Гуманитарная аура

Сюжет украинской телерадиокомпании едва не поссорил Узбекистан с Украиной

22 октября 2016

Репортаж украинской журналистки Натальи Кравченко об Узбекистане вызвал очень большой резонанс, и едва не привел к осложнению отношений между двумя странами. Узбекская сторона заявила официальный протест и потребовала убрать видео с сайта частной телерадиокомпании «Украина», пригрозив президенту Порошенко торговым эмбарго в случае невыполнения этого требования, украинская ответила покаянной речью своего посла в Узбекистане Юрия Савченко. Были предприняты и другие действия, рассказать о которых мы пока не можем.

Впрочем, обо всем по порядку.

Узбекистан как он есть

Смерть президента страны с 30-миллионным населением – событие явно значимое, учитывая то, что он возглавлял её более четверти века, и осветить ситуацию в Узбекистане после его ухода из жизни прибыла группа ТРК «Украина». Журналисты телеканала часто выезжают в разные страны и снимают репортажи на актуальные темы.

В Узбекистане небольшая съемочная группа – оператор Роман Куприянов и репортер Наталья Кравченко – столкнулись с тем обстоятельством, что никто из политологов и экспертов не мог дать им интервью по причине практически полного отсутствия таковых (единственный известный в этом плане человек отбыл в командировку). О беседах с чиновниками, депутатами и членами правительства не могло быть и речи, поскольку они никогда не общаются с журналистами и, соответственно, не дают никаких комментариев.

Тем не менее, украинцы нашли выход из тупикового, казалось бы положения, и рассказали своей аудитории о насущных проблемах Узбекистана (рабский труд во время хлопковой кампании, двойные курсы валют – для особо избранных и для всех, упомянули о полузакрытой для ташкентцев президентской трассе). Они съездили в Самарканд, где смогли снять свежую могилу Каримова, превратившуюся в место массового паломничества, причем у людей там по неизвестной причине отбирают телефоны и камеры, не разрешают снимать. А по дороге остановились возле хлопкового поля и Кравченко перед объективом немного пособирала узбекское «белое золото», не подозревая, что подвергается опасности принудительного гинекологического осмотра. Вспомнила она и об андижанских событиях 2005 года, которыми современный Узбекистан, собственно, больше всего и знаменит.

Репортаж получился на славу, несмотря на несколько неточностей, вполне простительных для тех, кто раньше не занимался «узбекской» тематикой. Республика предстала в нем авторитарной страной третьего мира, каковой она, разумеется, и является. До этого никто ничего подобного здесь не снимал, поэтому правда резанула глаза. Видеозапись была выставлена на Ютуб, и немедленно набрала около ста тысяч просмотров.

Но больше всего узбекских зрителей поразил даже не сам факт свободного телерепортажа об их стране, а то, что его сделали украинцы. Самые глупые принялись ругаться и материться в комментариях на Ютубе, заявляя, что «хохлы лезут не в свое дело» и «пусть со своим бардаком разберутся», но ни один из них не смог толком объяснить, в чем именно журналистка была не права.

Надо сказать, что Узбекистан – традиционная вотчина российского телевидения, до начала 2000-х в Ташкенте даже действовал корпункт ОРТ (пока телеканал не закрыл его по причине экономии). Конечно, ни одного критического материала о ситуации в стране его сотрудники так и не выдали, как правило, снимая сюжеты ни о чем с обязательной веточкой цветущего урюка на заднем плане. Не переступали обозначенную узбекскими властями черту и представители других российских каналов. В то же время в самой России еще со времен Ельцина действует негласная установка — об Узбекистане только хорошее, что бы ни вытворял режим Каримова.

Это правило в последние полтора-два десятилетия было нарушено лишь несколько раз, в частности, во время мятежа в Андижане, когда российские телеканалы сообщали о происходящем (правда, в самом Узбекистане в это время операторы кабельного телевидения их дружно вырубали), и в 2010 году, когда власти судили фотографа-документалиста Умиду Ахмедову, обвинив ее в оскорблении узбекского народа и клевете на него посредством своих фотографий и фильмов. Основные телеканалы России неожиданно сообщили о начавшемся суде, как об откровенном абсурде, и даже показали фотографии Умиды. Отреагировать на это спецслужбы Узбекистана не успели, и многомиллионная узбекская аудитория ознакомилась с крамольным содержанием новостных выпусков. Однако в тот же день сайты этих телеканалов были заблокированы.

Приезжающие же в Узбекистан российские съемочные группы на протяжении двадцати с лишним лет снимали приторные аполитичные сюжеты про «загадочный Восток», мудрого правителя страны и скромные радости потребления арбузов, фруктов, плова и прочего шашлыка.

А потом приехала ничего не подозревающая Кравченко, не имеющая предварительных идеологических установок, и, едва ли не ВПЕРВЫЕ за два с половиной десятилетия, сделала честный и объективный телерепортаж о происходящем в республике. При этом украинская съемочная группа работала без всякой аккредитации, на свой страх и риск (если бы они ждали аккредитацию, то им бы ее точно не дали, поскольку узбекские власти стараются не допустить, чтобы из страны просачивалась критическая информация). Но документы в МИД Кравченко и Куприянов, как и положено, подавали, а поскольку ответа так и не дождались, поехали без разрешения.

Посол грозит разрывом связей

Еще более удивительной оказалась реакция правящей узбекской верхушки. Как выяснилось, узбекский МИД заявил официальный протест в связи с выходом этого сюжета на одноименном телеканале. Более того, посол Узбекистана в Украине Алишер Абдуалиев пробился на встречу к президенту Петру Порошенко и пригрозил тому разрывом торговых связей, заявив, что на его страну, дескать, давит Москва, и, если что, она не сможет противостоять этому давлению. А в заключение потребовал убрать видеосюжет с сайта телеканала, причем не государственного, а частного, принадлежащего донецкому олигарху Ринату Ахметову.

Следует отметить, что объем торговли между Узбекистаном и Украиной не слишком высок – в 2015 году, по данным Госкомстата Узбекистана, он составил 334 миллиона долларов, сократившись по сравнению с предыдущим годом на 45 процентов. Но портить отношения и снижать его вообще до нуля украинские власти не захотели. Администрация президента то ли «попросила» руководство телеканала убрать сюжет с Ютуба и со своего сайта, то ли просто обрисовала ему ситуацию, в общем, видеозапись была убрана.

Это не всё — посол Украины в Узбекистане Юрий Савченко рассказал эсэнбэшному сайту Анхор.уз, что «после выхода в эфир репортажа представители канала «Украина» нанесли визит в посольство Республики Узбекистан в Киеве и высказали сожаление, что своими некоторыми действиями, не специально и не умышленно, задели чувства узбекистанцев. Кроме того, представители украинского телеканала выразили готовность подготовить серию репортажей о нынешней ситуации и достижениях Узбекистана (то есть, воспеть дыни, плов, шашлык и мудрое руководство загадочной восточной страны – AsiaTerra). Обмен такими репортажами способствовал бы более глубокому пониманию происходящих процессов в жизни двух стран».

Через некоторое время, 11-12 октября, убранная с официального сайта телеканала передача была вновь выставлена на Ютуб, причем, сразу несколькими пользователями. Её исчезновение, а затем повторное появление подогрели интерес к ней, и видеозапись снова начала распространяться.

Многие недоумевают, чем были вызваны столь несоразмерные действия властей Узбекистана, ведь украинская журналистка не сказала ничего особенного, во всяком случае, того, о чем не было бы известно и без неё. Дело в том, что она коснулась крайне болезненной темы — использования подневольного труда при сборе хлопка. Значительная часть разницы между ценой оплаты за его сбор и его продажной стоимостью поступает представителям правящей группы, которые делают все возможное, чтобы обсуждение этого не вышло за пределы республики. Так что Наталья покусилась на святое – на деньги, попадающие в нужные карманы, чего стерпеть, понятно, было никак невозможно.

«Не соблюдала, нарушала, попирала»

Четвертого октября числа в Ютуб был выложен «ответный удар» — «Специальный репортаж «Как украинцам заказали Узбекистан» — анонимное творение, длящееся столько же времени, что и сюжет ТРК «Украина», и явным образом снятое по заказу Службы национальной безопасности Узбекистана (СНБ). Анонимки такого рода в республике снимают и показывают регулярно. Например, минувшей весной аналогичный «документальный» фильм о том как СНБ разоблачила группу джихадистов во главе с фермером-христианином Арамаисом Авакяном в приказном порядке был продемонстрирован всеми республиканскими и областными телеканалами.

«На это журналистское расследование меня подтолкнуло крайне необъективные и неуважительные репортажи, которые в недавние скорбные дни прозвучали по каналу «Украина» и в социальных сетях (вообще-то он был один – AsiaTerra). В те дни, когда весь узбекский народ переживал уход из жизни первого президента Узбекистана Ислама Каримова, никому не известная здесь украинская журналистка Наталья Кравченко, не соблюдая человеческие и этические нормы журналистики, сделала репортажи, которые были шиты белыми нитками и вызвали шквал возмущенных комментариев в Ютубе», — напористо начала вещать её узбекская «коллега», то ли позабывшая, то ли постеснявшаяся представиться (позже выяснилось, что ее зовут Насиба Фахриддинова).

В своем сюжете она обвинила украинского репортера в нарушении всех этических норм, инсинуациях, использовании недостоверных фактов, нежелании знать мусульманские традиции почитания усопших и назвала ее репортаж «чистой провокацией», авторы которой хотели дестабилизировать обстановку в благополучной стране.

Однако предметно опровергнуть повествование Натальи Кравченко она так и не смогла. Фахриддинова ничего не сказала ни о всеобщей хлопковой повинности, ни о двойном курсе национальной валюты, ни о «прихватизированной» президентской трассе, и ни единого слова о каких-либо реальных проблемах страны. Завершалось ее «разоблачение» стандартным штампом: «Собака лает, караван идет». Да, идет, только, к сожалению, в то место, которое в приличном обществе вслух не называется.

Единственным достижением Фахриддиновой стало то, что она, с помощью людей в штатском, отыскала бывшего военкома Самарканда Рустама Нарзибоева, фигурировавшего в сюжете Натальи Кравченко в качестве гостеприимного хозяина дома, и тот испуганно стал лепетать, что, мол, украинская журналистка с оператором напросились к нему сами. Подготовленный ей репортаж он назвал «подлостью», добавил, что он крайне возмущен и, запинаясь, начал что-то говорить о наличии совести. «Её [Кравченко] туда впустили, не подозревая, что за этим стоит нечистоплотная политическая подоплека», — безапелляционно объявила узбекская журналистка.

Сама Наталья, посмотрев видео с перепуганным экс-военкомом, заметила, что говорить так с его стороны — низость, поскольку именно он пригласил их в свой дом.

«Рассказ о слухах, что на кладбище «разворотили» могилы, чтобы якобы освободить место для уважаемого президента, она [Кравченко] приводит именно как беспочвенные слухи и делает вывод: так бывает, когда правду скрывают. Казалось бы, если и можно ругнуть украинскую журналистку — то только за это. За этот вывод. И показать, что узбекские власти ничего не скрывали. Но госпожа Фахрутдинова (правильно Фахриддинова – AsiaTerra) не может так сказать — ведь скрывали. Поэтому она, или вернее ее кураторы из СНБ, преподносят на голубом глазу тупую липу — дескать украинка утверждает, что могилы были осквернены. И, естественно, уважаемые старейшины, если даже смотрели украинский сюжет, слышат то, что им подсказали и высказывают ожидаемое возмущение: это ж как нужно не знать мусульманских обычаев и обрядов! Гадкий прием», – отметил один из интернет-комментаторов.

То, что подготовленный «ответ» вышел только на Ютубе, было крайне нетипично для узбекской пропаганды, и многие предположили, что вскоре он появится на ТВ. Но 11 октября, через неделю, его как по команде разместили на своих сайтах наиболее читаемые СМИ — «Новости Узбекистана» и «Даракчи», а также Национальная ассоциация электронных средств массовой информации Республики Узбекистан (НАЭСМИ). По телевидению его пока не показывали, но, вероятно, это лишь вопрос времени: любая правда для узбекских властей как святая вода для вампиров – жжет и корёжит.

Обратный эффект

Продолжение истории не ускользнуло от внимания журналистов, и оба видеосюжета были размещены на сайтах ИА Фергана, Центр-1, а также в блоге Ильи Варламова, одного из самых известных российских блоггеров. Вот, например, о чем говорилось в написанных по этому поводу статьях:

Фергана: «В репортаже, сделанном в свободной манере, свойственной современной украинской тележурналистике (…) Наталья Кравченко делится со зрителем своим «открытием»: власть в Узбекистане из всего делает страшную тайну, а политика этой страны сравнима с устройством традиционного узбекского дома, «в котором двор должен быть обязательно скрыт от посторонних глаз глухой стеной».

Центр-1: «В качестве претензии к Наталье Кравченко можно предъявить поверхностность в описании реалий жизни в стране и оперирование непроверенными фактами, в том числе и неправдивыми (как об осквернении древних могил ради захоронения Каримова). Репортер канала «Украина» пыталась выхватить из контекста слова критики в адрес Каримова в разговоре с жителем Самарканда».

«Журналистка из Узбекистана обвиняет украинских коллег в подготовке сюжета в обход законодательства Узбекистана. Они якобы должны были получить аккредитацию в МИД РУз. Но не упомянула о том, что соответствующие документы для иностранных журналистов оформляются от двух недель до двух месяцев. Соблюсти принципы оперативности и актуальности новостей в таких условиях невозможно. В аккредитации могут и вовсе отказать. Критикуя шпионские методы телевизионной группы из Киева, использованные для съемки на могиле экс-президента, она забывает про такой принцип журналистики, как социальная значимость, и закон РУз «О гарантиях и свободе доступа к информации».

«Она [Насиба Фахриддинова] напоминает, что в Узбекистане – многопартийная система, и каждый гражданин может выражать мнение, пусть даже не совпадающее с позицией властей. Но не сообщает о тысячах правозащитников и журналистов, упрятанных в тюрьмы за инакомыслие. Не опровергнуты и факты принудительного труда на хлопке, преследования инакомыслящих, отсутствия свободы слова».
Илья Варламов: «Интереснее всего было послушать про рабский сбор хлопка в Узбекистане. Платить за работу государство никому не хочет, поэтому на хлопок раньше вывозили школьников и студентов (как в СССР «на картошку), а теперь гоняют бюджетников, учителей и врачей. Те, чтобы откупиться от навязанной обязанности, нанимают специальных работников, и платят им из собственного кармана. Фактически государство отжимает у людей часть зарплаты – такой хлопковый оброк».

«Вместо того чтобы объяснить, почему запрещено снимать трассу, по которой при жизни возили Каримова из одной резиденции в другую, узбекская журналистка говорит, что Кравченко должна была получить аккредитацию. Хотя все понимают, что в любой нормальной стране снимать можно везде. Кравченко не полезла на территорию атомной станции, не заглянула в секретную военную часть и даже не попыталась проникнуть в резиденцию Каримова. Она просто снимала дорогу. Но ее узбекская коллега уверена, что подобные запреты – это нормально».

«Далее был использован прием «Да ты на себя посмотри!». Зрителям показали кадры с дерущимися депутатами Рады. Тут узбекской журналистке можно напомнить, что в демократическом обществе всегда существуют различные точки зрения. Без драк, конечно, можно обойтись, но парламентарии из разных партий могут и обязаны вести дискуссии. Ненормально как раз, когда депутаты единогласно принимают очередной корявый закон», — отмечает Илья Варламов.

Общий вывод: Наталья Кравченко сделала правдивый репортаж, а Насиба Фахриддинова бесстыдно обслужила клиентуру.

Предварительный результат оказался совсем иным, нежели предполагали узбекские власти. Без их вмешательства сюжет увидели бы примерно 100 тысяч человек на Ютубе, плюс часть аудитории телеканала «Украина», и этим бы всё ограничилось. Но после сделанной ими бесплатной рекламы с ним пожелали ознакомиться еще десятки тысяч (только на «Эхе Москвы» около 72 тысяч просмотров). Остается лишь выразить им благодарность за оказанную услугу.

Алексей Волосевич