Взгляд

Ошибки Майдана — взгляд слева

07 декабря 2016

Майдан так и не победил. Второстепенные требования этого движения внесены в коалиционное соглашение, главные саботируются, а энергия зимнего протеста направлена на защиту и строительство его основного настоящего оппонента — украинского государства.

Сейчас не модно разбирать ошибки Майдана. Это как-то несолидно, наверное. Лучше жить одним днем. Не анализировать прошлое и не делать прогнозов на будущее.


Ошибочная постановка задач

Майдан ставил перед собой две задачи. Первая — установление контроля за бюрократией. Для этой цели должны были использоваться два инструмента. Это люстрация и евроинтеграция. Требование ассоциации с ЕС в сознании майдановцев осенью должно было бы поставить чиновничество под внутренний и внешний контроль. Выборочные репрессии против чиновников должны были оставить глубокую психологическую травму в классе бюрократии. Это должно было ограничить воровство. Пока что это не работает и вряд ли сработает.

Чиновничество и силовики составляют 4,5% трудоспособного населения. Солдат, кстати, вопреки распространенному предрассудку, меньше чем гражданскихгосслужащих. А количество военных на восточном фронте меньше числа налоговых и таможенных сановников.

Объем “теневого государственного администрирования” (взятки, поборы и расхищение госсредств) сравним по размерам с госбюджетом.

Тут нужна не люстрация, а полный разгон госорганов. Мы много слышим о слишком больших обязательствах государства. Мол, нужно все приватизировать, а школы с больницами запустить в рыночное “свободное плавание”. Да, у государства много обязательств, но неолиберальной деформации социальной сферы можно избежать, если разогнать весь этот массивный и бесполезный (на 90%) госаппарат. Впрочем, эта идея не озвучивается.

Так же майдан выступал против милицейской жестокости и установления полицейского государства. Милицейская жестокость (если честно) сейчас тоже существует, но не в том масштабе и не с тем уровнем безнаказанности, а вот полицейское государство построить в условиях войны оказалось достаточно просто. Интеграция украинских правых радикалов в МВД (бывшие кадры распадающейся СНА) и СБУ (Михальчишин) вполне вписываются в эту тенденцию. Остановить этот процесс во время Украино-Российской “странной войны” не представляется возможным.

Госаппарат всех стран рекрутирует правых в карательные органы, особенно во время войны. Авторитарная политическая культура этих людей только способствуют их встраиванию в иерархические структуры бюрократии.

Задачи «Евромайдана» были поставлены неверно. Протест против коррупции так же пугает вороватого еврочиновника, как и российского бюрократа. Европа заинтересована в казнокрадах в странах Восточной Европы, Азии и Африки. Коррупционер выводит свои деньги в ЕС или другие страны (Швейцария), входящие в зону свободной торговли с Брюсселем. Таким образом Европа живет с коррупционной ренты в странах Третьего мира. Это современная форма колониального угнетения, которую в упор не видят большинство европейских левых в Восточной Европе. Заметим, что это не новая форма угнетения и ее леваки отчетливо видят в Африке уже лет шестьдесят. Называется она “неоколониализмом”. Вот ведь незадача.

Кровь “небесной сотни” на руках чиновников ЕС, которые пытались избежать личных санкций против Януковича, поощряя правительство к насилию. Забавно, что европейские же левые пытаются выстроить конспирологические теории расстрела, пытаясь не упоминать о вине руссофильской буржуазии и бюрократии Европы в украинской бойне.

Контроль не поможет. Нужно разрушить госаппарат. Именно он, а не соцвыплаты или “разросшаяся” бюджетка делают украинское правительство “дорогим”. Майдан должен был замахнуться на большее, на сам государственный порядок, но не сделал этого.

makhnovscinaНеверная реализация

Майдан создал систему управления, которую нельзя назвать “самоуправлением”. И это потому что ни одна из сил Майдана не стремилась испытывать судьбу на выборах внутри Майдана. Народные рады из оппозиционных политиков были названы “временным” органом, до выбора реальных рад. Выборы не состоялись и, соответственно, Майдан продолжал действовать в качестве неформальной коалиции из партийных политиков, либеральных “общественных активистов” и внесистемных правых.

Выборы могли бы поменять расклад и усилить одну из этих групп. Выбранные члены рады были бы полномочны удерживать самооборону от эксцессов насилия, которые становились все чаще и омерзительнее зимой.

Эти же органы контрвласти могли бы возглавить вооруженное восстание и помочь перехватить местное управление в регионах, в случае падения администрации Януковича. То что страна погрузилась в относительный, а не полный хаос в феврале-марте — случайность.

Люди не получили инструмента выражать свое несогласие и влиять на принятие решений. Соответственно, им оставалось только засыпать Кличко порошком из огнетушителя.

Возможен ли самоуправляемый Майдан

Сочетание выбраного и сменяемого “исполкома Майдана” с народным вече и тематическими ассамблеями помогло бы сформировать институты контрвласти. Тут применимы инструменты Оккупая, но это будет тяжело сделать при нынешнем уровне политической культуры.

Миллионы людей, вошедшие в политику через Майдан имеют авторитарную политическую культуру. Их формировали выборами и парламентской системой с ее обязательным перепоручение власти в чужие руки. Они не были способны создать институты для борьбы, хотя при этом проявили чудеса изобретательности в деле поддержания инфраструктуры протеста и организации самообороны.

Задачи стоящие перед Майданом до конца не могли быть решены, потому что и постановка задач и механизмы реализации были ошибочными.

Мы имеем всё ту же политическую систему, тот же разросшийся до огромных размеров госаппарат и ту же коррупцию. Страна обречена на новый Майдан после войны на востоке, которая сочетает внутреннюю контрреволюцию и внешнюю интервенцию.

Даже непоследовательная и не очень радикальная антиментовская и антикоррупционная программа способна вызвать у вороватых кремлевских властителей животный ужас. Новая революция обязательно будет. Помешать ей способна только полная оккупация Украины российско-фашистскими войсками.

Продолжение революции и левые

Собственно, мы можем сбросить со счетов “парламентских” левых радикалов. “Боротьба” выбрала интерес ментов и чиновников уже давно. Их деятельность сводилась к тому, чтоб подчинить трудящихся бюрократии и продвигать реакционную повестку дня “русского мира”, но в “марксистском” переводе.

Любая другая пропарламентская левая партия “большевистского” толка будет пытаться опереться на фонды постсталинистов в ЕС. А их связи с КГБ и ФСБ более чем очевидны. То есть мы пронаблюдаем в ближайшем будущем самозарождение “ваты” от грантовых евро. Можно прогнозировать прирост “пацифистов” и “борцов против хунты” с приличным финансированием.

Внепарламентские анархисты и левые либералы имеют шансы, если не будут слушать краснозадых, чья прогосударственническая политика последних лет и привела к катастрофическому положению всех левых. Но повестка дня не должна касаться законов и “полезных реформ”, ведущих к повышению роли государства.

originalНовая революционная волна

Очередной “Майдан” должен проходить под антигосударственными, антикоррупционными и самоуправленческими лозунгами.

Власть президента должна быть ликвидирована, как и вся иерархия госадминистраций. Центральные, региональные и городские бюрократы должны быть лишены власти и денег. Государство должно быть ликвидировано. Вместо него должно установится местное самоуправление. Это не означает ликвидации бюджетных отраслей. Это значит, что капитал будет иметь меньше возможностей для власти.

Ахметов потерял власть и много денег в результате разложения государственного управления на Востоке. Коломойский сохранил власть и деньги, подчинив себе бюрократию Днепропетровска.

Такая ревоюция должна ставить перед собой задачи управления общими ресурсами и справедливого распределения доходов. То есть прекращение коррупции и прекращение финансирования армии чиновников и мусоров тут же должно дать результат. Сейчас его нет.

Революция должна вестись за реальные цели, а не за право трудоустроить побольше «грузинских экспертов» и провести пару идиотских экспериментов, ведущих к росту смертности и падению образовательных стандартов. Именно к этому приведет «либерализация» и приватизация образования и медицины.

Украина имеет огромную историю безгосударственного управления. Это и древнерусское вече, и Запорожская Сечь, и средневековое городское самоуправление, и “махновская” Трудовая Федерация в украинских степях. Децентрализованная анархическая организация общества вновь становится актуальной в 21 веке.

Нiгiлiст