Взгляд

Чем отличаются Украина, Польша и Россия

28 ноября 2016

Социальные нормы

На днях я рассказывал о разных нормах социального поведения в Польше и Украине. В Польше отношения общество-власть основаны на социальном партнерстве. В Украине взаимоотношения общества и власти изначально предполагают конфликт интересов. Сама власть представляется чем-то враждебным по отношению к обществу. Нормой считается, когда общественники контролируют власть, активисты конфликтуют с властью, волонтеры подменяют функции власти.После ухода Януковича эта ситуация не изменилась. Конфликт интересов общества и властных элит не рассосался сам собой. Если посмотреть на количество критических статей, телепередач, протестных акций, их сейчас больше, чем во времена Евромайдана. То есть, для стороннего наблюдателя ситуация стала только хуже. Если только не учитывать произошедшие качественные изменения.

В первую очередь изменилось общественное сознание. Люди сейчас лучше понимают, что уже пройдено и что еще предстоит пройти. Во время Евромайдана активисты стояли за все хорошее против всего плохого. Сейчас активистов стало меньше, зато увеличилось количество общественников и волонтеров. Причем, зачастую это одни и те же люди. Просто в изменившихся условиях они реализуют другие формы гражданской активности.

Сегодня баланс изменился в сторону конструктивных действий. Стало меньше разрушения старого и больше строительства нового. Изменились технологии. Отстаивание своих интересов стало возможно не только в форме гражданского протеста, но и в прессе, в суде, в прямом общении с властью. Возросло количество освоенных обществом знаний. Повысился уровень решаемых задач.

Все это, хоть и со скрипом, ведет к изменению власти. При сохранении существующего уровня свободы слова и гражданских свобод, этот процесс, скорее всего, необратим. Не стоит ни расслабляться, ни драматизировать ситуацию. Это один из этапов на пути развития украинского общества и государства.

В Польше власть является сервисом и воспринимается обществом как сервис. Поляки слабо понимают украинцев, когда те рассказывают о своих отношениях с властью. Для поляка воевать с властью это все равно, что воевать с мобильным телефоном. Хочешь воспользоваться — почитай инструкцию. Лень читать, используй простейшие функции и не ворчи. Не понравилось, выбери другую модель или другого мобильного оператора. Не стучи телефоном об стену, от этого он не станет работать лучше.

Социальная и общественная активность в Польше не направлена на контроль и противостояние с властью. Они вообще не понимают, что это такое. Общественные активисты занимаются детьми, людьми третьего возраста, организацией различных мероприятий. То есть, занимают ту нишу, в которой власть неэффективна. Более того, власть с удовольствием передает общественным организациям часть своих функций на аутсорсинг через систему грантов.

В России сейчас другой этап общественного развития и другие социальные нормы. Средний россиянин слабо представляет, как устроено украинское или польское общество. Почему нужно контролировать власть, зачем нужна сменяемость власти. Для него стабильность власти это порядок. Средний россиянин верит, что прямая линия с президентом и выборы в Думу это и есть демократия. Он не воспринимает это как симулякры. Для него это норма, а все что за гранью нормы, это хаос.

В интервью, которое всем советую послушать/посмотреть/почитать, профессиональный политолог Екатерина Шульман дает краткое описание социальных навыков, востребованных среди общественных активистов в РФ. Это маленький штрих, но он хорошо характеризует взаимоотношения между властью и гражданским обществом в России.

Елена Шульман
― Что во всей этой суматохе мне бы хотелось отметить важное для наших с вами зрителей. Усиление внутривидовой борьбы в числе своих следствий имеет повышение активности нашей правоохранительной машины. У нас нет маховика репрессий. У нас нет ни инструментария, ни желания, ни ресурсов для того, чтобы эти самые широкомасштабные репрессии кто-то там развертывал.

Но у нас есть большое количество несытых правоохранителей, которые, пользуясь тем инструментом, который у них есть, зарабатывают но новые должности, продвижение по службе, на повышение значимости своих ведомств, на присутствие в публичном пространстве. Делают они это за ваш счет, дорогие товарищи.

Как происходят такого рода дела? У местных правоохранителей было центральное дело. Они поймали, осудили людей. Дальше, если у них есть успех, они хотят его развивать. Сеть «ВКонтакте» дает для этого чудесные возможности. Там администрация с правоохранительными органами сотрудничает. Обратите внимание, что все дела последнего времени за репост в интернете, это в подавляющем большинстве дела именно за перепост «ВКонтакте».

Вот, например, Евгения Чудновец, не понимая, не веря в то, что с ней может что-то серьезное случиться, перепостила чужое видео и написала: «Безобразие, что творится! Надо этих людей привлечь к ответу». У нее был государственный адвокат, который все время рассказывал ей, что дело пустяковое, что ничего не будет, пока она не попала, собственно говоря, на оглашение приговора в суд, где и была взята под стражу.

Многие люди находятся в иллюзиях, что они должны чего-то объяснить следователю и типа разъяснить эту сложившуюся нелепую ситуацию. Значит, граждане, следователю не нужны ваши объяснения. Его цель – сшить дело. Не помогайте ему в этом. Ничего не объясняйте. Это первое.

Второе: государственный адвокат – адвокат по назначению – всегда работает на сторону обвинению. Лучше никакого адвоката, чем назначенный, так называемый бесплатный. Если у вас нет денег и нет своего собственного адвоката – а у большинства людей его нет – у вас должны быть телефоны тех организаций, которые помогут вам этого адвоката найти на общественных началах.

Третий момент: ваше главное орудие, пока еще ваш адвокат не образовался, это публичность. Если о вас никто не узнает, то о вас никто больше не услышит.

Заключение

Архаика не задержится долго ни в России, ни в Украине. В Украине олигархическая модель существовала за счет задела, оставшегося от СССР. В России ресурсов оказалось больше, что позволило перейти от олигократии 90-х к еще более архаическому авторитарному режиму. По мере демонстрации неэффективности выбранных моделей, обе страны все равно пойдут по пути Польши догонять развитые страны. Эволюцию невозможно остановить.

ЮРИЙ ХРИСТЕНЗЕН