Взгляд

А, может, Трамп прав?

23 февраля 2017

Три года назад Россия начала операцию по захвату Крыма. Тогда на полуострове высадился российский спецназ без знаков различия. Представители Кремля усмехались над всем миром и говорили: «докажите, что это российские военные», «это народная самооборона», «российскую форму можно купить в любом военторге» или знаменитое «искать российских военных в Крыму, тоже же самое что черную кошку в черной комнате, если ее там нет».

В те дни на Майдане еще тлели покрышки, и в Украине, после позорного бегства Януковича, фактически, не было власти. А если бы она и была, не факт, что хватило ей бы духа отдать приказ стрелять на поражение. Слишком уж высоко мы летали в облаках «братства». Украинское общество морально не было готово к такому великорусскому предательству. К тому же, позже украинские политики не раз признавались, что коллективный Запад просил Киев воздержаться от силового ответа в Крыму, чтобы «не провоцировать» Путина на полномасштабное вторжение. Прозрение пришло немного позже, и туман окончательно рассеялся летом 2014 года. Тогда российская артиллерия со своей территории расстреляла украинских военных, которые должны были перекрыть границу с РФ.

Кстати, к такому развороту страны с ядерной бомбой, которая вмиг превратилась в дворового гопника, не был готов и Запад. Множество «глубоких обеспокоенностей» и символические санкции за аннексию Крыма никак не смогли повлиять на желание руководства РФ установить новый мировой порядок. Мало того, обезумев от чужой земли, Кремль попытался захватить, как минимум, пол-Украины. После Крыма эскалация конфликта была инспирирована российским руководством уже в континентальной Украине, именно тогда Путин назвал юго-восточную часть нашей страны «Новороссией».

Новый президент США Дональд Трамп не так давно напомнил через свой Twitter, что захват украинских территорий начался при старой администрации и задался риторическим вопросом, не значит ли это, что Обама был слишком мягким в отношении России президентом. Согласно Будапештскому меморандуму, США являются гарантом территориальной целостности Украины (впрочем, как и Россия). Под этим документом стоит подпись американского президента, и нет ничего странного в том, чтоб требовать от этой страны защиты от агрессора. В тоже время, Обама ещё в начальной фазе конфликта заявил о том, что не будет отправлять американские войска на помощь. Конечно, валить неудачи на «попередников» – это чисто украинская практика, но факт остается фактом: такая осторожная и умиротворительная политика Запада не смогла остановить российскую агрессию против Украины и до сих пор не может.

Разумеется, говорить, что цивилизованный мир бросил Украину в одиночку бороться с русским медведем – некорректно и нечестно. Во многом именно позиция Запада остановила наступление россиян. Поговаривают, что 7 мая 2014 года коллективный ультиматум Путину передал на то время глава ОБСЕ, президент Швейцарии Дидье Буркхальтер, который предупредил, что захват Мариуполя повлечет отключение от системы платежей SWIFT одного из банков РФ. Это – уже несмешная санкция. Перевод денег для страны, нон-стоп торгующей нефтью, принципиален, а эффект от таких действий – мгновенен. Отключили – и денег нет, остаётся только возить самолётами наличные.

Так называемые секторальные санкции были введены только после уничтожения российской ракетой малазийского «Боинга» в июле 2014 года. Именно эти репрессалии можно считать самым большим ударом и ответом Запада на агрессию России (впрочем, в данном случае, надо признать, Запад к таким действиям подтолкнуло массовое убийство именно граждан западных же стран). Тогда, на фоне падения цен на нефть, был введен запрет инвестировать в инфраструктурные, транспортные, телекоммуникационные и энергетические секторы РФ, а также – добычу нефти и газа в России. Чуть позже добавился запрет кредитовать российские банки. Итог санкционной политики США: ограничения против 172 российских граждан, а также 350 российских юрлиц, включая флагманы энергетики, военно-промышленного комплекса и финансового сектора.

Конечно, защищать свою страну должны в первую очередь сами граждане Украины, чем они занимаются уже три года. Только нашим западным партнерам нужно уяснить, что такой неоднозначный их подход, да еще и постоянные заявления о необходимости отменить антироссийские санкции, воспринимается Кремлем исключительно как их слабость. По российской логике, слабых можно и нужно ломать. Россия любит манипулировать во внешней и внутренней политике, оказывая давление на своих заклятых друзей. Здесь и массовые протесты в Германии русскоязычных немцев против выдуманного «изнасилования» мигрантами русской девочки Лизы; и хакеры-бессребреники, которые неожиданно полюбили Демократическую партию США; и неудавшийся переворот в Черногории. На этом фоне Россия хочет пролезть в комнату Больших переговоров с Западом именно с той силой, с какой её бомбы нынче падают на головы сирийских детей.

Сейчас с подачи роспропаганды Франция обсуждает сексуальную ориентацию одного из лидеров президентской гонки Эммануэля Макрона. И кто бы что ни говорил о свободных взглядах в Европе, в католических странах и в условиях крайне жесткой конкурентной борьбы это тоже может сыграть свою роль, причем, – не в пользу этого кандидата.

На все упреки в Кремле отвечают одинаково: «предъявите ваши доказательства». Это фраза повторяется с началом российской агрессии против Украины. Но для современной России доказательствами является исключительно позиция и слова действующего президента.

РОМАН ЦИМБАЛЮК, УНИАН