Гуманитарная аура

Россия наконец оформилась как мусульманская страна

04 сентября 2017

Если посмотреть телевизор сложится впечатление, что РПЦ получила существенную политическую власть в государстве. На фоне этого у мусульманского сообщества может возникнуть логичный вопрос: а как же ислам?

Жизнь причудлива. Мы наблюдаем почти что эффект бабочки: события, произошедшие в далекой Мьянме, привели к важным политическим изменениям в России. (Тут стоит, конечно, оговориться: убийства сотен мусульман и гонения на десятки тысяч — это не взмах крыла бабочки, а нечто более серьезное и страшное.) Впрочем, это могла быть и не Мьянма, а что-то другое, так ли важен повод? Важнее результат: можно сказать, что 3 сентября в России российские мусульмане заявили о себе как о политическом субъекте, выйдя на митинг у посольства Мьянмы в Москве.

Их собралось несколько сотен человек, и этого оказалось достаточно, чтобы перекрыть не слишком широкую Большую Никитскую. Собравшиеся кричали «Аллах акбар» и слова о буддистах, которые мы не будем повторять из уважения к российским законам. Да и способствовать разжиганию религиозной розни не хочется. Но в целом, если судить по трансляции с места событий, они вели себя довольно организованно и собранно, хаоса и беспорядков не было.

Митинг не был санкционирован, но прибывшая полиция вела себя куда спокойнее, чем на выступлениях оппозиции. Мусульман никто не волок в автозаки, не бил дубинками. В какой-то момент мегафон полицейских перешел в руки протестующих, и они стали использовать его для общения между собой. Многие молились, расстелив коврики на земле.

Эта картинка была немного похожа на события первого сентября, когда тысячи мусульман праздновали в Москве Курбан-байрам. И, возможно, митинг у посольства Мьянмы случился как раз потому, что мусульманское сообщество еще не растеряло энергию улицы, поселившуюся в нем 1 сентября. Но разница между двумя событиями принципиальная. Курбан-байрам — религиозный праздник. Митинг у посольства — политическая акция. Кажется, раньше мы не видели представителей тех или иных конфессий, массово выходящих на улицу именно по политическим причинам.

А впрочем — вспомним недавние акции православных радикалов против фильма «Матильда». Разве попытка вмешаться в государственную культурную политику — не политическое выступление? Получается, с одной стороны, мы наблюдаем политизацию мусульман, с другой стороны — политизацию православных.

При этом, напомню, в России есть ограничения на политическую деятельность, обусловленную религиозной принадлежностью. В статье № 9 закона о политических партиях сказано, что «не допускается создание политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности».

Но все же мы видим, что запрос на религиозные политические организации появляется, что бы там ни говорил закон.

Опасно ли это? Процитирую недавнее интервью Александра Сокурова Znak.com:

«…Это же нетрудно предвидеть: если на определенной территории православная религиозная сила получает в подарок от государства часть политической власти, то, соответственно, в других местах мусульманское население совершенно справедливо потребует часть политической власти для своих религиозных организаций. Поверьте, мусульмане в этом вопросе ни в чем не уступят. И когда интересы православия и ислама войдут между собой в политическое противоречие, начнется межрелигиозная война — самое страшное, что вообще может быть. В гражданской войне можно все-таки договориться, а в религиозной бьются до смерти. Никто не уступит. И каждый будет по-своему прав».

Будем надеяться, что Сокуров сгущает краски. Но, возможно, действительно, политизация мусульман — естественная реакция на то, что интересы этой огромной группы населения (по данным агентства Zoom Market, в крупных городах 30% опрошенных называют себя мусульманами и 42% — православными) на федеральном уровне представлены и защищены слабее, чем интересы православного большинства.

Российские мусульмане в Турции: против Москвы, но не в ИГИЛ

К счастью, мусульман в России не угнетают. Но, если посмотреть телевизор и взглянуть на текущую информационную повестку, сложится впечатление (возможно, ошибочное), что РПЦ получила существенную политическую власть в государстве. На фоне этого у мусульманского сообщества может возникнуть логичный вопрос: а как же ислам?

Напрашивается и еще одна мысль. Все последние годы государство стремилось подавить реальное политическое движение, идущее снизу. Власть старалась заменить его имитацией политической жизни, представленной партиями-симулякрами: КПРФ, ЛДПР, «Справедливой Россией». Теперь мы рискуем прийти к тому, что на фоне ненастоящих, хоть и законных партий, быстро и уверенно вырастет партия настоящая. Это будет противоречащая нынешнему российскому закону, но отвечающая реальности партия российских мусульман.

Кто станет ее лидером? Какими будут его требования? Сможет ли им кто-то возразить?

Источник — Дмитрий Колезев, Znak.com