Экономика

Война с «мышебратьями»

30 мая 2017

Целенаправленное разрушение Украины с целью её колонизации и растворения в составе России было и остаётся важнейшим приоритетом Кремля начиная с момента распада СССР.

Мы до сих пор не осознаём масштабов российской войны против Украины, равно как и  того факта, что она началась задолго до 2014 года. Этой войне уже четверть века. Поэтому еще раз наверное следует вернуться к последним российским атакам на украинский ВПК — это один из её войны, но который ярко иллюстрирует ее масштабы.

Скромные радости россиян

На прошлой неделе почти все российские СМИ смаковали новость, источником которой стало украинское «Зеркало недели». В то время как весна в России выпала очень холодной, новость эта грела сердца российских читателей как июльское солнышко. Ещё бы: из 88 поставленных в Ирак украинских БТР-4 завести удалось лишь 56 машин.

Как обычно бывает в таких случаях, еженедельник в погоне за броским заголовком немного сместил акценты. Во-первых, история довольно старая — июль 2014 года. Во-вторых, большинство ходовых неполадок были вызваны скверным качеством АКБ — досадная, конечно, история, но, в общем-то, не фатальная и сравнительно легко решаемая. Гораздо хуже были другие дефекты, в заголовок не попавшие. Самые страшные — плохая проварка броневых корпусов, вызвавшая появление трещин в них. Что и привело к возврату нескольких десятков БТР-4 и фактическому срыву контракта по поставкам бронетехники в Ирак.

Но есть тут два момента, которые в «Зеркале недели» не то, чтобы совсем упущены, а, скажем так, как-то ушли в тень. Во-первых, все подобные истории тянутся из прошлой эпохи — до Революции Достоинства.  Во-вторых, за прошедшие три года кое-что изменилось к лучшему. Не всё. Проблем в «Укроборонпроме» по-прежнему хватает. Но есть и улучшения. И даже успехи. И это вызывает новые приступы  ярости в России — и новые потоки лжи и дезинформации.

Собственно говоря, иначе и быть не могло. Потому, что степень разложения всех структур Украины, включая «Укроборонпром», достигнутая при пророссийском режиме Януковича, вполне сознательно разрушавшего страну в угоду Кремлю и готовившего её к российскому «слиянию и поглощению» — огромная. И преодолевать её, уничтожая российские метастазы, которыми проросла вся Украина, нам предстоит очень долго. Война России против Украины продолжается, и разрушение нашей страны по-прежнему остаётся приоритетной целью Кремля.

История иракского контракта

Напомним, в конце сентября 2009 года Украине удалось получить комплексный оружейный контракт с Ираком на общую сумму $2,4 млрд. Это был крупнейший в истории Украины проект, включающий ряд отдельных контрактов.

С украинской стороны контракт обслуживала дочерняя структура «Укрспецэкспорта» — госпредприятие «Прогресс», которое в 1990-х годах успешно выполнило поставку 320 танков Т-80УД в Пакистан.

На выборе в качестве поставщика именно Украины существенно сказалась и позиция Вашингтона, поскольку проект финансировался за счет средств, выделенных правительством США в рамках перевооружения армии Ирака.

Подписание Украиной этого контракта было воспринято в России как «удар в спину» и прямой вызов. Кроме того, контракт означал провал предыдущих провокаций России, направленных на дискредитацию Украины: скандал с поставками ракет Х-55 Ирану и «кольчужный скандал». Стало ясно, что эти попытки изолировать Украину от США — а оба скандала были спланированы так, чтобы как можно болезненнее затронуть американские интересы — потерпели крах.

Саботаж и информационная война

Начиная с 2010 года, именно с назначением Дмитрия Саламатина главой «Укрспецэкспорта», а потом и «Укроборонпрома», и начался, по сути, разгром иракского контракта.

Дмитрий Саламатин, сын бывшего министра угольной промышленности Казахстана и зять бывшего зам.председателя правительства РФ Олега Сосковца, перебрался из России на Украину ещё в 1999 году. Подробности его переезда в Украину вполне однозначно говорят о спланированной операции внедрения «крота» в структуры украинской власти. Саламатина целенаправленно вели на самый верх — впрочем, подробности этой операции — отдельная история.

Именно Саламатин и развернул кампанию продуманного саботажа, направленного на срыв уже подписанных контрактов на поставки вооружений, а также втянул Украину в несколько сомнительных оружейных сделок, явно направленных на подрыв её репутации. Таких, как, к примеру история с Али Файядом, ливанцем с украинским паспортом.

Естественно, что после Революции Достоинства Саламатин поспешно бежал в Россию.

История разгрома иракского контракта включала ряд тщательно спланированных операций. Поэтому, в силу сложности и многоплановости темы, мы ограничимся рассмотрением только поставок БТР-4.

Итак, контракт предусматривал продажу в Ирак 420 БТР-4 за 457,5 млн долларов. Первая партия из 26 машин была отправлена заказчику 20 апреля 2011 года, всего же Украина успела поставить 88 единиц.

Неприятности начались уже с первой партии БТР, поставленной с опозданием на шесть месяцев: в марте 2011-го вместо ноября 2010. Иракские военные тут же выставили штрафные санкции.

Следующим шагом Саламатина стало единоличное решение о ликвидации основного держателя контракта с Ираком — внешнеторговой фирмы «Прогресс», дочернего предприятия «Укрспецэкспорта». Это одним махом снесло все налаженные цепочки сотрудничества и открыло неограниченные возможности для дальнейшего срыва поставок.

В феврале 2013 года иракская сторона обвинила украинских производителей в постоянных срывах сроков поставок и низком качестве продукции. Во многом  — небезосновательно: команда «кротов» Саламатина трудилась, не покладая лап. Тогда обнаруженные недоделки удалось оперативно устранить. Но срыв сроков, оставался, увы. Наконец, к осени 2013 года началась завершающая информационная атака.

Сначала, была запущена информации о дрейфующем в Персидском заливе корабле SE Pacifica с 42 БТРами на борту, изобилующая выдуманными подробностями. Главным посылом было то, что заказчик якобы отказался принимать БТР из-за «трещин в корпусе, замазанных краской». Это была ложь: партию бронетехники приняли в феврале 2013 года  на территории Украины. Иракская сторона провела инспекцию машин и подписала, в конечном итоге, все акты приемки, после чего БТР были перевезены в порт, подготовлены к перевозке, оформлены таможней и погружены на судно. У иракцев на момент отгрузки не было претензий к их качеству.

Что же произошло за время нахождения судна в пути? Как выяснилось в дальнейшем, отказ иракских чиновников был вызван и определенной работой россиян, с некоторыми представителями иракской стороны на личном уровне. В целом же расчет был сделан на информационный блицкриг: массированная кампания дезинформации плюс отказ от приема уже отгруженной продукции должны были сыграть роль лавины, похоронившей контракт. При этом, подконтрольные России сливные бачки заговорили о расторжении контракта как о свершившемся факте сразу же после вброса информации о злоключениях SE Pacifica. Одновременно российские СМИ со ссылкой на «информированные источники» стали распространять фейк о том, что Ирак начал переговоры о передаче контракта России, и что в Нижний Тагил уже прибыла иракская делегация для ознакомления с БТР–82А. Разумеется, переговоров не велось и иракцев в Тагиле не было. Вброс был рассчитан на потенциальных заказчиков.

Надо сказать, что вброс был неплохо подготовлен, а ошибки, допущенные ранее — скорректированы. Первая волна слухов о намерении Минобороны Ирака аннулировать контракт на закупку БТР-4 в Украине была запущена ещё в феврале 2013, после приёма машин иракскими представителями, и осенний слив выглядел как нечто, давно.

Развитие событий

Да, в январе 2014 года иракская сторона вернула Украине партию из 42 бронетранспортеров, объяснив это наличием трещин в бронированных корпусах. Символично, но весной 2014 года эти БТР сразу же ушли на фронт противостоять российской агрессии, Но вот о тех 88, которые не вернули, нельзя ли поподробнее? Сколько бронекорпусов из этой партии пришло в негодность? Неужели все 88?

Но это, повторяю, тема «Зеркала недели». Наша тема — другая. Наша тема — реакция России на всплывшее в украинских СМИ письмо от 28 июля 2014 года, направленное в «Укрборонпром» об итогах визита в Ирак инспекционной группы госпредприятия «Харьковское конструкторское бюро по машиностроению им. А.Морозова» (ГП ХКБМ)».

Хотя, с самой-то реакцией всё понятно: в России воспользовались подвернувшимся поводом, чтобы начать очередную кампанию дискредитации Украины и «Укрборонпрома». Интереснее то, с чем на сей раз эта кампания связана.

Успехи Украины не дают покоя России

Как уже было сказано, проблемы в «Укрборонпроме» существуют. Но есть и успехи.  Например, Украина активно продвигает БТР-4 на другие рынки. Что очень тревожит россиян. Которые только в последнее время провели информационные кампании по дискредитации и срыву украинско-индонезийского и украинско-таиландского сотрудничества в этой сфере. Одновременно Россия безуспешно пытается продать в Индонезию и Таиланд свои БТР-82.

А Украина успешно поставила пробную партию из пяти БТР-4М Корпусу морской пехоты Индонезии в рамках контракта, заключенного в начале 2014 года. Почему только сейчас? Потому, что воюем. И выполнение контракта началось уже после поставок партий БТР-4 в украинскую армию.

И в Таиланде всё идет в общем неплохо. БТР-4Е, прошли процесс стандартизации в Таиланде, идут переговоры об их закупке, решение будет принято в течение 2017-2018 гг. А украинские Оплоты и БТР-3Е1, поставленные ранее, недавно успешно участвовали в учениях тайской армии.

Но вернемся к российским вбросам. Разумеется, Россия продолжает информационную войну против «Укроборонпрома». Заведомо ложные информации об отказе Индонезии от поставок БТР-4 из-за технических проблемы, и о решении Таиланда закупить китайские БТР вместо украинских следуют буквально в режиме нон-стоп.  Всё это подаётся, как обычно, со ссылкой на неназванные «информированные источники».

И это совершенно нормально. Россия — наш лютый и беспощадный враг, во всех, без исключения, сферах и областях. Нам всегда следует об этом помнить — и сплоченно противостоять ей, не погрязая в междоусобных разборках.

ЭДУАРД СЕРГЕЕВ, специально для Гуляй Поля