Обзоры

Россию в Белом доме будет курировать один из наиболее жестких критиков Путина

03 марта 2017

Пост директора, отвечающего в американском Белом доме за отношения с Европой и Россией, может занять научный сотрудник Брукингского института Фиона Хилл.

Об этом сообщает Foreign Policy.По информации издания, предложение Хилл поступило от Кейта Келлога, временно занимавшего должность советника Трампа по вопросам нацбезопаности после отставки Майкла Флинна. Решение пригласить Хилл, которая известная критикой российского руководства, вероятнее всего, будет поддержано обеими партиями в Конгрессе, отмечает издание.

Фиона Хилл имеет двойное гражданство — Великобритании и США . Она работала на американскую разведку с 2006 по 2009 год.

Фиона Хилл имеет степень доктора философии Гарварда по специальности «История». Магистра получила со специальности «Советология».

Автор биографии о Путине будет отвечать в Белом доме за отношения с РФ

Путин и Фиона Хилл
Фото: brookings.edu

 

В 2003 году опубликовала монографию «Энергетическая империя: нефть, газ и возрождение России».

В 2006 — 2009 годах служила офицером национальной разведки по России и Евразии в Национальном разведывательном совете.

В 2013 свет увидела ее книга (второе издание в 2015) «Мистер Путин: оперативник в Кремле». В биографии президента РФ Владимира Путина, изданной Хилл в 2013 году, она предостерегала от недооценки российского лидера, указывая на его способность отыскивать слабости у оппонентов, «отточенную во время работы в КГБ».

Последняя исследовательская статья в Brookings от 13 января 2017: «От чего Путин лезет в долги и что делать Запад». Ниже приведены некоторые цитаты. «Во-первых, многие на Западе недооценили, насколько Путин желает сражаться, настолько долго и настолько жестко (и столь грязно), насколько необходимо, чтобы достичь своих целей. Владимир Путин будет использовать все имеющиеся методы, и будет безжалостным».

Далее идет довольно длинное и подробное изображения психологии Путина.

В статье есть и часть, посвященная Украине: «Путин думал, что контролирует ситуацию с продажным и уязвимым Виктором Януковичем в кресле. Но он поставил на ложную лошадку … Как только стало понятно, что у Януковича нет «будущего» — вероятно, в декабре 2013 года, когда усилились протесты, или даже в феврале 2014, когда все действительно вышло из-под контроля — тогда Путин должен был быть уверен, что «план Б» готов. Аннексия Крыма и поджог остальной Украины были операциями из разряда непредвиденных обстоятельств. Они готовились заранее, готовы к исполнению, но только в случае необходимости. Но и дальнейшие непредсказуемые обстоятельства заставляли быть готовым. Сбивание рейса «Малазийских авиалиний» MH17 над Восточной Украиной в июле 2014 было из следующего списка: один из трагических примеров, как события сбивают планы с рельсов. До катастрофы MH17, Европейский Союз без энтузиазма ввел некоторые санкции против России за аннексию Крыма. Катастрофа же стала поворотным моментом для Европы. Большинство жертв были европейцами, гражданами одного из крупнейших торговых партнеров России, Нидерландов (и также, как потом оказалось, местом жительства одной из дочерей Путина). Он собирался придерживаться привычной стратегии. Он скорректировал бы свои действия на новые «вводные», новые условия. Он знал, что будут санкции — любимый карательный инструмент внешней политики США, даже учитывая нежелание США вводить санкции за Грузию в 2008. Он готовился к этой неотвратимости заранее. Он пытался усилить российские рычаги экономического воздействия на Запад, и боролся за деоффшоризацию и диверсификацию торговли как только вернулся в президентское кресло. Теперь же Путину пришлось иметь дело с усиленным уровнем санкций — в том числе санкций не экономическими средствами. В случае МН17, Путин нанес ответный удар собственными российскими (асимметричными) санкциями под шум пропаганды и дезинформации, чтобы запутать тему, посеять сомнение, отвлечь внимание от вопроса, кто же на самом деле сбил самолет и почему. И он также повысил военные ставки в конфликте в Восточной Украине. Он не сделал никакого существенного шага назад».

«Что следует из конфликта в Украине, который он начал в 2014 году? Как он сам подал в своем выступлении в Крыму в 2014 году, Путин хочет «Новую Ялту» с Западом — в политическом измерении и измерении безопасности. Он определяет сферу влияния Москвы в этой новой конфигурации в рамках Российской Империи и СССР на всех территориях Европы и Евразии. В этих широких просторах Путин и Россия имеют интересы, которые должны учитываться, интересы, стоящие выше интересов всех остальных. Для Путина, Россия — единственное суверенное государство в этом регионе. Ни одно из других государств, по его мнению, не имеет настоящей независимости — они все получили независимость случайно. Единственный вопрос для Путина — какая из настоящих, реальных суверенных сил (Россия или США) будет в конце концов сильнее в определении границ Новой Ялты после 2014 года».

«Больше всего Путин обеспокоен экономикой. Он действительно и буквально хочет «делать бизнес» — торговлю и инвестиции — с Западом. В этом случае он как собственная увеличенная копия со времен, когда он был заместителем мэра Санкт-Петербурга по внешним отношениям … Он до сих пор следит за всеми экономическим сношениями России — управляет и торгует. Путин хочет отодвинуть войну в Украине в сторону, отделить ее — война войной, а бизнес это бизнес. Западные политики хотят со мной бороться, но их бизнесмены хотят сотрудничать с Россией».

«Пока «Новая Ялта» не выяснена, Россия и Запад будут оставаться в состоянии войны. Они будут вести новую войну, которая ведется везде невоенными, наряду с военными, методами. И в конце концов, в продвижении своих целей, Путин остается прагматиком. Высчитывая, как победить в этой войне, Путин знает, что Россия не имеет ни экономических, ни военных ресурсов старой советской (и российской) массовой армии, подхода тотальной мобилизации в защиту своих интересов. Учитывая современный баланс сил, Россия всегда проигрывает в таком конфликте. США, страны НАТО, другие фактические союзники США имеют коллективный ВВП, который превышает российский более чем в десять раз, и имеют больше оружия».

«В Украине и где-либо вблизи России, Путин хочет склонить Запад к миру, не перепрыгивая в фазу полной войны. Война 2014 года — это в своей сути большая (война) игра «цыплят». Учитывая поведение Запада в прошлом в Грузии, Путин предусматривал что Запад «моргнет первым» в Украине, боясь больших потерь от конфронтации, которые он изложил очень ясно в своих наступательно-защитных действиях».

«Эта игра на испуг будет долгой … пока нет определенного эндшпиля».