Политика

Российский информационный терроризм

02 декабря 2016

Государству Украина и ее обществу надо осознать: война России против Украины не закончилась, ее формат постоянно усовершенствуется. И информационный компонент этой войны часто даже преобладает над военным – хотя многие механизмы скрыты от глаз широкой общественности.

Информационное поле Украины продолжают отравлять сообщения нечистых на руку СМИ. С пропагандой из России украинцы за три года бороться научились — выработалась система распознавания «свой-чужой»: «а кто это сообщил? Русские? Аааа, тогда понятно — «распятый мальчик», «националистические снегири», «фашисты и бандеровцы». ЗНАЧИТ СНОВА ВРУТ!». Хуже обстоит дело с информацией, которая продуцируется медиа с украинской пропиской – им доверяют больше. Хотя при этом мало кто задумывается о том же «русском следе» в них.

Поводом для написания этого материала стали материалы небезызвестного издания «Вести» только в последние несколько дней. Особо возмутительно то, что оно уже занимается не только тонкими манипуляциями (преувеличения или выпячивание чего-то нужного, и наборот — утаивание или перекручивание невыгодной информации). А перешло к грубой практике фабрикации откровенных фейков — так как это обычно делают российские Лайфньюс/НТВ/Первый канал и прочие, штампуя налево-направо «распятых мальчиков», «синежелтых снегирей» или «изнасилованных бабушек». Впрочем, такой подход, как мы видим в последние три года, является нормальным для России — страны, где и прячется хозяин упомянутых «Вестей» Александр Клименко.

Коллеги-журналисты обратили внимание сразу на два недавних «прокола» «ВЕСТей».

Первый — новость «Коллектив крупнейшего хлебокомбината Харьковской области призвал Порошенко возродить экономические связи с РФ» является откровенным фейком.

Так вот после звонка журналистов на предприятие там им сказали, что:

  • информация не достоверна
  • адрес компании неправильный
  • бланк такой не используется
  • количество работников на предприятии не соответствует
  • использована отсканированная печать
  • директор Ивченко – это фамилия вообще не с этого юридического лица и этот человек уже не работает год
  • подпись – это факсимиле, оно уничтожено давно.

Второй их «косяк» — новость «В Ровенской области пройдет референдум о возвращении городу советского названия».

Ну, во-первых, город не может провести местный референдум априори — потому как нет соответствующего закона. Во-вторых, эта инициатива называется — консультационный опрос (разницу чувствуете?). И наконец — это только ПРОЕКТ решения, которое еще не рассматривалось местным советом.

И это только самое малое (и последнее), на чем удалось поймать «Вести» – задавшись целью можно найти множество других таких «блох», явно дезинформирующих общество. Например, невооруженным глазом видно повышенное внимании «Вестей» к теме о якобы выплате репараций полякам за их имущество на западе Украине (и это, мол, даже предусмотрено в Соглашении об ассоциации с ЕС); Волынской трагедии, провокациям российских пранкеров, обвинениям российских органов власти Украины и прочим спекулятивным темам. Да, и названия террористических образований в отдельных областях Донецкой и Луганской областях – «ЛНР-ДНР» они пишут без кавычек, считая их законными образованиями.

Точно такая же стилистика и освещаемые темы у сайта «Корреспондент», который принадлежит еще одному беглецу, скрывающемуся сейчас в России – Сергею Курченко.

А сколько еще в Украине таких вот «вестей» и «корреспондентов», политнавигаторов, новороссий, анна-ньюс и прочей сепаратисткой ереси, которые работают свободно, не неся никакой ответственности за свой контент?

Сколько еще «маш-столяровых» определяют информполитику в украинских СМИ?

Сколько еще денег зайдет из России как плата за лояльную редакционную политику?

Право на защиту

В связи с этим снова и снова возникает вопрос об эффективности государственного аппарата Украины в сфере информационной безопасности: будет ли Мининформполитики заниматься работой, а не только пиариться на организации светских мероприятий — ведь его ж создавали для противодействия пропаганде? Когда у Нацрады по телевидению и радиовещанию, Госкомтелерадио или того же минфинформполитики (хотя существование сразу нескольких госорганов с дублирующимися задачами вызывает не меньшее недоумение, но это тема другого материала) появятся механизмы по блокированию вредоносного контента и ресурсов? Где хотя бы давно обещанная стратегия информбезопасности с прописанными там задачами и полномочиями по препятствованию работе антигосударственной информационной деятельности?

Предвижу волну недовольства об ущемлении «свободы слова» — извините, но подобная «информдеятельность» вышеупомянутых и других подобных ресурсов ничего общего с журналистикой не имеет. Ибо это типичное информационное обеспечение боевых действий России против Украины, а не журналистика. Порядочным СМИ и журналистам, которые провокациями не занимаются, бояться нечего.

Тем же, кто любит кивать на европейский опыт, можно смело посмотреть хотя бы на Латвию: медиаресурс ловят на разжигании национальной розни, фейках и других нарушениях? Получите запрет на вещание на полгода! Потом еще ловят? Еще запрет!

Не говоря уже о том, что ужесточение мер против российской пропаганды Киевом полностью будет идти в русле резолюции Европарламента «Об информационной политике ЕС в противодействии направленной против него пропаганды третьих сторон», в которой деятельность российских СМИ приравнивается к пропаганде террористов ИГИЛ. Таким образом, Евросоюз сам развязал Киеву руки – только соберитесь и работайте!

Государству Украина и ее обществу надо осознать: война России против Украины не закончилась, ее формат постоянно усовершенствуется. И информационный компонент этой войны часто даже преобладает над военным – хотя многие механизмы скрыты от глаз широкой общественности. Поэтому если власти не заставят соответствующие органы в сфере информбезопасности работать по законам военного, а не мирного времени – чтобы навести порядок и защитить свое информполе, то работающие в интересах страны-агрессора «информационные диверсанты» продолжат наносить Украине существенный ущерб. И не только репутационный.

ИГОРЬ СОЛОВЕЙ, LB.ua