Политика

Как европейские выборы изменили политическую карту

27 сентября 2017

Сегодня можно говорить о завершении определенного электорального политического цикла в Европе, который включал также некоторые известные референдумы, выборы в ключевых странах и в отношении которого были серьезные ожидания, что он может существенно изменить политическую карту Европы.

Как видим, такие ожидания оправдались лишь частично. На заключительном этапе этого цикла мы наблюдали способность умеренной части избирателей в ведущих странах – Франции и Германии – к сохранению тех ценностных основ, на которых стоит общество и относительный неуспех радикальных политических сил, которые выступали с лозунгами тотального изменения всего порядка вещей. То есть одновременно по результатам этого цикла есть сдвиги, заставляющие говорить о серьезных изменениях, в частности, о завершении эпохи классических двухпартийных систем в тех ключевых странах Европы, где такие системы существовали десятилетиями. В то же время появились новые общественные и политические субъекты, большинство из которых стоит на популистских и националистических платформах различного толка. Кроме того, политическим силам уже недостаточен тот инструментарий, который они применяли для сохранения своего электората.

В общем, есть определенные признаки кризисных явлений и определенных политических изменений в Европе. Хотя ожидаемые разрушительные последствия этого политического цикла не оправдались. Поэтому традиционные европейские политические элиты, прежде всего в крупнейших странах – Франции и Германии – получили определенную стратегическую передышку, которую они должны использовать для того, чтобы более четко понять причины, которые привели к усилению радикальных политических сил и дать ответ на те опасения граждан, которые заставляли их голосовать за радикалов. Иначе при следующем политическом цикле старым умеренным политическим силам будет еще труднее удерживать равновесие собственных политических систем, и это может вызвать волны давления на те ценности, на которых стоит Европа.

Но на данный момент мы увидели, что в Европе существует значительный защитный потенциал против радикализма и крайних форм национализма.

В большинстве стран правые вошли в парламент уже давно. Поэтому здесь Германия была скорее уникальной на карте ЕС.

Что касается того, закончился ли этот цикл роста националистических настроений в Европе, – думаю, нет. И пока что обратного движения нет, хотя мы видим, что постепенно снижается острота тех вопросов, которые привели к последнему всплеску популярности ультраправых, а именно миграционный кризис. Он, очевидно, уже не так себя проявляет: волны мигрантов существенно уменьшились в этом году, но пока это не привело к тому, что страхи перед массовой миграцией куда-то делись. Очевидно, что дискуссии вокруг регулирования миграции останется в фокусе общественного мнения стран Европы еще много лет.

Выборы в Германии выиграл Путин

Ультраправые политические силы не хотят сдавать позиции, поэтому они будут продолжать раскручивать эту тему, даже если объективных оснований для этого меньше. Но эмоциональная нервная реакция будет сохраняться. Потому что эта тема очень чувствительная, и я не прогнозирую, что она исчезнет из публичного пространства. А значит, рано ожидать, что логика общественных симпатий вернется в противоположную сторону. То есть в ближайшее десятилетие политические партии правого и ультраправого толка будут пользоваться значительной электоральной поддержкой во многих странах.

Вторая по значимости тема для ультраправых политических сил – безработица и защита рынка труда от рабочих из других стран, в том числе из стран ЕС. Если в случае миграции мы видим противодействие именно инокультурной миграции, то в случае ситуации на рынке труда борьба происходит против любой миграции. Таким образом правые пытаются использовать недовольство социально-экономической ситуацией в некоторых странах.

Хотя в этом случае мы видим, что кризис, повлекший эту волну недовольства трудовой миграцией несколько лет назад, тоже уже отошлел, и сегодня не имеет той остроты. Напротив, экономики ЕС возобновили рост, и это побуждает и к поиску новых трудовых ресурсов, и не всегда жители соответствующих стран готовы идти на определенные работы, которые, как правило заняты мигрантами. Поэтому эта дискуссия будет бесконечной. Она будет продолжаться и принесет определенные сюрпризы многим странам.

Источник — Александр Сушко, «Новое Время»