Концептуально

Пока жива Украина …

23 февраля 2017

История Украинской Повстанческой Армии была, есть и всегда будет героической и славной страницей в истории Украины. Во всяком случае, до тех пор, пока жива Украина и украинский народ.

Как украинство приросло Сибирью. Мифы соседей в нашем изложении.

Историк Георгий Касьянов недавно высказался на болезненные темы и его месседжи мультиплицировали соцсети. Цитирование  интересных мыслей заставило задуматься и вынудило высказаться. В русле давней полемики и не только с паном Касьяновым.

Во-первых, по поводу, якобы,   неоправданно высокой героизации воинов УПА и Организации Украинских Националистов, родившей эту структуру.    «Проблема в том, что и УПА, и ОУН — это радикально-националистические движения,  в истории которых кроме безусловного героизма и жертвенности есть тёмные страницы, не позволяющие представлять их исключительно как благородных рыцарей», —  считает Г.Касьянов, возвращая нас к линии ЦК Компартии УССР.  Там тоже были уверены, что воины-интернационалисты, убивающие людей в командировке за границей, благороднее воинов-националистов, обороняющихся по месту жительства. Не все тогда понимали: чем дальше солдат от родины, тем больше шансов у него попасть под трибунал истории. Что и произошло с Вермахтом и Советской Армией, чьи преступления против человечности описаны во многих энциклопедиях мира.  УПА  выглядит дворовой собакой на фоне этих блуждающих по миру тигров-людоедов.  В основе народной любви к армии заключаются не столько чистота их мундиров, сколько критерии справедливости действий – вывод «Песни о   Нибелунгах» и всей последующей истории войн. Не стану говорить о  силовых акциях титулованных рыцарей Зигфрида и Гюнтера (пусть живут в литературе). Но, если серьезно, то все  известные нам освободительные движения и войны не обошлись без радикализма. Об этом знают нынешние солдаты Ирландской армии ( Irish Army ) То же можно сказать об антиколониальной борьбе индусов. Армии Президентств (Presidency armies) не опахалами размахивали перед бенгальским, мадрасским и бомбейским населением. Королевский Венгерский Гонвед, как и УПА, воевал на стороне Вермахта и против Советов, но  и на нашей территории, что делает венгров захватчиками.  Буры первыми напали на англичан и не церемонились с пленными, но остались примером доблести для Южно-Африканских национальных сил обороны. И англичане берегут традиции своих сражений  в Оранжевой Республике и Трансваале, отлив своих солдат в бронзе для мемориалов. А это, между прочим, солдаты, сгонявшие мирных жителей в концлагеря.

Есть армии и похуже, в смысле далеких от благородства операций. Например, российская, унаследовавшая всю историю кровавого порабощения и депортаций народов царской империи вместе с СССР. Но не припомню пожеланий историков забыть о русской, прусской, индийской и любой другой из ныне существующих армий.  Кое-где и с вермахтом в сердце живут, храня под подушками свастики со звездами. А нам  стыдиться нечего. Да, воевали на стороне немцев, как поляки, венгры, болгары, румыны, русские, японцы, французы, испанцы, итальянцы и прочие, и прочие, и прочие. Но воевали и против Советской Армии, чего не смогли сделать все выше названные народы, кроме поляков.  УПА – единственное, что  связывает современные  ВСУ с предыдущими поколениями защитников родины. Армия сражалась  на два фронта, в пределах границ Украины, против самых кровавых режимов XX века и уже этим заслуживает почестей и признания. Сегодня солдаты Войска польского стоят в почетном карауле у могилы неизвестного солдата, где на обелиске высечено  «Armia Krajowa». Это та армия, что со своими воевала и  занималась этническими чистками на нашей земле. Но у поляков, как и у всех народов,  samo jest na pierwszym miejscu. Почему же свое у нас должно быть на другом? Почему до сих пор с научным видом  повторяются глупости пропагандистского характера? Хорошо бы нам всем, независимо от предметов исследований, смотреть на свою историю через сердце народа, а не лупу следователя. Пусть УПА не является символом героизма для всех украинцев. О своей армии мы знаем мало по многим причинам. На украинском и английском языках интернет «выдаст» вам одну версию по запросу. То же самое на русском языке приведет к совершенно противоположному результату.  Понятно почему. Но выводы сделаем позже. Сейчас снова вернемся к интервью историка.

Вот что сказал, о колыбели украинства Г.Касьянов. «Давайте вспомним, где и как создавалось украинское движение. Где издавали журнал «Основы»? В Санкт-Петербурге. Где группировалась украинофильская интеллигенция, создавшая территориальную и культурную идею Украины? Во всевозможных имперских институциях — в научных обществах, в университетах, в земствах и т. д. Фактически империя стала основой для инфраструктуры украинского национального движения», -сообщает читателям мой визави с историческим образованием. Мысль, прямо скажем, популярная в кругах руководителей империи. Действительно, для украинской интеллигенции была задействована вся инфраструктура и госаппарат от Петербурга до Сахалина. Гетман Павло Полуботок вынашивал культурную идею в Петропавловской крепости, а Тарас Шевченко в Оренбургской, Василь Стус в Пермской области, а деятели ОУН в Норильске. Но, безусловно,  журнал «Основы», издание которого соизволило разрешить П.Кулешу Третье жандармское управление сроком на один год,  важная веха в истории тысячелетнего украинского движения. Не будь Петербурга и жандармского управления, как бы мы просвещались во времена местного бескультурья? Знаю по собственному опыту. Когда выпускался из военного факультета журналистики во Львове, в комиссии по распределению полковник, листавший мое личное дело, спросил: «Где хотите служить, лейтенант?» Я ответил  принятым тогда выражением: на Украине! Вот и послали в Забайкалье, где  по Касьянову, пришла ко мне любовь к отчизне. Так что, группировки украинофильской интеллигенции точно не в Киеве создавались, а в местах не столь и очень отдаленных.

В третьих, о мифах, как таковых, которым и было посвящено интервью историка Г.Касьянова.

 Одна французская компания – изготовитель коньяка больше ста лет использует придуманную историю о том, что Наполеон-Бонопарт, взял с собой на остров Эльбу самое дорогое — бочки с коньячными спиртами. (Не нашлось у императора богатств в компактной упаковке). История шита белыми нитками, но помогла компании заработать немало денег, а любителям коньяка почувствовать себя императорами. Нормальный миф, таких пруд пруди на равнинах летописной жизни. Вымыслы вреда не приносят, если они одухотворяют скромное бытие и поднимают   самооценку людей. Другое дело мифология, созданная специально для возвышения одного народа и унижения другого. Мы же понимаем, почему люди питаются мифами о предательстве Мазепы, но не употребляют факты о садизме генералиссимуса Меньшикова, безумстве Петра Первого, жестокости  Ивана Грозного и маршала Жукова.  Напротив, кровожадным деспотам ставят памятники. Разве можно только интересом к истории объяснить этот феномен, как и постоянно подогревающийся миф об УПА? Сравните накал дискуссий  об УПА и миллионной РОА? Это же обратно пропорциональное соотношение к численности бойцов.  Только недавно дописали  страничку, как власовцы против Гитлера воевали с апреля 1945 года. Успели застать живого на несколько часов.  Почему рейд бойцов УПА рассматривается под микроскопом, а военные операции Красной Армии по убийству и депортации целых народов не принимаются во внимание?

Да потому, что, взявшись рассказать историю своего народа, мы вынуждены, словно с древних фресок, соскабливать пласты побелок маляров, нанятых разными хозяевами.  Процесс этот долгий, и очень неприятный для множества художников нарисовавших поверх оригиналов свои картины. Вот тут и разгорается борьба мифов между собой и  правдой. И, если в ней участвуют историки, то  пусть выступают  либо не на стороне мифов, либо на стороне своих мифов.

АЛЕКСАНДР ПРИЛИПКО, day.kyiv.ua