Политика

«У каждого генерала и руководителя свое кладбище»

01 февраля 2017

Украинский журналист Роман Цимбалюк, собственный корреспондент информагентства УНИАН в России стал всеобщим любимцем благодаря своим смелым и прямолинейным высказываниям о российской политике, которые он делает, находясь в Москве.

Он – тот самый журналист, который в реглане с надписью «укроп» задавал неудобные вопросы президенту РФ Владимиру Путину на его итоговых пресс-конференциях. Например, на последней, в декабре 2016-го, Цимбалюк спросил Путина: «Понимаете ли вы, что, если вы даже когда-то уйдете на пенсию, русские останутся для украинцев оккупантами?».

В интервью НВ он рассказывает, почему не боится сам оказаться за решеткой в России за смелую критику Кремля, и объясняет, почему украинцам не стоит жить ожиданием того, что Россия скоро развалится сама.

….

— Как вы думаете – как расценивать заявления Надежды Савченко?

— Феномен Савченко очень интересен в российском информационном пространстве. Пока она сидела в тюрьме, они ее называли «преступницей», «убийцей». Во время судебных заседаний спрашивали: как вы могли убивать наших мальчиков? Но после того, как она вышла на свободу, наши «не коллеги» с российских телеканалов, когда рассказывают о ней, уже не вспоминают, что она была признана российским судом виновной в убийстве их журналистов. Ее заявления, наоборот, используются для того, чтобы показать, что в Украине все не очень-то и плохо.

Надежда занимается чем? Она критикует власти. Лично моя к ней главная претензия – после освобождения ее действия и высказывания привели к тому, что украинские политики стали намного более осторожны в защите политзаключенных. Я так понимаю, теперь они опасаются, что кто-то окажется не таким уж героем. Все начнут героизировать человека, а окажется, что он не герой. И от этого страдает процесс освобождения пленников.

— О Савченко говорят, что она работает на Медведчука, а тот, соответственно, кум Путина, значит, она играет в интересах Кремля. Что говорят об этом в РФ?

— То, что она работает не в команде государства Украина – это факт. Насчет того, что она работает с Медведчуком – про это говорят даже люди, которые работают с Администрацией президента РФ. Особенно мне забавно было слышать упрек в сторону Медведчука, что он получил такой раскрученный бренд, как Савченко – и так тупо его «слили» буквально несколькими непродуманными заявлениями и действиями. Под нее надо было создать целый штат пиарщиков, которые делали бы то же самое, но намного грамотней. Как минимум, странно с ее стороны говорить, что боевики – не черти, когда они продолжают стрелять и убивать наших солдат. Мне кажется, с точки зрения здравого смысла и политтехнологий эти два фактора совместить невозможно.

У каждого генерала и руководителя свое кладбище. Это звучит цинично и страшно, но это факт.

— Это Медведчука риторика или ее личная?

— Я говорю то, что слышу от других – я же не работаю ни в ее штабе, ни в его. Я думаю, все прекрасно понимают, что с ней работают какие-то люди. Даже одна из ее первых пресс-конференций – она же читала все с бумажки.

А эти фразы вроде «я видела секретные документы, что Порошенко виноват в [потерях под] Дебальцево, в Иловайском котле». Можно фонтанировать такими фразами, говорить, что везде зрада, но в любой войне невозможно обойтись без жертв. У каждого генерала и руководителя свое кладбище. Это звучит цинично и страшно, но это факт.

Во время войны задача противоборствующей стороны – максимально дискредитировать руководство государства и сделать его безголовым, неуправляемым. С таким противником расправиться намного проще. И Савченко, как в прошлом военнослужащая, должна это понимать.