Гуманитарная аура

Юбилей без соплей. Россия проигнорировала столетие Октября

08 ноября 2017

Российское общество и государство проигнорировали столетие Октября. Я осознанно употребил именно этот глагол, поскольку масштабы освещения круглой даты в СМИ и уровень общественной дискуссии абсолютно несопоставимы с масштабом события. Этот игнор меня бы только порадовал при одном условии – если бы я был уверен, что страна выучила урок истории и никогда больше не наступит на те же грабли.

Но я в этом совершенно не уверен. Потому что, по-моему, как и 500, и 300, и 100, и 50 лет назад, сегодня в умах миллионов моих соотечественников совершенно логичными звучат вот эти слова, вложенные авторами сериала «Троцкий» в уста Сергея Гармаша, который играет надзирателя одесской тюрьмы:

«Русский народ освобождать нельзя, иначе в нутре души его поднимается такой мрак, который поглотит весь мир и первыми освободителей. Русским народом можно только управлять во имя его же собственного блага… Управлять людьми можно единственно страхом. Страх лежит в основе любого порядка. Лучше избить одного незаслуженно на глазах у всех, нежели потом избивать каждого, кто потеряет страх и устроит хаос».

Украинская борьба с Октябрьской Революцией Террора

Эта цитата, на мой взгляд — лучший ответ на вопрос, почему власть, больше всего на свете опасающаяся повторения сценариев Майдана и арабской весны в России, в канун столетия Октября не сочла нужным публично осудить Ленина и вынести из центра столицы его труп. При том, что именно Ленин — главный символ насильственной смены режима, приведшей к таким последствиям для человечества, по сравнению с которыми все остальные революции вместе взятые напоминают безобидную ссору в коммуне хиппи.

Дискуссию о роли в истории октябрьского переворота, его идеологов, лично Ленина и продолжателей его дела многие считают бесполезной и даже опасной. Не расколет ли такой спор общество? Даже если Сталина и Ленина признают преступниками, разве это повысит наши зарплаты и пенсии? Вам что, больше заняться нечем? Неужели в стране нет других проблем? До тех пор, пока люди всерьез будут задавать такие вопросы и не поймут, что корни наших главных сегодняшних проблем именно там, в России столетней давности – ровно до тех пор угроза «Можем повторить» будет оставаться реальной, а сам популярный стикер будет актуальнее клеить на машины не 9 мая, а 7 ноября. И вообще не снимать круглый год.

Я уже говорил в нашем эфире и повторю сегодня: дискуссия об уроках Октября 1917-го нужна каждому, кто не хочет быть бараном, в любой момент готовым стать шашлыком. Кто хочет отвечать за свою жизнь и строить будущее сам, а не отдавать его в руки тем, кому всегда все виднее просто потому, что они сумели захватить власть, как это случилось сто лет назад. Если вы не хотите «копаться в прошлом», не готовы назвать преступников преступниками, а систему – порочной, значит, вы и дальше признаете за государством право решать, как вам жить, что для вас хорошо, а что плохо. Значит, государство и впредь будет без вас решать, кого и когда наказывать, кого и когда реабилитировать, кого и когда наказывать снова. А однажды возьмет и примет нечто вроде закона о сакральности власти (на эту тему я тоже уже полушутил), согласно которому любой лидер, расширивший границы России или воевавший с внешними врагами — от князя Владимира до Владимира-президента — будет считаться сакральной личностью, а любая критика такой личности — оскорблением чувств патриота и наказываться по всей строгости. Ленин на том свете помирится с Николаем II, Поклонская с Зюгановым, а на этом свете наступит долгожданное единство российского народа.

Для украинцев «Октябрь» — символ угнетения и деградации

То, почему власть не торопится с осмыслением последствий Октябрьской революции, повторю, объяснимо.

Чего я действительно не могу понять – это почему я не вижу публичного разговора на другую, не менее актуальную для всех нас тему: как российское общество сто лет назад могло позволить подобному произойти? Почему революция и гражданская война в принципе оказались возможными?

Прав или не прав был Ленин, определивший главный признак революционной ситуации как «верхи не могут, низы не хотят»? Действительно ли именно это противоречие привело к кровавой драме, повлиявшей на судьбы планеты?

У меня нет сомнений: чем активнее каждый будет искать ответы на эти вопросы, тем больше шансов, что еще через сто лет наши потомки проигнорируют 200-летие революции в действительно здравом уме и с чистой совестью.

Станислав Кучер, «Коммерсант.FM»