Обзоры

Путин идет дорогой Сталина

12 сентября 2017

Владимир Путин, будучи сторонником жесткой руки, пытается повторять внешнеполитический путь Сталина. Результат не заставит себя ждать.

Когда мы осмысливаем события последних лет, то понимаем, насколько по-идиотски повёл себя Путин в отношении Украины. Не хотел базу НАТО в 1000 километров от Москвы – ввёл войска в Крым. Молодец. Как следствие – получил целую страну в 500 километров от Москвы, с явным намерением вступить в это самое НАТО и понастроить у себя столько баз, сколько только влезет. Как ещё одно следствие – усиление НАТО в странах Балтии, американские солдаты, позирующие на фото в ста метрах от российской границы и в крайне опасной близости от Петербурга. Хотел за счёт аннексии повысить себе рейтинг – повысил, не вопрос. Только теперь аннексировать уже особо ничего не получится, а рейтинг падает – санкции, усталость от телевизора и пустой холодильник никто не отменял.

Всех переиграл Владимир свет Владимирович. Мо-ло-дец.

Самое смешное в этом то, что Путин, как сторонник политики «крепкой руки», при котором в России снова начали появляться памятники Сталину, наступил один в один на сталинские грабли, только удар по лбу вышел значительно сильнее, чем схлопотал в своё время Иосиф Виссарионович.

Порошенко не исключает референдум о вхождении в НАТО

Итак, 1945 год. Закончилась Вторая мировая война в Европе, близится она и к завершению в целом: скоро СССР объявит войну Японии, а США сбросят ядерные бомбы на Хиросиму и Нагасаки (американцы думают, что на Хиросиму и Кокуру, но мы-то с вами знаем, что над Кокурой в тот день будет облачно, и приготовленная для Кокуры атомная бомба упадёт на запасную цель, город Нагасаки, а в Японии появится поговорка «Везучий, как Кокура»).

Но хотя мировая война ещё идёт, союзники – СССР, США, Британия и Франция – понимают, что проиграть Японии они не смогут, даже если сильно захотят, и занимаются важным делом – делят мир. Сталин и его дипломаты ведут себя активнее торговки на Привозе, выдирая для Союза всё новые и новые территории. По итогам Второй мировой войны СССР обрастёт Кёнигсбергом-Калининградом, несколькими японскими островами, в его зону влияния войдёт половина Берлина и половина Германии, половина Кореи, Польша, Чехословакия, будут признаны совместные советско-немецкие завоевания в Восточной Европе и странах Балтии – и это далеко не полный список. Но он мог бы быть и длиннее.

В процессе делёжки мира Сталин начал присматриваться к Турции, которой принадлежали важнейшие с военной точки зрения черноморские проливы Босфора и Дарданелл.

Отнять проливы по методу Калининграда-Кёнигсберга не представлялось возможным по одной ма-а-а-аленькой причине: Турция была во Второй мировой нейтральной страной, а под конец войны и вовсе объявила войну Германии (хоть по факту и не воевала). Отнимать землю у формальных союзников было не комильфо даже для незакомплексованного, в общем-то, Сталина.

Но проливы хотелось, и хотелось сильно. Поэтому Сталин и Молотов придумали хитрый (на самом деле, не очень) план: потребовать от Турции огромное количество земель на границе с СССР и проливы, чтобы в случае торга «милостиво» отказаться от территориальных претензий и удовлетвориться проливами или даже военной базой на проливах – ну, а к чему приводит присутствие баз Москвы, мы уже знаем на крымском опыте.

В общем, Советский Союз начал дипломатическую игру. Был разорван действующий уже лет двадцать договор с Турцией.

СССР активно намекал как Турции, так и Британии с США, что у Турции слишком много земли, и не мешало бы её, знаете ли, перераспределить. Черчилль и Рузвельт что-либо перераспределять в сторону огромного красного пятна на карте желанием не горели и в принципе держались настороженно.

Сталин пнул руководителей Грузинской и Армянской советских республик, и те разразились заявлениями о «незаконно отнятых» Турцией территориях. Причём народный комиссар иностранных дел Армянской ССР дошёл до того, что в исторической справке обосновал необходимость присоединения к Армении турецких земель, опираясь на договоры почти столетней давности. Впрочем, его довольно быстро переплюнул товарищ Молотов, с каменным лицом обосновывавший Черчиллю необходимость присутствия СССР в черноморских проливах договорами… 1805 и 1833 годов.

Турция довольно чётко представляла себе, что такое Сталин и что такое СССР.

Не менее чётко она понимала разницу в военной мощи собственно себя и во-о-о-н того огромного красного пятна на карте. Поэтому турки сделали самое умное, что могли, а именно – озаботились поиском союзников. Найти их было не очень сложно – и Британия, и США никак не хотели отдавать стратегически важные проливы Союзу (это неизбежно закончилось бы уничтожением или существенным уменьшением территории Турции – см. «Крым, 2014 год»). Поэтому Турция прямо и недвусмысленно послала СССР в известном направлении и вести любые дальнейшие переговоры отказалась.

Пик кризиса пришёлся на первое послевоенное лето – август 1946 года. Весна того года охарактеризовалась проигранным СССР «иранским кризисом»: попытка Сталина немножко присвоить себе Иран и покатать по нему туда-сюда танчики закончилась для Вождя Народов нерадостно. Западные страны достали мокрые тряпки и вдоволь повозили усатому по морде лица, окончательно лишив того надежды стать вождём ещё одного народа. Танчики пришлось вывести, а лицо – утереть.

Россия-США. Ожидание нового шторма

С Турцией Сталин надеялся отыграться за позор в Иране, но закончилось всё примерно так же, только ещё хуже. После того, как СССР публично выдвинул пять требований по Черноморским проливам и начал активизировать войска на турецкой границе, американцы схватились за голову и срочно начали разрабатывать первый план ядерной войны с СССР – причём война могла быть ядерной только в одностороннем режиме, своей-то ядерной бомбы на тот момент у СССР ещё не было.

Параллельно США, Британия и Франция заявили о полной поддержке Турции, США запустили программу помощи туркам, и в воздухе явно запахло жареным.

Сталин, явно ощущая на лице что-то мокрое, противное и тряпковидное, был вынужден второй раз за год поднять руки и признать поражение. Советский Союз прекратил подготовку к войне с Турцией и перестал публично педалировать вопросы проливов.

Но одной тряпки на лице Сталина было явно мало. Турция, понимая, что большое красное пятно с карты никуда в ближайшее время не денется, пошла на усиление союза с США, и в феврале 1952 года вступила в НАТО. Альянс построил там военные базы, и Турция стала одной из немногих стран, на территории которых находится ядерное оружие США. С территории Турции оказалось чрезвычайно удобно не только следить за СССР, но и реагировать на его действия на Ближнем Востоке. А в случае ядерной войны с турецкой территории в сторону Союза устремились бы ядерные боеголовки.

Так товарищ Сталин в очередной раз всех переиграл. Хотел отнять у Турции проливы – а вместо этого схлопотал ядерное оружие США у себя под брюхом и огромную страну в НАТО (единственную мусульманскую, кстати).

Несмотря на то, что ещё при Сталине СССР пошёл на попятный, а его наследник Хрущёв вообще публично признавал критичность ошибки в «турецком вопросе», Турция никогда не забывала полученный в 1946 году урок. А вот в Москве его забыли довольно быстро. И в 2014 году на том же Чёрном море очередной кризис, и Москва лезет в Крым…

…Что происходит сейчас, мы уже видим. Мы можем даже слышать отдалённое «плюх-плюх» мокрой тряпки, неумолимо приближающейся к одному мерзкому ботоксному лицу. Потому что у истории остается, по сути, только один вопрос: точный год вступления Украины в НАТО. Других вопросов у истории уже нет.

Источник — Юрий Гудименко, inforesist.org