Обзоры

Путин занимается реставрацией

09 августа 2017

“Пока саги о взломе американских выборов российскими хакерами и сговоре штаба Трампа с Россией поглощают вашингтонские элиты и СМИ, без ответа остается более важный вопрос: “Почему Владимир Путин предпринял эти меры и чего дальше ожидать американцам?” – утверждает директор по исследованию России American Enterprise Institute Леон Арон в The Wall Street Journal. – По темпераменту и вследствие пройденного в КГБ обучения, Путин – не такой человек, которого легко прочесть. Секретность – неотъемлемая часть выкованного им режима, как и во всех авторитарных государствах. Однако строить догадки по поводу его мотивов и целей мы должны, потому что альтернатива этому – неприятно удивляться каждый раз, когда он действует”.

Эксперт напоминает, что “припевом начала 2000-х годов” был вопрос “Who is Mr. Putin?” (“Кто такой г-н Путин?”), и в поиске ключей к его поведению его называли авторитарным модернизатором, оперативником спецслужб, бюрократом и российским националистом.

“И все-таки кажется, что устойчивее всего его политика объяснялась иной постепенно проявляющейся идентичностью: идентичностью горячего патриота Советского Союза. На мой взгляд, речи и неподготовленные реплики Путина показывают, что, в отличие от западных и российских демократов, он никогда не верил в нарратив, согласно которому в холодной войне не было победителей. По-видимому, он воспринимает современный мировой порядок как несправедливый и аморальный, взломанный Америкой. Это убеждение укрепилось, когда США вторглись в Ирак в 2003 году. Затем в 2011 году Запад помог Ливии свергнуть Муаммара Каддафи. Путин сравнил это вмешательство с крестовыми походами”, – говорится в статье.

“Российский президент действует так, как будто он взял на себя историческую миссию вернуть прежнюю мировую “расстановку сил”, как выражались советские люди во времена Брежнева. Сопротивление и реставрация – похоже, его девизы-близнецы. Оставляя дверь открытой для сотрудничества с США в сферах борьбы с терроризмом, контроля вооружений и ядерного нераспространения, Путин стал считать остальную геополитику, по большому счету, игрой, в которой может быть только один победитель. Если Запад побеждает, Россия проигрывает – и наоборот”, – полагает Арон.

“А значит, то, что случилось во время президентских выборов 2016 года, было не разовой антиамериканской акцией, а частью постоянной политики, звеном огромной геополитической мозаики возвращения России на прежние позиции, которую Путин начал складывать”, – говорится в статье.

The Wall Street Journal