Экономика

Почему ЕС не понравились новые антироссийские санкции

31 июля 2017

Новые санкции США против России вскоре могут стать реальностью. Во вторник, 25 июля, Палата представителей США поддержала законопроект, который существенно усиливает американские санкции против Кремля. Впрочем, действия США уже вызвали критику со стороны Европейского Союза. В чем особенность новых шагов Вашингтона и в чем различия позиций США и ЕС — в материале Громадского.

США: обе партии хотят новых санкций

Во вторник, 25 июля, Палата представителей (нижняя палата Конгресса) поддержала законопроект об усилении санкций против России. В «пакете» также идут жесткие ограничения против Ирана и Северной Кореи.

Законопроект 3364 под названием «Противостояние противникам Америки с помощью акта о санкциях» получил масштабную поддержку обеих партий США: «за» высказались 419 членов Палаты, «против» — только 3 (все — из Республиканской партии).

Законопроект ограничивает право президента Трампа снимать действующие санкции, наложенные указами предыдущего президента Барака Обамы. Ведь санкции прописываются в законе от Конгресса, и президент не может отменить их единолично.

К примеру, если Трамп захочет снять санкции, связанные с неисполнением Минских соглашений, он, согласно законопроекту, должен будет подать в Конгресс «весомые доказательства» (certification), что Кремль делает шаги для выполнения этих договоренностей. Поэтому, основываясь на этих документах, Конгресс будет решать, смягчать санкции или нет.

Чтобы стать законом, законопроект еще должен пройти Сенат (высшую палату Конгресса) и получить подпись президента. И если в Сенате вряд ли возникнут проблемы (в июне Сенат уже выразил проекту мощную поддержку), то с Трампом сложнее: он может закон ветировать.

От пресс-службы Белого дома в последние дни шли противоречивые сигналы: Сара Сандерс, новая спикер Трампа, в воскресенье говорила о поддержке новых санкций со стороны президента, но во вторник намекнула, что Трамп захочет внести в законопроект поправки.

Важно, что новые санкции поддерживают обе партии — и республиканцы, и демократы. Это значительно сужает президенту пространство для маневра. В ситуации, когда очень громким темой в американской политике является возможное вмешательство России в последние американские выборы, ветировать законопроект, который имеет такую мощную поддержку в обеих палатах Конгресса, Трампу будет сложно.

Комментируя принятый документ, конгрессмены отмечали решимость формулировок. «Если Россию не контролировать, она, несомненно, будет продолжать агрессию», — говорит республиканец Эд Ройс, руководитель комитета по иностранным делам Палаты представителей.

«Мы не можем недооценивать множественность угроз, которые несут для нашей национальной безопасности Иран, Россия и Северная Корея, — добавляет республиканец Пол Райан, спикер Палаты представителей. — Они давно стремились ослабить Соединенные Штаты и дестабилизировать мир».

Новые санкции поддерживают обе партии — и республиканцы, и демократы (на фото — спикер Палаты представителей, республиканец Пол Райан во время брифинга 25 июля) Фото: EPA / MICHAEL REYNOLDS

Почему Европа против

Проблема, однако, заключается в том, что новые санкционные шаги Соединенных Штатов подверглись критике со стороны европейцев. Причина — в интересах европейских энергетических компаний, которые ведут бизнес с российскими поставщиками.

Ведь, кроме ограничения права президента снять санкции, законопроект 3364 вводит жесткие ограничения сотрудничества с российскими компаниями, в частности нефтяными и газовыми.

Еще на этапе обсуждения законопроекта и первого рассмотрения в Конгрессе, ЕС подавал недвусмысленные сигналы: новые санкции могут угрожать европейскому бизнесу.

Еврокомиссия даже подготовила список проблемных проектов, в которые вовлечены европейские фирмы, которым могут угрожать американские действия. Среди них — «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2» — совместные проекты «Газпрома» с несколькими европейскими компаниями.

Под ударом также «Голубой поток» — совместный проект итальянской ENI и Газпрома, Юго-Кавказский газопровод (который транспортирует газ в Европу от месторождения Шахдениз в Азербайджане, где работают британская British Petroleum и российская Лукойл), проект разработки нефтегазовых месторождений «Сахалин-2» (Shell и Газпром) и др.

«Заявления Еврокомиссии свидетельствуют о нервозности некоторых стран Евросоюза — прежде всего Германии, Австрии и, в известной степени, Франции. Их компании участвуют в реализации трубопроводных проектов Российской Федерацией, в частности «Северный поток — 2», — комментирует Громадскому Михаил Гончар, президент Центра глобалистики «Стратегия ХХI».

Когда в июне Сенат впервые рассмотрел законопроект и предоставил мощную поддержку (98 голосов против 2) — «была мгновенная реакция со стороны правительств Германии и Австрии, на самом высоком уровне», — добавляет эксперт.

«Частично критика со стороны ЕС вызвана попыткой защитить европейские коммерческие интересы», — комментирует Громадскому Сибрен где Йонг, стратегический аналитик Гаагского центра стратегических исследований.

«Но дело в том, что газопровод „Северный поток“ — некоммерческий проект, поэтому критика со стороны европейцев вызывает иронию», — добавляет он.

Накануне европейцы вели активные переговоры с американцами, стремясь поднять планку российского участия, с которой проекты подпадают под санкции.

С начала речь шла о 10%. Но в финальном законопроекте долю увеличили до 33%. Возможно, сработало лобби British Petroleum, которая работает на месторождении Шахдениз в Азербайджане, откуда газ должен транспортироваться в Европу через Южно-Кавказский газопровод, Трансанатолийский газопровод (TANAP) через Турцию и Трансадриатический газопровод через Грецию и Албанию — в Италию.

В разработке Шахдениз российская компания LukAgip (дочерняя «Лукойла») имеет как раз 10%. Повышение порога до 33% обезопасит проект.

Однако, если санкционный закон таки примут, «это значительно повысит риск для проектов с высокой долей российского участия (более 33%)», — считает Сибрен где Йонг.

В таком случае под американские санкции подпадет «Северный поток». В проекте, нацеленном на транспортировку российского газа по дну Балтийского моря в обход всей Восточной Европы, «Газпрому» принадлежит 51% акций.

Но в этом проекте также значителена доля европейских компаний: немецких Wintershall и E. ON Ruhrgas (по 15,5%), нидерландской Gasunie (9%) и французской Engie (9%). Проект поддерживает и австрийская OMV.

Под санкции «также может попасть вторая нитка „Турецкого потока“, если она пойдет, как это запланировал „Газпром“, в Европу», — добавляет Михаил Гончар.

С критикой американского законопроекта выступили европейские компании, которые участвуют в реализации трубопроводных проектов с Российской Федерацией, например, газопровода «Северный поток» Фото: EPA / BERND SETTNIK

Однако в Европе многие воспринимают американские санкции не как удар по бизнесу страны-агрессора, а как продвижение, собственно, американских интересов.

«Многие страны ЕС (прежде всего на западе) обеспокоены, что США использует санкции только для того, чтобы продвигать экспорт сжиженного газа в Европу и занять долю европейского рынка», — комментирует Громадскому Рикард Йозвяк, корреспондент «Радио Свобода» в Брюсселе.

Действия американцев действительно можно расценивать двояко. С одной стороны это стремление защитить Восточную Европу (в частности, Украину и, скажем, Польшу) от военной и энергетической агрессии России («Северный поток» является ярким примером российской энерго- геополитики). С другой — стремление продвигать свой газ в Европе, вытесняя российские энергоресурсы.

В то же время вопрос санкций четко демонстрирует, где сходятся и расходятся ценности и интересы США и ЕС. В ЕС газонефтяные коммерческие интересы часто сужали пространство для решительных действий. Например, для жесткого противостояния действиям «Газпрома» на европейских рынках. Или бурного развития альтернативных источников, например, в рамках газопровода Nabucco, который похоронили так и не начав реализацию.

В любом случае, в ближайшее время Европа должна решить ключевой вопрос: стоит ли так упорно поддерживать собственные компании, которые имеют бизнес с компаниями страны-агрессора, и которые делают европейскую экономику зависимой от влияния Москвы. Ответ на эти вопросы будет многое определять на последующие годы.

А в ближайшие недели стоит следить, чем закончится история с новыми санкциями США. И сможет ли президент Трамп ветировать законопроект, восставая против такой мощной поддержки — в частности, и в собственной партии.