пришли бы за справками, то чтобы их обслужить даже за 20 дней, понадобилось принимать по 12350 человек в день и даже, если это  делают 20 областных управлений пенсионных фондов, то в день это по 617 человек, при условии, если равномерно. Что нереалистично в принципе (!)

Письмо из оккупации: «За что боролись на то и напоролись»

И вся эта каша заваривалась  из сомнительного расчета, что граждане одной территории Украины покинут свои насиженные места и переберутся на другую территорию Украины, оставшись на старости лет без жилья, чтобы получать свои же (отчисляемые в ПФ на протяжении 20-40 лет ежемесячно из зарплат) деньги? Первое время (до введения пропускной системы) так и было. Самые стойкие и здоровые уезжали. Потом, помыкавшись по чужим углам, возвращались.

В Донецкой области примерно 1,3 млн. пенсионеров. В Луганской — 730 тыс. человек. За Крым вообще молчу. Значит, отдельно взятый индивид может все осуществить только… став одним из винтиков хорошо продуманной коррупционной схемы: чиновники УСЗН, украинского отделения ПФ, «Ощадбанка», владельцы съемного жилья – посредники из числа «своих» в зоне АТО – перевозчики –  военнослужащие КПП — пенсионеры, которые заплатят щедро (сколько скажут) за быстро оказанную услугу. Иначе «честно» все осуществить очень трудно – нужно много сил, нервов и здоровья.

В итоге старики  с «облегченными из-за взяток пенсиями (сегодня такса от 8 тысяч гривен (16 тыс. рублей), а начиналось в 14-м с 500 гривен (это не считая платы за съем жилья)) получили свои денежки, а остальные участники – неплохой навар.

И хотя   меры   продолжали «ужесточаться» на протяжении всех лет противостояния, вплоть до настоящего времени, теневые схемы, как показывает жизнь, оказались сильнее. Возможно потому, что без молчаливого согласия «вышестоящих»  и муха не зажужжит…

А воз и ныне там

Поэтому «донецкие» пенсионеры все еще живут в зоне, подконтрольной террористам (имея липовые справки переселенцев). И продолжают стойко преодолевать все препятствия в виде блокпостов, пропускной системы, справок переселенцев, персональных пенсионных удостоверений с фото и биометрией, обязательного контроля со  стороны соответствующих служб, где ты сегодня живешь и т.д.

Ничего не помогает. Процесс, затихнув весной и летом, вновь «пошел».  Двойные пенсии того стоят. В кои веки «божьи одуванчики» имеют такой доход? Они, рискуя жизнью и здоровьем, продолжают вояж. Им это позволяют, по сей день. Почему?

Слишком много людей на этой ситуации наживают себе миллионы на посредничестве в прямом смысле слова.

 Страшно начиналось, а закончилось… как всегда

Когда в начале сентября 2014 года в городах, подконтрольных оккупантам,  на подъездах домов и стенах общественных зданий появились объявления, подписанные «исполком», о том, что пенсионерам до 4 октября необходимо явиться с документами в учреждения, где они обычно голосуют,  для регистрации на получение единовременной материальной помощи в размере одной тысячи гривен и гуманитарной продуктовой помощи, то в школы, клубы и детсады вереницей потянулись  старики.

Зарегистрировались. Тишина. На скамеечках и кухнях обсуждали: дадут – не дадут хоть какие-то деньги? Ведь из-за задержек с выплатой украинских пенсий на протяжении полугода (!) жить совсем не на что.

И вот в пятницу, 26 сентября, города облетела радостная весть: начали производить выплаты. Старики друг перед другом кто как мог, заспешили  на свои избирательные участки. Там у входа ребята в униформе и с автоматами. Откуда деньги? Поговаривали, что российская поддержка. Но точно не знал никто.

На стенах объявления, что в первую очередь по 900 гривен выдают инвалидам и вдовам. А еще по 100 с каждого – на военные нужды так называемых республик. Не нравится – иди восвояси! Возмущаешься – ты «укроп» и тебе дорога «на подвал»…

Организовано все четко. Скандалы и конфликты пресекаются на месте, а нарушителей дисциплины выводят восвояси.

В залах оглашают списки и в отдельный кабинет «запускают» по пять человек. В первую очередь нужно здесь же на месте обязательно сделать фото для нового реестра, написать заявление на помощь и, лишь потом, получить деньги. Все вежливые и предупредительные. Как иначе, если у каждого автомат за плечами…

На вопросы самых нетерпеливых очередников в зале отвечает специальный человек. Сказали, что выдавать деньги будут ежедневно «до последнего клиента». Тех, кто уезжал, вернулся и не регистрировался, а деньги получить не против, отправляли в УСЗН для регистрации. В шахтных поселках особого ажиотажа не было.

Письмо из оккупации: Недетский детский вопрос Донбасса

У входов —  вооруженные сепары.  Приучают к порядку. Достаточно присутствия человека с ружьем, чтобы вели себя как подобает. Стариков  приходится успокаивать, многие нервничают, боятся, что останутся без денег.

Так на территориях, подконтрольных сепаратистам, начали впервые выплачивать «свою» пенсию, называя ее пенсионной помощью. Потом к ней присоединились соцвыплаты матерям «малолеток», инвалидам и малоимущим. Но этому предшествовали массовые голодные бунты перед  военными комендатурами и их разгон.

Продуктовую  «гуманитарку»  террористы тоже начали выдавать в сентябре. И это было что-то страшное. Давки, скандалы, огромные очереди, неразбериха и автоматные выстрелы в воздух. Жалкая, унизительная картина «рабов и хозяев».

Для получения «подачек» старикам нужно было предоставить ксерокопии паспортов, идентификационных кодов и пенсионных удостоверений. Чтобы все «отксерить» люди опять выстраивались в длинные очереди, платили по 50 копеек за каждый лист. Даже не думал, что в городах так много пожилых людей – тысячи. Смотреть на эти очереди было не по себе и очень жалко и стыдно.

Потом старики  опять выстраивались вереницей в других местах, где их регистрировали. У меня — ассоциация с гитлеровскими концлагерями или африканскими странами во время борьбы с голодом.

Дальше самые стойкие, пройдя через давку, скандалы и ночное дежурство у входа, становились обладателями пакета из банки сгущенки и тушенки, крупы и макарон. Но большинство, махнув на все рукой, уходили восвояси ни с чем, ждать, когда очередь рассосется.

Шахтер-ветеран Алексей Иванович С., рассказывая мне об этом, говорит  с горечью: «Довели народ до унижения. В Снежном люди умирали в этих очередях. У меня достойная пенсия, регресс. Платили бы, я и сам макароны с гречкой куплю и за «дэнээровские» подачки унижаться не нужно было бы. А так пока все это выходишь, одного хочется – умереть поскорее, чтобы такого позора людского и своей страны не знать и не видеть!».

 Жадность или русское «авось»?

Переоформление пенсионных документов на оккупированных территориях началось в новых-старых отделениях ПФ. Поначалу люди делать это побаивались. Но, как говорится, голод не тетка. Пошли все больше день ото дня… Так они стали пенсионерами так называемых «ЛДНР», правда без пенсионных удостоверений.

Получение ежемесячных выплат осуществляется и поныне либо в почтовых отделениях, либо в банках «ЛДНР». Если два месяца не получал – выплаты приостанавливаются автоматически и необходимо вновь все переоформлять в  так называемых отделениях ПФ.

Так «октябрята» (как окрестили пенсионеров перевозчики) стали путешествовать между «гетто» и материковой Украиной, чтобы и там и там успеть «отметиться» и получить свои денежки. Это те, кто с личным транспортом, здоровее, моложе, бойчее, со связями и родственниками «на той стороне». Словом, «везунчики». Правда, многие из них и умирали в дороге, и инсульты с инфарктами получали, и «ели свои нервы». Все ради копеечки, родимой!

Но, увы, кроме вышеозначенных 80% остались еще 20 % неудачников. По-настоящему немощных, лежачих, серьезно больных, одиноких и нищих. Они рады и так называемым «дэнээровским» крохам (2700 рублей), чтобы свести концы с концами. Львиная доля – на коммуналку и лекарства, а на еду – остатки роскоши. Так между пожилыми людьми резко стала расти разница: богач-бедняк.

Почему люди совершают незаконные действия и не боятся быть наказанными? На территории ОРДЛО это называется «материальной помощью». А на территории мирной Украины – законные, заработанные «пенсионные выплаты» граждан страны. Поэтому старики уверены, что им все сойдет с рук. К тому же вокруг война, так что живут одним днем…

Что же вышло на деле из благих намерений власти помочь гражданам Украины, находящимся  на территории, подконтрольной террористам?  Сепарам теперь (из-за коррупционных схем) помогают в тройном размере тройными пенсиями. Коррупционные схемы  с обеих сторон процветают. И если задаться вопросом: кому все это выгодно, то получается, что именно этим, последним, для которых и война – мать родна и границы – не преграда.

Так что пенсионеры территорий, подконтрольных террористам, так же, как и пожилые люди остальной части Украины, с благодарностью приняли повышение пенсий и уже ощутили на своих кошельках ее размеры.

Алекс Ветрович (Донбасс), специально для «Гуляй Поля»