В украинском обществе нынче царит полное непонимание того, что сейчас из себя представляет российская армия. В сознании украинцев чаще всего остаются истории, раздуваемые российской либеральной прессой – дело рядового Сычева, преступление военнослужащего Пермякова в Гюмри. Но российская армия нынче совсем не такая, как кажется киевскому обывателю, привыкшему судить о военщине северного соседа по образам и штампам девяностых годов – вороватый министр обороны Грачев, комично-кинематографичный генерал Лебедь. Российская армия при Путине совершила мощнейший скачок в своём развитии и стоит проговорить сей феномен, сделав правильные выводы.

В первые годы независимости российская армия представляла из себя жалкое зрелище. Невыплаты зарплат, спивающиеся офицеры, растаскивающие всё и вся прапорщики, сосредоточенный только на строительстве собственных дач генералитет. Перемены стали происходить во время второго срока Путина, т.е. в 2004 – 2008 годах. Путин начал реформу армии с самого простого – увеличения социальных гарантий офицерского состава и улучшения условий прохождения срочной службы. Кадровым военным повысили зарплаты. Стали больше строить жилья для семей военных. Срочников принялись лучше кормить, одевать и обувать. Вложились в модернизацию вооружения. Деньги, полученные от углеводородного бума, направили на обороноспособность государства. И результат не заставил себя ждать. Идти служить в армию после института стало престижным. В России стали давать взятки чтобы попасть на срочную службу, а не чтобы откупиться от неё.

http://politua.su/2017/02/20/21437/

В 2009 году два моих российских друга из Коми добровольно пошли в армию сразу после окончания вузов. У первого отец транспортный прокурор Архангельска, другу еще в студенческое время родители организовали квартиру в Коми и иномарку. У второго отец важный железнодорожник, другу в студенческие годы приобрели квартиру в Санкт-Петербурге и иномарку. И вот у меня совершенно не укладывалось в голове как они согласились на срочную службу. Сын прокурора идет в армию по собственному желанию —  по украинским меркам это выглядит фантастикой. Неужели влиятельные отцы не могли отмазать от армии? В голове крутилась разве что версия о том, что армия нужна им для последующей государственной службы, но и она оказалась несостоятельной – оба друга в итоге не пошли по стопам отцов. Уже после демобилизации я расспросил товарищей о причинах, побудивших их пойти в российскую армию. Ответ был практически одинаков: в армии стало интересно и модно служить. Оба не пожалели о своих поступках. Они рассказывали о вкусном питании, комфортном новом обмундировании, полезных навыках, полученных на военных учениях. Россия сделала армию качественной. Сработал принцип сарафанного радио – парень отслужил, ему понравилось, он рассказал другу и тот с радостью направился в военкомат, как только пришла повестка. Массовой пропагандистской промывки мозгов не было.

А вот Украина тогда пошла по болтологическому пути, умножая разговоры о патриотизме, любви к Родине, защите отечества, что никак не коррелировалось с материально-техническим положением в вооруженных силах.

Срочную службу в ВСУ я не проходил, имея на то законную отсрочку по семейным обстоятельствам. Но когда в 2011 году пришла повестка на недельные военные сборы, я решил лично проинспектировать обстановку в украинской армии. Увиденное откровенно разочаровало меня. Нищий прапорщик подходил и стрелял у меня сумму в размере двадцать копеек, чтобы приобрести поштучно сигареты у бабушки, торгующей куревом и семечками возле воинской части. Кормежка не выдерживала никакой критики. Гадкая колбаса, позапрошлогодняя ячневая каша, разваренные до состояния кома дешевейшие макаронные изделия, водянистые безвкусные супы. Я практически всегда был голодный, но при этом за семь дней умудрился поправиться на целых пять килограмм и это при том, что у нас были физические нагрузки под палящим июньским солнцем. Неудобная старая обувь, камуфляж, годящийся разве что на половые тряпки. Я жил в казарме вместе с солдатами-срочниками. Шестьдесят четыре койки рядом. Срочники сплошь были затюканные, запуганные и забитые. Они почему-то решили, что я уже проходил срочную службу и поэтому по статусу выше их. Однажды утром проснувшись я не заправил постель и сразу пошел побриться. Возвращаюсь назад через пару минут и вижу странную картину – дрожащий мальчонка со страхом в глазах заправляет мою постель, отбивая кантик. На мой вопрос «Что происходит?» он боязливо ответил, что принято выслуживать перед старшими. Естественно я потребовал прекратить эту средневековую дикость – все-таки я еще в состоянии сам заправлять постель и прикосновение чужих рук к моему лежбищу особо не радует.

Киевские журналисты третий год называют предателями тех украинских военных, кто служил в Крыму и после известных событий перешел в российскую армию. Ругать их можно до бесконечности, но толку от этого не будет. Надо просто честно сказать, что крымские военные сделали выбор в пользу новых квартир и достойных зарплат российской армии, которые выглядят гораздо предпочтительнее убогих общежитий и жалкого денежного довольствия украинской армии. Одними разговорами о патриотизме сыт не будешь. Если бы в 2014 году у крымских военных были приличные условия работы и семейного досуга, то мало бы кто из них изменил присяге.

http://politua.su/2017/02/14/21392/

В девяностых годах украинская и российская армия находились в одинаковом упадническом регрессивном состоянии. Но в России политическая стабильность нулевых обернулась для армии позитивными процессами. А в Украине перманентная политическая турбулентность вылилась для армии в застой, деградацию и разложение. Украинская и российская армия это две сестры, выросшие в брюхе армии советской, но вот судьбы у них совершенно разные.

Украине вместо словесных нападок на российскую армию следует наоборот пристальнее изучать её опыт. Россияне смогли остановить процесс армейского гниения, сделав вооруженные силы современными и популярными внутри страны. Украине вместо пафосной трепотни о священном долге надо сосредоточить усилия на повышении условий жизни офицеров и улучшении быта солдат срочной службы – другого пути нет. Крымская история должна стать уроком – на профессиональных военных экономить категорически нельзя. Украинские журналисты, специализирующиеся на военной тематике, годами писали о бедственном положении дел в армии, но их никто не хотел слышать. Теперь имеем то, что имеем.

Вооруженные силы — это одна из витрин государства. Когда в армии бардак, разруха и раздрай, то это говорит о том, что и вся страна находится в глубочайшем кризисе. Да, за последние годы украинская армия существенно усилилась и набралась боевого опыта. Хотя, конечно, лучше бы вооруженные силы квартировались по частям и им не приходилось участвовать в боевых действиях.

Армию должны бояться – но и уважать. Тем более – имея такого соседа как Россия. А этого можно достичь лишь после решения накопившихся внутриармейских проблем. Армия должна соответствовать вызовам времени. Все эмоции касаемо армейского вопроса следует отставить в сторону. Подходить к делам военным стоит с холодной головой и прагматичным расчётом. Не надо стесняться подсматривать, в том числе у России, механизмы вывода армии из коматозного состояния. Российская армия в последнее десятилетие умудрилась перенести даже насквозь коррумпированного и совсем несведущего в военных моментах министра обороны Сердюкова.

Настала пора и украинской армии забыть о полуголодных девяностых, зашагав в ногу с эпохой.

Всеволод Непогодин, специально для «Гуляй Поля».

Об авторе:

Писатель, публицист, политический обозреватель. В 2013 году вошел в лонг-лист премии литературной «Дебют» в номинации «крупная проза» с романом «Французский бульвар». Лауреат премии журнала «Нева» за лучшую публикацию 2014 года в номинации «В надежде славы и добра» за роман «Девять дней в мае». Был главным редактором портала «Украина 2025». В настоящее время фрилансер.