Политика

Как Путин случайно сделал Украине подарок

02 июня 2017
Украина обрела независимость еще  в 1991 году, но лишь с началом войны в 2014-м превратилась в окончательно сформировавшуюся страну. Как это часто бывает с масштабными историческими сдвигами, перемена не сразу бросилась в глаза. Даже сейчас, спустя три года, это может стать новостью для миллионов украинцев, пытающихся свести концы с концами, регулярно сталкиваясь с нереформированной государственной бюрократией. Тем не менее, становится все очевиднее, что болезненные и триумфальные события 2014-го повлекли за собой взросление нации. Сегодня мы наблюдаем украинизацию Украины.

Доказательства национальной эволюции повсюду. Они во множестве украинских флагов, в популярности продуктов «Сделано в Украине». В энтузиазме таких праздников, как День Вышиванки и в охотном использовании национальных мотивов. Это сказывается даже на самооценке и самоидентификации людей. Исследование, проведенное в апреле 2017 года, показало, что 92% граждан считают себя этническими украинцами, по сравнению с 78% на момент последней переписи в 2001 году.

Это растущее национальное сознание больше всего олицетворяют тысячи волонтеров по всей стране, пожертвовавшие свое время, таланты, деньги, а в некоторых случаях и свою жизнь ради лучшей Украины. Примечательно, что эта тенденция проявляется во всем обществе без исключения. Русскоязычные украинские патриоты занимают центральное место в формировании новой национальной идентичности Украины наряду с крымскими татарами – самыми страстными сторонниками этих перемен.

https://politua.su/2017/03/27/21806/

Украина не всегда была такой. В 1990-е годы национальная гордость была относительно редким явлением. Многие оставались равнодушными к идеям украинской идентичности, предпочитая мыслить советскими категориями, отрицая независимость страны, считая ее исторической случайностью. Некоторые украинцы застряли в рутине коммунистической эпохи: они узнавали новости с российского телевидения и старались перенять у Москвы все, что только могли, начиная с моды и заканчивая правилами ведения бизнеса.

Конечно, первые признаки национального пробуждения наблюдались задолго до 2014 года. Оранжевая революция 2004-го стала переломным моментом на пути Украины к подлинной государственности. Революция закончилась политической неудачей, но вдохновила украинцев взглянуть на свою страну в новом свете.

Важную роль также сыграли демографические перемены. С середины 2000-х годов новое поколение, не жившее при СССР, достигло совершеннолетия. Для них нет ничего искусственного в украинской государственности. Конечно, ведь это все, что они когда-либо видели и знали.

Шок от российской атаки в 2014 году стал катализатором радикального ускорения процесса постсоветского государственного строительства в Украине. Гибридная война Путина представляла прямую угрозу существованию украинского государства и заставила каждого украинца выбирать сторону. К удивлению Кремля, подавляющее большинство выбрало Украину. Речь шла не о политике или геополитике, а о подтверждении основополагающего права страны на существование. Далеко не все испытали подобное прозрение, но их было достаточно, чтобы доказать, что они не позволят гибридной войне России распространится за пределы пограничных территорий Донбасса. Украинская нация столкнулась с главным испытанием и выжила.

С 2014-го украинизация Украины продолжает расширяться, несмотря на ядовитый коктейль военной усталости, экономического мрака и политической коррупции. Гражданское общество неутомимо старается проводить реформы и привлекать чиновников к ответственности. Страшные человеческие потери из-за конфликта коснулись множества семей по всей стране. Этот разделенный опыт сформировал ощущение общего дела во всем украинском обществе.

Информационная среда также стала гораздо более украинской. С 2014 года страна добилась огромных успехов в восстановлении контроля над собственным информационным пространством. Российские телеканалы больше не могут транслироваться в Украине, а местные каналы ограничены в возможности использовать российский контент. Между тем новые квоты, обязывающие украинские телеканалы отводить 75% эфирного времени под вещание на украинском языке, подстегнут рост отечественной индустрии развлечений и еще больше украинизируют информационный ландшафт страны.

https://politua.su/2017/05/26/22115/

Недавний запрет на подконтрольные Кремлю социальные сети также является важным шагом на пути к информационной независимости Украины. Помимо снижения способности РФ вести информационную войну, это запрет заставит украинцев выйти за пределы постсоветской зоны комфорта. Миллионы украинцев, использовавших российские социальные сети, делали это вовсе не по политическим соображениям. Они просто следовали привычке, так же, как было раньше с просмотром российских каналов. Эти привычки психологически удерживали постсоветских украинцев внутри российского мира, они проложили путь к трагедиям гибридной войны Путина.

Усилия Украины по ограничению доступа России к национальному информационному пространству были широко раскритикованы как несовместимые с европейскими ценностями, поддерживаемыми во время Евромайдана. Но нет никаких сомнений, что статус-кво до Майдана был сродни информационной оккупации. Теперь, когда влияние Кремля ослабло, Украина должна заняться созданием медиа-ландшафта, способного удовлетворить потребности всех украинцев.

Куда ведет Украину это национальное пробуждение? Циники обязательно скажут, что патриотизм обычно не улучшает уровень жизни, даже – наоборот. Действительно, украинизация Украины – захватывающее явление, но оно не исцелит все недуги страны. Оно не сможет каким-то волшебным образом заставить людей довольствоваться мизерными зарплатами и некачественными государственными услугами. Однако, это обязательная составляющая, без которой Украина не сможет превратиться в современную европейскую нацию. Чувство идентичности имеет важное значение для сплоченности любой нации, и в постсоветской Украине этого давно не хватало. Теперь у страны появился шанс дать бой.

Питер Дикинсон, Новое Время.