Взгляд

Главный экспортный продукт России — это страх

11 ноября 2016

Все просто: нефть перестала быть дорогой, денег не хватает; нужен новый экспортный товар, а ничего не производим. Стали искать и нашли.

Да и что там искать, все на поверхности. Лучше всего продаются секс и страх, и если с сексом у нас не очень, то страха — хоть отбавляй.

Самый большой и самый политически активный слой граждан — и избирателей, и политиков — 40—65 лет — состоит из людей, детство и юность которых, формирование личности которых пришлось на Холодную войну. И в Европе, и в США (и в России).

Мне 35, и я прекрасно помню, как в детстве ничто не казалось более важным, чем «мирное небо над головой»; как в новостях не было ничего, кроме «ядерного разоружения»; как важно и здорово было, что Горбачев и Рейган о чем-то договорились. Лишь бы не было войны.

Это помнят и политики в Европе и США, это помнят и их избиратели, и политики помнят, что избиратели это помнят. Возврат и материализация детских страхов — одна из самых неприятных вещей, которые могут случиться с человеком. Европейский политический лидер не может не понимать: если в его каденцию придется проводить учения гражданской обороны и раздавать противогазы, избиратель не будет долго выяснять, кто прав и кто виноват; виноватой в глазах избирателя будет назначена действующая власть; назначена — и переизбрана. Так что придется что-то делать, чтобы снять угрозу новой Холодной войны. Даже если эта угроза и является совершенно виртуальной.

Отказ от утилизации плутония и поход флота к берегам Сирии, настоящие хакерские атаки и выдуманное «возвращение детей чиновников» — все это суть маркетинговые мероприятия по продвижению нового основного экспортного продукта России: страха.

Благо мы его умеем производить лучше всех в мире и лучше всего в мире, лучше даже, чем балет и ракеты; благо у нас его больше, чем нефти и газа.

Вслед за маркетинговыми мероприятиями последует монетизация; это уже нетрудно. Сначала непрямая: снятие санкций, чтобы вернуть доступ к рынкам дешевого капитала; если этого будет мало — то и прямая, по иранско-северокорейскому образцу.

Ух, поторгуем!

ЛЕОНИД ВОЛКОВ, РосБалт