Гуманитарная аура

Как Путин обнаружил македонскую кириллицу

26 мая 2017

Пока у нас вся страна смотрела пародию на Цирк дю Солей в исполнении летающих налоговиков, Россия праздновала День славянской письменности и культуры (ДСПК). Который, к слову, начали отмечать только в 1985 г., на советский манер чествуя святых Кирилла и Мефодия. Ежегодным же его сделали, когда СССР по факту уже растрескался, — в январе 1991-го. И, как обычно, Москва подобрала то, что плохо лежало, — вдруг пригодится.

Что ж, пригодилось. Оставим занимательный вопрос о славянскости российской культуры. Здесь куда любопытнее то, что день памяти изобретателей самого известного пропагандистского инструмента в славянской истории имеет немалую внешнеполитическую ценность. Это один из каналов проекции российских интересов. Прежде всего — на Балканы. Просто в силу того обстоятельства, что отмечают его и в Болгарии, и в Сербии, и в Македонии (ими список не исчерпывается, но об этом ниже).

Так вот, в Москву прибыл президент последней Герге Иванов. Русскомирская контора с красноречивым названием «Международный общественный фонд единства православных народов» — типичный, по сути, чекистский проект — присудила ему премию им. патриарха Алексия II. Того, который в кагэбэшных картотеках числился как агент Дроздов. Впрочем, не суть. Суть в том, что большой друг России Герге Иванов — человек для Москвы очень нужный. Потому что без его маленьких, но точных толчков ситуация в Македонии раскачивалась бы куда хуже. А будь она стабильнее, тише было бы и на всех Балканах. А значит, меньше было бы головной боли у Евросоюза. Определенно не то, что нужно Кремлю.

https://politua.su/2017/05/25/22041/

Помните, как в апреле манифестанты лупили депутатов македонского парламента? Та вот, это была акция в поддержку экс-премьера Николы Груевского. Хотя его «Демократическая партия за македонское национальное единство» (когда видите оксюморон в названии — подозревайте популизм, в данном случае — правый) и победила на прошлогодних выборах, играть с ней в коалицию желающих не нашлось. Право формировать правительство должно было перейти к лидеру оппозиционного большинства Зорану Заеву, но не тут-то было: Иванов с легкостью забил на конституцию. Почему? Потому что Заев нарушил негласное табу на договоренности с партиями албанцев (составляющих четверть населения Македонии). Более того — помог албанцу избраться спикером парламента. Страну, естественно, заштормило с новой силой.

Впрочем, праздничный повод к этой истории отношения не имеет. Он здесь фигурирует в контексте приветственной речи Путина к Иванову. В которой кремлевский сиделец заявил: мол, праздник не только у македонцев, но и в России, «а письменность пришла к нам как раз с македонской земли».

Оцените пассаж. Вот так взяла — и чудным образом пришла. Из Македонии — в Россию. Как эпидемия птичьего гриппа, не иначе. Кого волнует, что школа славянской письменности в македонском ныне Охриде была основана по приказу крестителя Болгарии царя Бориса.

Украина? Причем здесь она? Ну подумаешь, пришли просветители в Киев. То ведь Русь была, а Русь — значит, Россия. И зачем вспоминать, что «Россия» — слово, позаимствованное Петром І у греков без права, но с амбицией. Да и неудобно как-то признавать, что Московия унаследовала кириллицу тем же макаром, что, скажем, Африка — латиницу: от метрополии. К слову, сравнение тем интереснее, что в Московии, как и в Африке, параллельно ходила и арабская вязь. И совсем не будет лишним ввести и ее праздник. Скажем, в честь Афанасия Никитина — тем более что в следующем году будет 550 лет с тех пор, как он отправился ходить за три моря. Да и обстановка международная способствует, как ни крути. И раз уж Балканы уплывают, то пора бы, наконец, всерьез вспомнить о сирийском православии. Ну или, если не выгорит, — об исламском единстве.

Впрочем, мы отклонились. А между тем словесные экзерисы Путина стоило бы взять на вооружение. Ведь если кириллица прямиком из Македонии прискакала в Россию, то, скажем, освобождение Балкан от турецкого ига — целиком заслуга Украины. Ведь исход дела у Плевны сдачей турками крепости 28 ноября (10 декабря) 1877 г. оказался возможен только потому, что за два дня до этого Восточная турецкая армия, которая шла на выручку осажденным силам Осман-паши, была разбита в битве при селе Мечка (Болгария) и еще раз — два дня спустя, уже после подписания капитуляции. А теперь взглянем на список частей, разгромивших турок в этих сражениях: 45-й Азовский пехотный полк, 46-й Днепровский пехотный полк, 47-й Украинский пехотный полк, 48-й Одесский пехотный полк, 129-й Бесарабский пехотный полк. Но это так, по мелочи. Потому что можно вспомнить, что вообще весь российский имперский проект — это детище Киево-Могилянской (тогда просто Киевской) Академии — точнее тусовки, крутившейся вокруг ее ректора Феофана Прокоповича.

Об этом, безусловно, можно и нужно говорить. Как и о том, что пора бы переосмыслить принципы празднования ДСПК в Украине. В конце концов, это еще одна площадка, на которой Россия ведет против нас войну. И мириться с узурпацией ее Москвой по меньшей мере глупо. Потому что этот проект вполне моет быть использован против идеологической интеграции под эгидой Кремля. Особенно если принять во внимание, что Кирилла с Мефодием почитают и чехи со словаками, и российский «республиканский» анклав в Молдове.

Алексей Кафтан, dsnews.ua.