Гуманитарная аура

«Лежим на дне и тихонько смотрим по сторонам»

16 февраля 2017

Социально-экономическое положение большинства жителей нашей страны ухудшается как минимум два последних года подряд. Как может (и может ли) измениться их поведение под давлением таких обстоятельств? Как соотносится падение жизненного уровня с лучезарной картиной, которую пытается рисовать телевизор? Об особенностях восприятия действительности российскими гражданами в интервью «Росбалту» рассказал социальный эксперт Дмитрий Рогозин.

— Данные социологов, в частности, «Левада-центра» демонстрируютявный разворот в отношении к США — число людей, хорошо относящихся к этой стране начало расти. В ноябре число россиян, заинтересованных в налаживании отношений со странами Запада, приблизилось к историческому максимуму, показали данные еще одного опроса того же «Левада-центра». Напрашивается объяснение, что причина — избрание президентом США Дональда Трампа, которого активно поддерживает российская пропаганда. Вопрос в следующем: если телевидение в такой короткий срок может поменять на 180 градусов отношение людей к «врагу номер один», возможно ли их посредством того же телевизора убедить в том, что никакого падения доходов нет (или оно не имеет значения) и что на самом деле они живут хорошо?

 — Конечно, нет. Отношение наших граждан к Америке — это отношение к телевизионной картинке. А личный кошелек — он вне ее. Это повседневность. Можно говорить об изменении общественного мнения, о манипулировании им по отношению к абстрактным вещам. В данном случае, новый президент США Дональд Трамп — это вещь абстрактная. Для многих даже Крым — абстрактная вещь. И это несмотря на то, что они стали туда больше ездить.

А вот пенсии, зарплаты, медицинское обслуживание, социальные льготы — это вещи конкретные и здесь чувствительность людей очень сильна. Достаточно изменить цены на несколько рублей и какая-нибудь бабушка уже идет выяснять отношения в соответствующую службу социальной защиты.

Поэтому изменять отношение людей к их текущему социальному положению средствами исключительно медийного контента в принципе нельзя. Потому-то так сложно с этим работать. Если создавать позитивный имидж внешней политики России легко, то с внутренней все гораздо сложней.

В целом я знаю, что наши люди довольно негативно относятся к внутренней политике, но это такая общая тенденция. Уровень жизни населения падает, население не может это не чувствовать. Это тренд последних двух лет, а не двух месяцев.

— То есть бытие в данном случае все-таки определяет сознание большинства граждан?

— Нет, я бы не стал говорить этими категориями, поскольку они достаточно абстрактны. В данном случае сознание определяет то, что близко, иными словами, наша повседневность.

— Реальная жизнь, об этом и речь, собственно…

— Я бы сказал, повседневность. Потому что к бытию относится и телевизионная картинка. Телевизор же из комнаты никто не выносил.

— Вам не кажется, что возникает ситуация пресловутого когнитивного диссонанса, когда в телевизоре все прекрасно, а в реальной жизни — как-то не очень?

— А он у нас уже давно, но народ с ним как-то справляется. У нас давно все худшие «ворюги», «придурки» и прочие бранные слова связанны с местной властью, губернаторским корпусом. А все хорошее —  с тем, что наверху. Поэтому единственная задача гражданина это написать письмо президенту, чтобы он разобрался в местной ситуации.

Это уже не когнитивный диссонанс, это ощущение того, что в округе все сломалось, и осталась только одна надежда — на сильную власть, на призыв «наверх» разобраться в этой ситуации, пусть даже силовыми методами.

— То есть по-прежнему царь — хороший, бояре — плохие?

— Да-да! Так всегда было, это тенденция не сегодняшнего дня. Я думаю, мы это настоящее можем продлить лет на сто назад.

— Может ли такая ситуация длиться бесконечно?

— Она пока длится, причем уже реально долгое время — отнюдь не только последние двадцать или тридцать лет.

— Получается, что мы попали в ловушку этого когнитивного диссонанса?

— А я не говорю, что это когнитивный диссонанс. Когнитивный диссонанс, это когда две разные установки конфликтуют по отношению друг к другу. А здесь никакого конфликта. Потому что есть телевизионная картинка, которая воспринимается на уровне голливудского фильма, и есть реальная жизнь. Человек смотрит в телевизор, где все хорошо. Это все равно, как если бы он смотрел какой-нибудь хороший кинофильм. Средний гражданин отдыхает, когда смотрит телевизор, а не конфликтует сам с собой.

— Все это звучит достаточно пессимистично…

— По-моему, наоборот, оптимистично. Чиновники же говорят нам, что мы достигли дна уже давно. Вот лежим на дне и тихонько смотрим по сторонам.

— Но ведь ситуация в стране, вероятно, и дальше будет ухудшаться?

— Судя по нашей истории, мы можем терпеть очень долго.

Александр Желенин, Росбалт