Зона "русского мира"

Хирурги и маньяки

02 декабря 2016

В чем разница между СБУ и «МГБ ЛНР».

России не нужен Донбасс, но ей необходимо, чтобы насаженная ею ложь продолжала отравлять умы и сердца тех, кого сегодня ее террористы используют в качестве живого щита

На днях появилось сообщение о том, что в оккупированном Луганске «спецслужбами», то есть членами бандитской группировки называемой у них «спецслужбами МГБ ЛНР» был «задержан» проукраинский блогер, который писал под ником Edward Ned. «МГБ» заявило, что местный житель «распространял материалы, которые квалифицированы экспертами как экстремистские». Задержанному, настоящее имя которого Эдуард Неделяев, инкриминируют «прочные связи» с сотрудниками украинских спецслужб и батальоном «Айдар».

Начнем с того, что все вышесказанное необходимо бы было брать в кавычки целиком и полностью. Потому что «ЛНР» — это террористическая организация, возомнившая себя государством. У террористов не бывает спецслужб. Вот не бывает и все. «Центральное разведывательное управление ИГИЛ», или «Агентство национальной безопасности Аль-Каиды». Смешно. «Задержан» — это тоже не совсем подходящее слово для того, что произошло. Можно говорить о похищении человека, о захвате заложника, но только не о «задержании гражданина, подозреваемого в преступлении». «Эксперты», нашедшие в постах блогера экстремистские материалы, «порочные связи» — все это из разряда Оруэлла. «Война — это мир, правда — это ложь, террорист обвиняет заложника в экстремизме». Все это звучит абсурдно. И если бы не настоящая угроза жизни обычного жителя Луганска, то можно было бы посмеяться с того, какими громкими наименованиями величают себя бандиты и убийцы.

Луганчане в соцсетях сообщают, что Эдуард Неделяев действительно очень много писал о жизни оккупированного города и не боялся высказывать проукраинскую позицию. Это не устраивало тех, кто пытается эмитировать на оккупированных территориях порядок, закон, государственную деятельность. Несложно догадаться, что жизнь похищенного человека сейчас в опасности. Как, впрочем, и жизнь любого находящегося сейчас под властью оккупантов. Вне зависимости от его политических взглядов. И все-таки. В глаза бросается тот факт, что люди захватившие этот регион стараются создать иллюзию законности своих действий. Даже больше. Они пытаются убедить нас, что на той территории есть закон.

Обменивая заложников, требуя для себя амнистии, террористы демонстрируют, что их действия ничем не отличаются от действий Украины. Мол, две равноценные противоборствующие стороны борются с агентами врага. Обычные военнопленные — с кем не бывает. Ничего личного. Только вопросы национальной безопасности. Но на самом деле все совсем не так. Когда в Украине спецслужбы арестовывают диверсантов, агентов российских спецслужб, когда задерживают людей связанных с группировками «Л/ДНР» речь идет о работе государственных структур в рамках правового поля. Когда же террористы, пусть и называющие себя «республикой», похищают, пытают, карают за государственную символику украинских граждан — можно говорить о преступной деятельности направленной против государства и его граждан. Разница такая же как между хирургом и маньяком.

Перед нами попытки прикрыть рот людям, которые скептически относятся к словам тех, кто попирает правовые нормы и теперь создает вокруг себя антиреальность. Настоящая причина «ареста» украинского гражданина на украинской территории в том, что он рассказывал об экстремизме и терроризме тех, кто пытается уравнять государство с антигосударственной деятельностью. Конечно же украинскими переговорщиками будут осуществляться попытки освободить Неделяева. Обменять его на подельников тех, кто гордо именует себя «руководство ЛНР и ДНР». Благо, такого добра у наших спецслужб хватает. Показательно другое. Именно украинская сторона бьется над освобождением заложников, предлагая формулу «1 к 2», а иногда и «1 к 3». Тех, кто именует себя «власти республики», люди борющиеся под их знаменами просто не интересуют. Это доказывает экстремистский характер бандформирований захвативших украинские территории лучше, чем сотни блогеров и проукраинских постов.

И напоследок давайте подумает, кого на самом деле берегут от правды «спецслужбы МГБ»? Зачем необходимо было похищать луганчанина, очевидца, который просто описывал то, что он видел вокруг? 30 ноября Санкт-Петербургский городской суд зарегистрировал исковое заявление о запрете на территории России Facebook. Его автором является «общественный активист» Тимур Булатов, считающий, что эта социальная сеть представляет угрозу национальной безопасности России. А вы говорите Неделяев. Тут всей стране собираются закрыть рот во избежание «порочных связей».

Захватчики понимают, что им придется уйти с оккупированных территорий. Они никогда не собирались строить в Донецке, или Луганске «мирную жизнь». Это наемники, временщики. Даже они не сомневаются, что Донбасс России не нужен. Но ей необходимо, чтобы насаженная ею ложь продолжала отравлять умы и сердца тех, кого сегодня ее террористы используют в качестве живого щита. Для России важно, чтобы у луганчан, дончан и жителей прилегающих территорий, не было свидетельств очевидцев. Чтобы не осталось простой фиксации того, что на самом деле представляли из себя «республики ЛНР и ДНР». Перед нами обычная для террористов тактика забаррикадироваться внутри захваченного здания, прикрывшись заложниками. Оторванные от внешнего мира случайные люди рано или поздно начинают испытывать к своим захватчикам смешанные чувства. Это «стокгольмский синдром», который заставляет жертву преступления солидаризироваться со своим мучителем. Именно его добивается сейчас Россия и ее приспешники.

ЛАРИСА ВОЛОШИНА, Деловая Столица