Гуманитарная аура

Почему для России Ленин — лучший святой

21 июня 2017

Столетие революции пройдет под красным знаменем большевиков. Те, кто собирается поминать жертв этой революции, будут делать это в частном порядке и казаться маргиналами.

Архиерейский собор РПЦЗ (Русская православная церковь заграницей) требует от российских властей убрать из мавзолея и захоронить тело вождя Октябрьской революции Владимира Ленина. У зарубежной ветви РПЦ нет никаких сомнений в том, что большевистский переворот был катастрофой для России в целом и для церкви в частности. И Ленин для них – не только ключевая фигура и символ этого переворота, но и прямой вызов христианской доктрине, поскольку тело его было превращено в «святые мощи» дьявольского режима.

Однако в России представители русского православного зарубежья вряд ли встретят понимание и горячую поддержку. Официально патриархия РПЦ уже давно не выступает за захоронение останков Ленина, а неофициально представители церкви поговаривают о том, что согласны «потерпеть» это святотатство во имя единства и согласия в обществе.

Что ж, в обществе, которое терпит на своих улицах реконструкторские марши НКВД, восстанавливает памятники, а с ними и «светлую память», Феликсу Дзержинскому, чей лидер заявляет, что резкая критика Сталина является «выпадом против России», достичь согласия и единства по вопросу о Ленине очень просто – ничего не трогать. И обязательно заявить: мы, мол, уступаем. Чтобы никто не догадался, что на самом деле от тебя ничего не зависит.

https://politua.su/2017/06/20/22507/

Вопрос о мощах Ленина в объединенной РПЦ рано или поздно должен был возникнуть и стать яблоком раздора. Между «белогвардейской» РПЦЗ и организованной Сталиным РПЦ можно было найти компромисс и консенсус. В конце концов, обе части русского православия преисполнены чувства национального достоинства (чтобы не сказать — превосходства) и трудно определить, в которой из них больше имперства – в «материковой» или диаспорной. Они вполне сходятся на идее величия и истинности русского православия. «Зарубежники» вполне могли прислушаться к Путину, как гаранту величия и спонсору этого православия. Но вопрос оценки Октябрьской революции разводит высокие стороны врозь.

Позиция РПЦ по делу о «нетленных мощах» вождя мирового пролетариата вполне объяснима. Во-первых, от ее точки зрения на мумию Ленина мало что зависит. Во-вторых, поднимать этот вопрос, тем более ставить его ребром – играть с огнем. В Кремле не поймут. Не только потому, что Путин и сам из лубянских. Но и потому, что это противоречило бы новой гражданской религии России. Для которой неважно, чем была эта революция – великим достижением или великим злодейством. Лишь бы «великим». Тоталитарное сознание внимательнее к прилагательным, чем к существительным. Наконец, наука история не в чести в нынешней России. Исторический факт здесь нужен и интересен только в качестве материала для театрализованного представления. Неважно, что было на самом деле и какие последствия имело, – главное, чтобы костюмчик сидел. Энкаведешный — так энкаведешный.

И вот что интересно — те, кто устраивает костюмированный бал НКВД, не боятся нарушить хрупкое «национальное единство».

Если убрать тело Ленина из мавзолея — единство не выдержит, а если, наоборот, поставить памятник Дзержинскому и канонизировать Сталина — ничего с ним не произойдет, с единством-то. Конвенция получается какая-то очень уж однобокая — вся в пользу ВЧК.

https://politua.su/2017/06/20/22503/

На этом фоне особенно ярко проступает странная история с обретением мощей государя императора. Сначала идентификация предполагаемых останков царской семьи вообще не занимала РПЦ – этим занимался Следственный комитет, и выглядело это расследование вполне светским, государственным делом. Однако позже по инициативе нынешнего патриарха Московского церковь подключилась к делу – на том основании, что Николай II стал почитаемым в РПЦ святым. С тех пор в деле фиксируют сплошные проволочки. И если верить российским коллегам, то в данный момент все экспертизы завершены, все результаты на руках, но их обнародование упирается в нежелание этого лично патриарха Кирилла.

Такая позиция выглядит довольно странно, учитывая, что в РПЦ привыкли и умеют хорошо зарабатывать на мощах. В данном же случае создается впечатление, что в Моспатриархии то ли не знают, как мощами хорошенько распорядиться, то ли отчего-то боятся это делать, то ли просто торгуются – патриархия с собственными консерваторами, патриархия с Кремлем, патриархия с РПЦЗ. У последней есть своя точка зрения, свои сомнения и свои интересы в деле царских останков… Да и убытки нужно еще подсчитать – ведь уже построен монастырь на «месте обретения мощей» и отработан паломнический тур, а тут уже и место, оказывается, не то, и мощи – не те. В общем, все как-то несерьезно и дорого получается.

Создается впечатление, что Николай II – не самый удобный святой для нынешней патриархии. Равнодушное молчание Моспатриархии на фоне пламенной борьбы Поклонской за честь царя, совращенного Матильдой, – тому подтверждение. С одной стороны, его очень почитают в некоторых русско-православных кругах, преимущественно консервативных. С другой, как уже было замечено, культ этого святого не вписывается в действующую модель национального единства. Культ Ленина и даже Сталина – вписывается, а Николая II – как-то не очень. Для широких российских кругов православные консерваторы и монархисты – крохотная кучка маргиналов. Это можно понять: поклонение императору предполагает переосмысление исторических событий, возможно, даже покаяние. Но это переосмысление не в интересах власти, которая наложила табу на любые ревизии в отношении истории. А какое переосмысление без ревизии? И какое покаяние без переосмысления?

Поэтому столетие революции пройдет под красным знаменем большевиков. Те, кто собирается поминать жертв этой революции, будут делать это в частном порядке и казаться маргиналами. Этот статус объединит монархистов-консерваторов с либералами. И дело будет вовсе не в том, что собравшиеся на Красной (например) площади будут искренними коммунистами, действительно считающими, что Октябрьская революция была «великой», «исторически-необходимой» и т. п. Ничего подобного. Для них это будет очередное костюмированное представление. Для желающих, возможно, даже фанерный Зимний построят – чтобы они его штурмовали вместе с ряженными революционными матросами.

https://politua.su/2017/06/14/22379/

Монархические настроения куда сильнее в РПЦЗ, для которой почитание царя-страстотерпца вполне логично, но в самой России ее голос почти не слышен. Даже нынешнее послание Архиерейского собора по поводу Ленина вряд ли будет принято в России всерьез. Но не стоит ждать, что по Ленину пройдет линия нового раскола между РПЦЗ и Московской патриархией. Нет, не пройдет. РПЦЗ тоже меняется. Уже изменилась. Ее «белоэмигрантство» — в прошлом. Традиция, постепенно превращающаяся в формальность. Нынешняя РПЦЗ состоит уже не из корнетов и поручиков и даже не из их потомков. Их сменили эмигранты, гастарбайтеры и прочие выходцы уже из советской и постсоветской России. А их не нервируют мощи Ленина, выставленные в Мавзолее. Они вполне разделяют существующую модель «национального единства».

Странно наблюдать за тем, как мощи вождя революции и царя-мученика ведут абсурдную посмертную борьбу за души. Но расположение чаш весов кое-что говорит о душах: весы «национального единства» отчетливо склоняются в пользу Ленина. Даже если считать, что культ Николая II – надуманный, искусственный и был уступкой неким консервативным кругам и РПЦЗ, вопроса по поводу мощей Ленина это не снимает.

Екатерина Щеткина,  dsnews.ua.