Политика

Украина VS Россия: политическое “украинство” или “управляемая демократия”

18 апреля 2017

После оккупации Россией Крыма произошло лобовое столкновение двух политических культур – украинской и российской. Апофеозом этого действа и стал конфликт в Севастополе между спикером “Заксобрания” Алексеем Чалым и губернатором Севастополя Сергеем Меняйло. Суть его как раз и заключается в различных мировоззрениях политиков.

Чалый привык себя вести как в Украине – выносить конфликт в публичную плоскость, делать громкие заявления в прессе, демонстративно возмущаться и выражать несогласие.

Меняйло же привык к военно-чекистской системе управления, принятой в России – все решается в кабинетах, никаких скандалов на людях, показушный пиетет и слепой “одобрямс” любого решения высших властей.

Чалый по наивности думал, что в России, как и в Украине, возможна публичная политика с дискуссиями, дебатами, обменом мнениями и колкими репликами в адрес оппонентов. Но он конкретно ошибся. Вся прокремлевская пропагандистская машина ополчилась на Чалого, позволившего себе возмутительный демарш и отказавшегося следовать устоявшимся в России правилам политической игры.

https://politua.su/2017/03/30/21887/

Но самое интересное в данном случае это диагноз, поставленный Чалому аффилированными со Старой площадью экспертами – “политическое украинство”. Т.е. свободная политическая жизнь, присущая демократическому обществу, в жестко тоталитарной России трактуется как «политическое украинство» – оскорбительная формулировка для всего украинского государства.

Свобода слова и вольность мысли в России считаются недопустимыми и опасными. Чалого мочили телеканалы и газеты, карманные околокремлевские эксперты беспрерывно метали в него комья грязи. И все только за то, что у человека есть свое мнение, которое он не побоялся объявить во всеуслышание.

Надо понимать, что в России внутренней политики давно уже толком нет как таковой. Все мэры и губернаторы предварительно согласовываются в соответствующем управлении АП. Региональная пресса финансово зависима от местных властей и поэтому тон её публикаций преимущественно елейно-снисходительный. Власть в России сакральна и критиковать её нельзя.

Случаются, конечно, исключения из правил, но это единичные случаи. Например, в Иркутской области губернатором стал кандидат от КПРФ Сергей Левченко, сенсационно победивший кандидата от «Единой России» Сергея Ерощенко. Произошло это вследствие фантастической расслабленности «Единой России», заранее уверовавшей в победу своего кандидата и огромного количества недовольных региональными властями избирателей, таки дошедших до участков в день голосования.

Оппозиционным политикам на местах архисложно – для них введены муниципальные барьеры и кучи мелких бюрократических заморочек. Активисты в провинции – несчастные, замордованные люди. Их постоянно таскают на разъяснительные беседы в милицию и ФСБ. На каждого из них заведена папочка, где все деяния тщательно протоколируются и подшиваются. Людей держат на крючке, не давая им развернуть агитацию на полную катушку. Чтобы провести простенький митинг надо получить столько согласований от чиновников, что потом уже ничего не захочется.

https://politua.su/2017/03/20/21784/

Общее состояние российской внутренней политики — это мертвечина и брежневский застой. Ничего не происходит и не предвидится перемен в обозримом будущем.

Все пытаются изобразить одобрение политики Путина, а в кармане держат кукиш.

Двоемыслие, лицемерие, абсурдность существования, беспросветность – вот основные отличительные черты российской внутренней политики.

В Украине сейчас наоборот бурлит море внутренней политики. Постоянно кто-то перекрывает дороги с различными требованиями. Мускулистые парубки, облаченные в камуфляж, блокируют залы заседаний в судах. Общественные организации беспрерывно митингуют. Активисты без устали пикетируют административные здания.

Если в России тоскливый, смертельно зевотный штиль, то на Украине наоборот кипучий котел страстей.

Из этого вытекает заключение: как можно говорить про один народ, когда в России и Украине столь разные политические культуры?

Украинцы не понимают, как россияне терпят подобный порядок вещей. И россияне не разумеют, как украинцы живут при столь экспрессивных политиках и вечно меняющихся обстоятельствах. Мировоззренческий и ментальный конфликт налицо.

Я полагаю, что так называемое «политическое украинство» все-таки ближе к эталонной демократии, чем система «управляемой демократии», возведенная в начале нулевых Глебом Павловским под Путина. Превентивно зачищенная политическая поляна и постоянно находящиеся в напряжении оппозиционные активисты в России это явно не про свободу.

Алексей Чалый хоть и добился перевода Сергея Меняйло в другое место, но в глобальном смысле все равно проиграл. А все потому, что нельзя пятьдесят лет быть левшой, а потом вдруг захотеть стать правшой – ничего путного из этого не получится, природу не обманешь, организм не сломаешь и не переучишь.

https://politua.su/2017/03/17/21729/

Россия это не про свободно поговорить. Россия это про молча держать язык за зубами. Россия это про одобрительно кивать президенту, премьеру, губернатору и мэру, какую бы чушь те не произносили. Россия это про добровольно принудительно ходить на выборы и голосовать там за кого начальство велит. Россия это про обреченность на местах и заранее выкинутый белый флаг.

В России объективно назрела перезагрузка системы, смена правил игры, обновление лиц на политической арене, но власти пока подходят к этому осторожно. Последние увольнения проворовавшихся губернаторов это скорее жалкая подачка обществу, чем начало настоящих перемен. Утративших доверие глав регионов демонстративно принесли в жертву. Услышали шепоток о коррупции и убрали с глаз долой наиболее откормленные губернаторские физиономии. Изображают перемены, держа на уме президентские выборы 2018 года.

https://politua.su/2017/03/14/21706/

Украине в плане внутренней политики уж точно нечему поучиться у России. Внутренняя политика в России сейчас так же абсурдна, как штатная должность реаниматолога в морге. «Управляемая демократия» в России уж слишком управляемая, да и демократией она толком и не пахнет. В украинской внутренней политике порой слишком много огня, но кажется это явление временное и горячие головы рано или поздно выдохнуться.

Две разные страны – две абсолютно разные политические культуры. И это неоспоримый факт.

Всеволод Непогодин, специально для «Гуляй Поля».

Об авторе:

Писатель, публицист, политический обозреватель. В 2013 году вошел в лонг-лист премии литературной «Дебют» в номинации «крупная проза» с романом «Французский бульвар». Лауреат премии журнала «Нева» за лучшую публикацию 2014 года в номинации «В надежде славы и добра» за роман «Девять дней в мае». Был главным редактором портала «Украина 2025». В настоящее время фрилансер.

*  При перепечатке просьба указывать источник — «Гуляй Поле», с указанием гиперссылки во втором абзаце.